Квест длиною в год. Рабочего алгоритма, как выиграть, нет

Оценить
Квест длиною в год. Рабочего алгоритма, как выиграть, нет
20-й — очень долгий год. Нет, тут не поздравления с Новым годом и добрыми пожеланиями в наступающем. Год назад в нашу жизнь пришла болезнь под названием covid-19 и изменила мир. Но тогда так не казалось.

Денис Буланов

Да, вдруг много стали говорить о некоем китайском городе Ухань и о том, что госпитализирован местный житель с каким-то неведомым заболеванием. Казалось бы, нам ли, знавшим о СПИДе и Эболе, страшиться какого-то коронавируса?! Нам ли, пересмотревшим десятки фильмов по борьбе с эпидемиями, этого бояться? Ведь в них бравые учёные-блондинки с IQ на уровне космоса довольно-таки быстро находили противоядие и спасали мир.

В большей степени, правы оказались те, кто сравнивал эпидемию коронавируса не с подобными фильмами, а с теми, где происходил зомби-апокалипсис, превращающий Землю в мёртвый мир с редкими гетто-оазисами, в которых ютились выжившие.

Мир за эти 365 дней действительно изменился. Более того, произошло невероятное — изменились сами люди. Многие, из которых поняли, что «человек внезапно смертен» - не просто красивая цитата из «Мастера и Маргариты», а реальность.

Ленты соцсетей ежедневно вываливают фотографии чьих-то близких и знакомых с траурными ленточками. Разные. Молодые и пожилые, весёлые и грустные, верящие в ковид и ковид-диссиденты... Болезнь не щадит никого. Ни поборников ЗОЖа, ни тех, для кого весь ЗОЖ состоит в закусывании рюмки водки чем-нибудь вегетарианским. Но это больше реальность второй волны. Наших дней. Та, первая волна, когда ужасала цифра в двадцать заболевших в Саратовской области, граничила с паникой.

У меня где-то на Фейсбуке есть фотография абсолютно пустого в обе стороны проспекта Кирова. Так совпало, что в этот день толпы людей осаждали разнообразные администрации в надежде выбить заветный пропуск, дающий право свободного перемещения по городу.

Помню тогда, каждый день смотрел на Яндексе «индекс самоизоляции городов», выясняя, чьи жители ощущаю себя более бессмертными. Из этой же серии гнев Собянина на московских «шашлычников» — москвичей, массово вышедших в парки поесть мяса. Ну а как ещё отпраздновать майские праздники?!

А это милое приключение с поиском себе линз буду помнить, пожалуй, что всегда. Срочно понадобились линзы — одна порвалась. Но оптики были закрыты распоряжением каких-то гениев с Московской, 72. Поиск по знакомым торговцам линзами напоминал шпионский триллер с явками и паролями.

Ну и конечно та, наивная сегодня паника, связанная с отсутствием в аптеках масок и санитайзеров. Да, наивной она кажется сегодня, когда в аптеках нет антибиотиков, но хоть залейся санитайзером и обмотайся тысячью масок.

И хотя люди выяснили, что внезапно смертны, это все-таки мало на них повлияло. Сегодня, когда цифра количества заболевших летит в стратосферу, меньше людей на улицах не становится и смотреть на «индекс изоляции городов» - занятие бессмысленное. И дело не русском «авось пронесёт». Люди боятся. Но страх заболеть, даже ковидом, ничто перед страхом умереть с голоду, потеряв работу. Надо жить, а для этого многим необходимо выйти на улицу, сесть в общественный транспорт, проработать полный рабочий день в магазине, офисе или в цеху, среди других людей. И кто его там знает, от аллергии чихает Пётр Иванович за своим столом или уже нет. И отчего кашляет кассир в «Пятёрочке» — только что с перекура или он даже и в жизни ни разу не курил. В общем, сплошной квест на выживание. Причём стопроцентно рабочего алгоритма, как выиграть в него, нет.

Фонд общественное мнение в своих опросах фиксирует рост тревожности россиян. 1 ноября 61% опрошенных испытывали тревожное настроение. Всего на 3 пункта ниже пика середины апреля. Как раз тогда примерно были пустые улицы городов. Повышенная тревога — это показатель работы всей вертикали власти — от подножья, до скрывающейся где-то в облаках сакральной верховной власти. Коронавирус показал абсолютную неспособность власти разруливать ситуации чуть более сложные, чем обычно. И это, пожалуй, главный урок из этого долгого коронавирусного года.

И дисклеймер в окончании. Автор намеренно не упоминает остальные события 2020 года. Просто потому, что считает; этот год запомнится нашим потомкам (при условии, что человечество выживет) исключительно как год коронавируса. А не как год, когда «обнуления» Конституция», прошедшие скандальные выборы и прочие события. Которые вполне могли бы претендовать на звание «событие года». Но только не в долгий год коронавируса.