Комиссия для трансгендера. Часть 2.
А можете снять штаны?
Прошу прощения за перерыв, пандемия коронавируса внесла небольшие коррективы в мой проект о трансгендерности «Я трансформер». Днем брифинг минздрава, вечером оперативный штаб в правительстве, утром подсчет убитых и раненых. Несколько месяцев времени ни на что другое не оставалось.
Сейчас все немного устали от «короны»: брифинги в минздраве проводятся не каждый день, оперштаб перешел в закрытый режим - и я возвращаюсь к вам.

А тех, кто дочитает до конца, ждет бонус – я расскажу, как так вышло, что создательница Гарри Поттера недавно внезапно стала врагом трансгендеров, а вы сможете сделать вывод, была ли она права.
Краткое содержание предыдущих серий и новый вызов
В первой части своего расследования я сравнил государственную помощь, которую трансгендер может получить в Саратове, и коммерческую, за которой пришлось ехать в Самару. Я выяснил, что в Саратове по ОМС человек, заподозривший у себя трансгендерность, скорее всего, столкнется с грубостью медперсонала и препятствиями, на мой взгляд - искусственными.

Так, обратившегося за помощью направляют на стационарное обследование длительностью 21 день в психиатрическую больницу, что совершенно незаконно и имеет целью, по всей видимостью, не дать человеку получить необходимую помощь. В Самаре, напротив, процедура предельно упрощена: для получения направления на гормонотерапию мне оказалось достаточно пройти психиатра и сексолога.

Чтобы получить полное представление о российских комиссиях, я отправился в Москву. Это происходило еще до первых пандемийных «нерабочих дней», поэтому, читая этот текст, вы можете мысленно погрузиться в мир прошлого, до эпохи масок и санитайзеров.

В столице несколько частных клиник могут оказать услуги по сбору комиссии для людей с запросом на признание их трансгендерами. Я выбрал одну, с наиболее демократичным прайсом (традиционно не называю ее, так как соблюдаю закон о рекламе), и записался на прием.

С первого взгляда на перечень услуг, которые мне предложили, стало понятно, что клиника рассчитывает получить с меня сумму, сравнимую со средней провинциальной зарплатой. Что клиника предлагала взамен? Тщательность исследования. Не безопасность и уважение, а именно тщательность. Вдруг я недостаточно трансгендерен и недостоин гормональной терапии? Вдруг я передумаю?


Вопрос о том, может ли трансгендер «передумать» - не праздный. В мире известны случаи, когда люди после приема гормонов, а порой – и операций меняли мнения и совершали обратный переход или детранзишн.
Этому феномену посвящена, например, большая статья на портале Би-Би-Си. Она о двух девушках, которые прожили часть жизни как мужчины, а затем вернулись в приписанный от рождения гендер. Героини статьи тоже проходили консультации специалистов, и теперь обвиняют их в том, что те слишком легко их поддержали.

Окей, я побывал на самой трудной комиссии и готов рассказать, действительно ли это благо для пациента.
«Страшный» тест
Психологические тесты, которые нужно проходить на комиссии – притча во языцех для поколений российских трансгендеров. Я сам слышал о ней с тех пор, как стал интересоваться тем, как гармонизировать свои отношения со своим бренным телом – то есть где-то с 90-х я об этом великом обряде тестирования был весьма наслышан.

Когда-то я думал, что этот тест и есть самое главное действо во всей комиссии. Многие думают так до сих пор. Мне приходилось слышать, что люди перед комиссией специально готовятся к этим тестам. Тренируются. Боятся провалить.

Я на тестирование тоже шел не без трепета. Нужная мне справка у меня, конечно, уже есть. Но вдруг сейчас тест покажет, что я позер и не положена мне никакая гормонотерапия? Неприятно!

Приветливый психолог предложил мне запомнить и повторить бессвязный набор слов. Это не сильно отличается от обычной работы новостного репортера, поэтому я справился без труда. Затем похожие манипуляции нужно было проделать с цифрами. Дольше всего я возился с последним заданием – разложить карточки с картинками по тематическим кучкам: такого ни в правительстве, ни в думе проделывать еще не приходилось, сказалось отсутствие опыта.

После часа испытаний приветливый психолог сказал, что я справился хорошо. И тогда я наконец спросил: зачем? Зачем конкретно нужно это тестирование? Что мы выяснили о моем желании жить в другом гендере, пока я раскладывал карточки?

«Это чтобы понять, есть ли у вас поражение мозга, - ответил психолог. – Мало ли, вдруг есть».
Московская комиссия, как я понял, вообще крайне внимательна к тому, есть ли у обратившегося дырка в голове. Обязательной частью комиссионного исследования является ее снимок. Серьезно
Ты кто на клеточном уровне – мальчик или девочка?
Одно из исследований (также не дешевых), которые обязательно нужно пройти для московской комиссии — это исследование на кариотип. Кариотип показывает набор хромосом. Так, у «среднестатистического мужчины» 46 хромосом, из них две половые — X и Y, записывается это как 46, XY. У «среднестатистической женщины» - 46, XX. Однако существует множество иных вариантов кариотипа, с увеличением числа X или Y хромосом. Также известны случаи, когда кариотип не совпадает с акушерским полом. Человек может не подозревать об этой своей особенности долгие годы, а узнает о ней чаще всего во время обследований, которые проходит из-за трудностей с зачатием. Может ли быть так, что именно притаившаяся Y-хромосома подталкивает людей с женским акушерским полом к гендерному переходу? Вряд ли. Для чего тогда нужно определять кариотип трансгендера? Например, для того, чтобы по-другому обозначить его диагноз: на тактику хирургической или гормональной коррекции это не повлияет. То есть в реальности трансгендеру нет от этого исследования никакого прока. Кроме удовлетворения любопытства.

