Завкафедрой юридической академии: «Состязательность мы понимаем по-российски»

30.01.2014, 15:23
Комментарии: 0
Просмотры: 659

Фото test.ssla.ru
Есть важная тема?
Сообщите дежурному редактору
сайта: [email protected]
Тел. (845-2) 27-31-18

По мнению заведующей кафедры уголовного процесса Саратовской государственной юридической академии Людмилы Никитиной, с начала 2000-х годов в России уголовно-процессуальная практика судов изменилась в сторону состязательности и либерализации.

Ученый прокомментировала законопроект депутата Госдумы Александра Ремезкова о введении в основы судебного процесса понятия «объективная истина».

«Закрепленная в статье 14 УПК РФ юридическая фикция презумпции невиновности, предполагающая толкование неустранимых сомнений в пользу обвиняемого, может быть применена лишь в случае невозможности достижения по делу объективной истины и только после принятия исчерпывающих мер к ее отысканию», - отмечал автор законопроекта.

Оговорившись, что с текстом законопроекта она не знакома, Никитина отметила, что проблема истины в судебном процессе ведется уже давно: «В 90-е годы обсуждались эти вопросы, и отошли от этой объективной истины, потому что сказали: «А зачем нам вообще объективная истина? Цель доказывания - принять решение, а насколько это решение будет соответствовать объективной действительности - это уже вопрос другой». Выступили по этому вопросу в 90-е годы многие практикующие юристы, председатели судов. Они ездили за границу, посмотрели как там, ведь там нет этой «истины». Посмотрели и сказали: «Мы свободны так же, как и они, от объективной истины».

«Считать ли объективную истину целью доказывания, или уйти от этого? Если это цель, то насколько это нарушает презумпцию невиновности...Ничего она не нарушает. Я считаю, что если законодатель сочтет возможным включить это в законы, то это дисциплинирует правоохранительные органы с тем, чтобы они работали целенаправленно, - отмечает ученый. - Ведь, что такое объективная истина? Это соответствие выводов суда и следствия об обстоятельствах расследуемого дела, о виновности лица. Вообще все итоговые решения должны быть истинными. Вот с этих позиций надо подходить».

Нититина подчеркнула, что, строго говоря, объективная истина и презумпция невиновности - разнопорядковые понятия, не противоречащие друг другу. При этом постановка достижения истины как цели потребует возвращение в УПК ряда норм еще из кодекса РСФСР.

«Например, обязанность суда, следователя, прокурора устанавливать все обстоятельства уголовного дела, устанавливать как отягчающие, так и смягчающие наказание обстоятельства. В этой цепочке раньше указаны были и суд, и прокурор, и следователь. Сейчас многие говорят, что надо это вернуть, так как остались только фрагменты норм, которые включены в другие статьи», - отметила она.

Также Людмила Васильевна выразила точку зрения на фразу о «фикции презумпции невиновности».

«Ну почему фикция-то? Презумпция невиновности сформулирована во многих международных документах, - отметила она. - Правда, в России переписали не все оттуда. У нас в 49-й статье Конституции это записано. Другой вопрос, сколько бы мы не написали, то все превратится в фикцию в руках исполнителя, если он этого не понимает и не хочет понимать. Улучшить норму статьи 14-й УПК можно, только надо подумать, в каком направлении. У нас в академии тоже этой проблемой занимаются».

Наконец, юрист высказалась об англо-американской доктрине чистой состязательности, по словам Ремезкова, «чуждой традиционному российскому уголовному процессу».

«Наша состязательность в том виде, в котором сейчас действуют суды, её основа положена решениями Конституционных судов, по УПК РСФСР еще. И не было там сформулировано понятие состязательности. К чему мы тяготеем? Конечно, у нас есть свои российские идеи. И состязательность мы понимаем по-российски», - заметила завкафедрой уголовного процесса, подчеркнув, что с начала 2000-х годов в России существенно изменилась понимание этого принципа.
Так, по её словам, ранее существовала жесткая установка о том, что судья не имеет права и не должен принимать решение о вызове дополнительных свидетелей, которые не указаны в обвинительном заключении, а также было очень жесткое отношение к недопустимым доказательствам. В качестве примера Людмила Васильевна привела случай, когда судья в Саратове из пяти томов дела четыре тома признала недопустимыми доказательствами».

«Сейчас ситуация смягчилась в этом отношении. Не столь жестко теперь относятся к этому судьи. Они имеют право вызывать свидетеля с целью проверки, так как суд должен иметь доступ к доказательствам, - подчеркнула Никитина. - А это уже сфера поиска истины. И при этом изменения идут в сторону состязательности, либерализации».

Реклама
Оцените новость
0
Новости партнеров
Loading...
33 (447)
от 19
сентября
2017
ЧИТАТЬ СВЕЖИЙ НОМЕР В PDF архив
1
Дольщики – тяжкая доля Радаева
Новому (с 10 сентября с. г.) губернатору от прежней власти (до 10 сентября с. г.) досталось незавидное наследие.
4
Вот и началось
Свершилось: Дмитрий Аяцков больше не сможет называть себя единственным всенародно выбранным губернатором. Первым – сможет, единственным – нет. Вторым «всенародно избранным» стал Валерий Радаев.
1
«Ровное и арбуз – экологический союз»
Под таким девизом прошел VII ежегодный арбузный парад-карнавал, приуроченный к 250-летию Ровного.
1
По итогам выборов 10 сентября 2017 г...
В Саратовской области на выборах главы региона явка составила 54,8%. Это второй показатель в стране после Мордовии (82,01%).
1
Не отчаивайтесь, самое главное
Губернатор «успокоил» обманутых дольщиков, срок достройки домов которых не просматривается.

>> ВАШЕ МНЕНИЕ
архив

Считаете ли вы дело режиссера Кирилла Серебренникова политически мотивированным?
Проголосовало: 1210
Реклама


>> ЦИТАТА
архив

Политик Алексей Навальный о России, где президентом стал он
Полная версия интервью

>> СОЦСЕТИ