Заседание по делу Лысенко продолжается без Виктора Паршуткина

16.01.2014, 12:23
Комментарии: 0
Просмотры: 1039

После безуспешных попыток связаться с адвокатом Виктором Паршуткиным председательствующий судья, с учетом мнений участников процесса, принял решение о продолжении прений. Адвокат Владимир Сенюков продолжил свое выступление. Сегодня он перешел к эпизоду похищения Александра Пронина, который вменяется в вину его подзащитному Казбеку Ахильгову.

Защитник заявил, что в выступлениях гособвинителей не прозвучало обвинение предъявленное Ахильгову, а именно похищение человека, применение к нему насилия не опасного для жизни с применением предметов, использованных в качестве оружия. По словам Сенюкова, Пронин был осужден и отбыл наказание за нападение на Ахильгова, поэтому у него есть мотивы для сгущения красок.

Сразу после похищения Пронин не обратился в правоохранительные органы с заявлением. Его сожительница, видевшая похищение с балкона, также не заявляла в полицию, хотя у нее была такая возможность. Защитник предположил, что, возможно, она не видела ничего такого, из-за чего нужно было бы вызывать полицию.

Пронин после осуждения писал заявления о том, что его похищали, но там не говорилось ни слова о том, что от него требовали рассказать про Самородова. Также в заявлении фигурировали только лица, которые были потерпевшими по его делу. Среди них был сотрудник ГИБДД Андросов. По словам Пронина, человек в форме сотрудника полиции сидел на переднем пассажирском сидении в машине, в которой его везли. По мнению защитника, Пронин не видел тех лиц, которые его похищали.

На видеозаписи проверки показаний на месте подсудимый Горшенин назвал лиц, которые собрались, чтобы ехать к Пронину, но среди них он не назвал Ахильгова. Тогда следователь перечислил всех предполагаемых участников, добавив к названным Горшениным фамилию Ахильгова. После все по словам Горшенина поехали к мечети, но видеозапись возобновилась возле бани. Каким образом они там оказались, если обвиняемый говорит, что нужно ехать в другое место – большой вопрос, считает Сенюков.

Также о том, что Ахильгов отсутствовал в момент, когда Пронина сажали в машину, говорит и подсудимый Алибеков. В обвинительном заключении говорится, что Ахильгов с его согласия был включен в банду Нефедова в период с 1999 по 2003 года. Однако ни где не говорится когда это было сделано и каким образом. Об этом не говорят ни сам Ахильгов, ни Нефедов. Об оружии, имевшимся у банды Нефедова ни говорит не один из членов «банды», об этом известно только лицам, не включенным в состав банды. Из всех подсудимых об оружии рассказывает только Олег Гутиев.

Ахильгов также не мог заводить Пронина в дом к Татаренкову лишь по той причине, что Татаренков был знакомым Ахильгова, остальные его не знали. Именно Ахильгов звонил к нему в дверь, здоровался с ним и разговаривал. И уже мимо разговаривающих Ахильгова и Татарнекова завели Пронина. Об этом говорят и Гошенин, и хозяин дома Дамир Татаренков, и даже Нефедов.

Когда Ахильгов увидел, что происходит в доме, он растерялся. Это вполне естественно для молодого человека. Он не знал, что делать в такой ситуации и вышел. Это подтвердил Нефедов в зале суда. «Прокурор призывал вас верить Нефедову, и я прошу о том же», - обратился к присяжным Владимир Сенюков.

Ахильгов не знал о намерениях Нефедова вымогать у Пронина деньги, так как ему об этом никто не сказал, считает защитник. Доказательств обратного прокурор не предоставил. Ахильгова не предупредили, что будет происходить что-то противоправное, а значит нельзя называть имен. Он называл хозяина дома по имени, тот назвал его Казбеком. Это имя услышал Пронин, после чего возле рынка «Анапа-22» Самородов подошел к нему и спросил: «Ты что ли Казбек?», а затем выстрелил в него. До этого Ахильгов никогда не видел Самородова, но поплатился за свою неосведомленность.

У подсудимых были возможности продолжать удерживать Пронина и добиться от него исполнения своих требований, но они его добровольно отпускают. Пронин не отдал им 20 тысяч долларов и не рассказал о нахождении Самородова. Хотя Нефедов умеет добиваться признаний, что доказывает то, как он похитил Сочана и записал на видео его признание. А Сочан, даже выступая в суде производил гораздо более серьезное впечатление, нежели Пронин.

Ахильгов не отрезал пальца Пронину. Об этом говорит и сам Пронин. Он на допросах называет сначала Алибекова, потом меняет показания и указывает на Беликова. Об этом было известно обвинению, но в отношении него все равно применили меру пресечения в виде заключения под стражу.

Реклама
Оцените новость
0
Новости партнеров
Loading...
18 (432)
от 23
мая
2017
ЧИТАТЬ СВЕЖИЙ НОМЕР В PDF архив
1
Хвост, чешуя – дело государственное
Чем больше рыбы, тем крепче продовольственная уверенность.
Наше трезвое счастье
Неожиданно подумал, что знаменитый указ от 16 мая сейчас помнят только пятидесятилетние россияне и, понятное дело, те, кто старше. А ведь кажется, еще вчера только было.
Фронт пошел на бой с мусором
В Саратове состоялся рейд по несанкционированным свалкам.
Размытые тайны прошлого
История маленького села в большой стране.
Хотели 27 миллиардов, а получили в 10 раз меньше
Новый механизм льготного кредитования заработал не для всех.
Реклама


>> ЦИТАТА
архив

Политик Алексей Навальный о России, где президентом стал он
Полная версия интервью

>> СОЦСЕТИ