Я, например, пожалел денег, и кровь на кариотип сдавать не стал. Не знаю, какой я там, под микроскопом.

А теперь покажи, что в трусах
Вне зависимости от того, будет комиссионное исследование трансгендерности подробным и дорогим, или поверхностным и дешевым, оно должно быть безопасным. К сожалению, о той московской комиссии, которую проходил я, я этого сказать не могу.

Мне попадались свидетельства, что врач московской комиссии ни с того ни с сего может попросить показать, как выглядят ваши гениталии сейчас. Причем это врач-психиатр. Уместность такого рода исследования – под большим вопросом.

Прием у меня вел врач средних лет. Расслабленно-доброжелательный, он задавал примерно те же самые вопросы, которые уже были мне знакомы по комиссиям в Саратове и Самаре. А как прошло ваше детство. А когда вы решили, что вы трансгендер. А как складывается ваша личная жизнь сейчас. Признаюсь, мне показалось, что он не особенно слушает ответы, потому что следующие вопросы он иногда задавал до того, как я успевал ответить на предыдущие.

Под конец опроса он внезапно положил ручку, которой делал пометки в своих бумагах, и впервые глянул прямо на меня.

- Можете расстегнуть рубашку?
Ну ничего себе исследование. Что он рассчитывал увидеть? Мастэктомию я пока, к сожалению, не делал. Для заключения ему важно знать, какое я ношу белье? Топ спортивный ношу я, дорогой док. Удобная вещь. Я молча расстегнул две верхние пуговицы: вот, смотрите, док, «Найк», бежевого цвета. Если вам это актуально, рекомендую.
- А можете снять штаны?

Повисла неловкая пауза. Я застегнул рубашку.

- А зачем?
Еще одна пауза. Врач смотрел на меня, а потом резко рассмеялся.

- Ну нет так нет, - легко согласился он. – У эндокринолога все равно придется раздеваться, но он будет в белом халате, как положено.

Вот такой неприятный эпизод приключился со мной за мои же деньги. Моральной травмой это не назовешь, но все же я почувствовал себя настолько неуверенно, что не написал жалобу руководству клиники и даже самому врачу не сказал ни слова. А мог бы намекнуть - зря вы, уважаемый, так поступаете, неэтично это.

Как пациент я считаю, что исследование для выявления трансгендерности должно быть подробным, доступным и безопасным. Пройдя врачей трех комиссий – в Саратове, Самаре и Москве, я пришел к выводу, что на практике оно либо подробное, либо доступное и безопасное.

Комиссии с подробными исследованиями выглядят либо как пыточные, либо как деньговыжималки. В Саратове вас упекут в некомфортное закрытое учреждение на несуразно долгий срок. В Москве вы оставите клинике гигантскую сумму. Если ваше решение совершить гендерный переход неправильное, все эти трудности могут уберечь вас от ошибки. Однако в случае, если ваше решение правильное, но вам не хватает денег или храбрости, вы рискуете остаться без помощи. Поэтому если уж увеличивать количество обследований во избежание ошибки, то честнее будет обеспечивать их за счет ОМС.
Бонус!
Пока бушевал коронавирус, в англоязычном мире из-за трансгендерности запылала священная война. Создательница Гарри Поттера Джоан Роулинг в твиттере пошутила над заголовком одной статьи. Статья была посвящена проблеме нехватки гигиенических средств и называлась примерно так: «Сделаем мир после пандемии удобнее для людей с менструациями». И Роулинг посмеялась над редакцией – дескать, говорите «женщины», а не «люди с менструациями», не ломайте язык.

Может быть, дальше заголовка писательница статью не прочитала, потому что ее авторы не претендовали на то, чтобы сделать мир удобнее именно для всех женщин. Для этого нужно было бы устроить так, чтобы исчез стеклянный потолок, запрещенные для женщин профессии, домогательства, изнасилования и многое, многое другое. Ни о чем таком в статье речи не было. Создатели всего лишь рассказывали, как сделать так, чтобы у всех, кому нужны прокладки, была возможность их получить. Если бы авторы написали в заголовке «женщины», его смысл здорово пострадал бы.

Трансгендерные женщины и мужчины очень обиделись на леди Ро. Женщины – за то, что, если у них нет менструаций, то они, выходят, и не женщины вовсе? А мужчины – за то, что их без их на то согласия записали в женщины, ведь у т-мужчин в случае, если не сделать операцию по удалению матки, менструации могут случаться. Обидевшись, т-люди коллективно пришли в твиттер к писательнице и послали ее на четыре английские буквы (не одобряю этого поступка; я, например, хоть и был возмущен, нашел в себе силы сдержаться).

Роулинг не стала признаваться, что не читает новости дальше заголовка, а написала целый трансфобный манифест и позвала на помощь общественность. Некоторые участницы ссоры всерьез заявляют, что мировое транслобби хочет заменить слово женщина словом менструатор.

Холивар полыхает уже дольше, чем январские пожары в лесах Австралии, затягивая все новых участников и наблюдателей. Вот теперь и вы о нем знаете.

Продолжение следует
Текст – Анастасия Лухминская (Ник Лухминский)
Иллюстрации – Анастасия Писаренко
Верстка – Матвей Фляжников
Опубликовано – 02.09.2020