Черная метка. Спикер ГД Володин и прокурор области Филипенко раскритиковали саратовских строителей

Оценить
Черная метка. Спикер ГД Володин и прокурор области Филипенко раскритиковали саратовских строителей
Как ощущает себя в этой ситуации губернатор Радаев? Критика сразу нескольких министерств, обвинение их в коррупции — это удар по нему.

Как-то все получилось согласованно. Сначала секретарь Совета безопасности России Николай  Патрушев заявил ТАСС, что призывает глав субъектов РФ не допускать к исполнению государственных и муниципальных контрактов подрядчиков, у которых недостаточно производственных мощностей и рабочей силы. По его мнению, такие фирмы «преследуют цели необоснованного получения прибыли».

По информации секретаря Совбеза, из почти 12 тысяч госконтрактов, заключенных в Приволжском федеральном округе, более 3 тысячи находятся в зоне риска. В числе регионов, где отмечены наибольшие риски, названа Саратовская область. «Надо принять превентивные меры, усилить контроль над использованием бюджетных средств и не допустить хищений при реализации национальных проектов», - сказал Николай Патрушев.

Следом спикер Госдумы и, отметим, союзник Патрушева в больших политических играх, Вячеслав Володин раскрыл тему применительно к своей родной области. Он выступил на своей странице volodin.saratov в Instagram.

Володин подчеркнул, что на реализацию более 20 проектов в социальной сфере было выделено более 20 миллиардов рублей. Традиционно эти средства в области называют «володинскими деньгами», хотя по факту в большей части это средства федерального бюджета. Володин вслед за Патрушевым развил тему выигрыша тендеров на строительство организациями, не имеющими достаточных мощностей и рабочей силы.

«Но с чем мы сейчас сталкиваемся? Во-первых, очень много серых схем и людей, которые работают на этих стройках, не оформляют в штат организаций, занижают заработную плату, уходят на «минималку». Хочется также сказать о том, что отчисления в бюджет вот с этих объектов практически никакого. В этой связи было бы правильно правоохранительным органам, правительству Саратовской области изучить этот вопрос...

Эти проекты могли бы компенсировать выпадающие доходы в связи с остановкой работы в сфере услуг, малого и среднего предпринимательства. У нас получается, что деньги уходят кому-то просто в карман. Через серые схемы, через отмывания, через неуплату налогов кто-то свое состояние увеличивает многократно, а от этого страдают люди, потому что им официально не оплачивают работу. Я надеюсь, те, кто должен заниматься контрольно-надзорной деятельностью, финансовой деятельностью - это в том числе и контроль в области налогов - сделают все для того, чтобы все встало на свои места».

Свою «пару слов» вставил и госдеп Николай Панков, чутко реагирующий на все начинания своего шефа: «…существуют схемы ухода от налогов мелкими организациями. Теми, кого Минстрой боится признать недобросовестным исполнителем. Это видно и по другой направленности. Более полгода не могут принять закон запрещающий строительство многоэтажек. Причем в саботаже принимают не только строители. Но и те, кто должен отстаивать интересы жителей» (стиль и пунктуация автора сохранены).

Некоторые обозреватели – знатоки саратовских реалий, предположили, что гнев единороссов традиционно вызван тем, что финансовые потоки распределяются не так, как им хотелось бы. И действительно такое бывало уже не раз, достаточно вспомнить «дело главврачей». Мол, Патрушев со своего Олимпа выступил против воровства вообще, а на местах уже воспользовались ситуацией.

Недостающую конкретику ситуации придал прокурор области Сергей Филипенко. В большем интервью «Коммерсанту» он катком прошелся по местной власти.

Прокуратура выявила нарушения при выплате медикам надбавок за работу с зараженными коронавирусом пациентами. Заодно отметила нарушения при закупке медицинской техники и средств индивидуальной защиты – так называемых золотых масок. И в целом к областному министерству здравоохранения у прокуратуры «масса вопросов».

Немало вопросов и к другим министерствам. К минстрою по нарушениям при строительстве поселка Солнечный-2.  «Надо понимать, что нарушения в Солнечном-2 стали возможны при отсутствии контроля со стороны регионального правительства», - подчеркнул Сергей Филипенко.

Одними из часто выявляемых нарушений он назвал «участие в многомиллиардных бюджетных контрактах коммерческих структур, не имеющих достаточных собственных людских и материальных ресурсов для их исполнения». То есть, ровно то же самое, о чем говорили Патрушев и Володин. Конечно, возникает вопрос, как могла возникнуть такая согласованность. Спикеры договорились заранее? Второй вариант: газетное интервью готовится и согласовывается достаточно долго. Не могли ли другие критики саратовских застройщиков просто перехватить инициативу?

Но вернемся к выступлению прокурора. Он подробно рассказал о конфликте интересов и в саратовском дорожном ведомстве. Суть в том, что фирма, где учредителем была дочь министра, постоянно выигрывала госконтракты на ремонт дорог. Сейчас Николай Чуриков уже покинул министерское кресло, так же, как и министр строительства времен Солнечного-2 Дмитрий Тепин.

Но деятельность саратовских строителей все равно находится под пристальным вниманием прокуратуры. Например, недавнее начинание – строительство инфекционной больницы. «Под ним (строительным объектом –П.Н.) даже не сформирован земельный участок, и строительная компания просто вышла в поле, вырыла котлован, начала заливать фундамент, не разработав проект и не получив абсолютно никаких разрешений. А поскольку строительной документации нет в принципе, возникает закономерный вопрос и о будущей безопасности нахождения в таком медцентре пациентов и врачей».

О странностях при строительстве инфекционной больницы мы уже писали.  И о том, что стройка началась без документации: проект был обещан к 20 мая, но его до сих пор нет. И о том, что непонятно, где искать средства – пока не хватает полутора миллиардов на саму стройку и около миллиарда на оборудование. Уже появились (непроверенные, правда, сообщения), что деньги стали собирать с бюджетников традиционным – добровольно-принудительным способом. И самое главное: почему был выбран именно этот вариант.

 

Фото saratov.gov.ru
Фото saratov.gov.ru

 

В других регионах, где, так же, как и у нас, была разрушена система инфекционных больничных учреждений, обратились в Минобороны. Армия уже строит шестнадцать инфекционных госпиталей в регионах РФ, а недавно военные строители начали строительство еще четырех – в Дагестане. Наше объяснение ситуации: саратовские строители просто захотели хорошо заработать на этом объекте, а быть субподрядчиками у армии не хотят. Но денег может элементарно не хватить.

И еще интересный вопрос – как ощущает себя в этой ситуации губернатор Радаев? Ведь по сути, критика сразу нескольких министерств, практически обвинение их в коррупции – это удар по нему.

Кроме того, эксперты пишут, что деятельность губернаторов будет рассматриваться на предмет их эффективности по окончанию пандемии. Какие здесь успехи у саратовского губернатора? Да никаких, он от борьбы с инфекцией фактически устранился, перепоручив руководство штабом своему заместителю. Не знаем, кто ему посоветовал так поступить, но ни в одном регионе России ни один руководитель так не поступил. А тут еще надо как минимум два с половиной миллиарда где-то искать на строительство инфекционного центра. Да, положение хуже губернаторского, хотя изначально этот термин из  коневодства. Но сходства есть.