Пациентка саратовского ковид-госпиталя в бывшем третьем роддоме: «Лежим в родилке. Очень страшно. Врачей жалко до слёз»

Оценить
Пациентка саратовского ковид-госпиталя в бывшем третьем роддоме: «Лежим в родилке. Очень страшно. Врачей жалко до слёз»
С редакцией «Свободных» связалась пациентка госпиталя для заболевших новой коронавирусной инфекцией и рассказала о том, в каких условиях лежат пациенты и работают врачи. Женщина попросила сохранить её анонимность.

Болезнь. Начало

Заболела я на прошлой неделе, в среду, 22 апреля. Накатила внезапная слабость. Сил нет, лежу, как квашня, хотя с давлением все нормально. Решила измерить температуру – 37,5. Для меня это удивительно, потому что при ОРВИ у меня температуры никогда не бывает.

Конечно, тут же написала знакомому со «скорой». Он посоветовал пить противовирусное и следить за состоянием. Если к утру улучшений не будет, вызвать участкового врача.

Утром легче мне не стало, и я сделала вызов. Врач пришла – защитного костюма у нее не было, была одноразовая маска, слегка закрывавшая рот. Осмотрела меня, выписала свечи виферон и парацетамол. Велела начинать пить антибиотики, если лучше не станет. А если и антибиотики не подействуют, то вызывать скорую и сдаваться врачам.

Конечно, я ее спросила насчет теста на коронавирус. Врач по телефону спросила про тесты у начальства. Ей ответили, что тестов нет. «Даже для нас тестов нет, - пожаловалась она. – Мы ходим, контактируем, а нас никто не проверяет. Говорят – тестов нет. Хотя по телевизору сказали, что их хватает».

В пятницу вечером я стала принимать назначенный мне антибиотик, но к воскресенью к температуре, которая не спадала все эти дни, добавилось неприятное чувство в груди: как будто я долго-долго кашляла, и у меня от этого внутри всё раздирает и болит. Стало невозможно вздохнуть полной грудью – я и хочу, а у меня не получается. Тогда я решила вызвать скорую помощь.

Карета скорой помощи приехала минут через 30-40. Приехал молодой мальчик – не знаю, врач или фельдшер. На нем халатик одноразовый, кепочка, одноразовая маска и пластиковые очки. Забрали меня в больницу.

Госпиталь

Привезли меня в бывший третий роддом. Стали принимать. Давление померили, кровь взяли. В приемном все в защитных костюмах. Но, мне кажется, они и сами не очень понимают, что надо делать. Хотели измерить кислород в крови, но пульсоксиметры у них все детские. Так и не измерили, в общем.

Врач, которая меня ведёт – молоденькая неонатолог. О том, что компьютерную томографию мне тут не сделают, потому что у них томографа нет, она сказала со слезами на глазах. Но рентген, сказали, сделают.

Подняли меня на третий этаж, в палату, которая рассчитана на двух человек. Пообещали, что ко мне никого не подселят. Правда, в первую же ночь у меня побывало двое соседей. Сначала одну привели, но она пробыла недолго. Её почти сразу перевели в другую палату. Потом в два часа ночи подселили другую женщину. Она была в маске, конечно, но всю ночь ужасно кашляла.

Соседка рассказала, что лежала в шестой горбольнице – то ли на обследовании, то ли с каким-то хроническим заболеванием. Пациенты там стали валом заболевать ОРВИ. И её отправили домой – сказали – у тебя иммунитет крепкий, выдержишь. Но она дней десять или двенадцать провалялась дома с кашлем и температурой, а потом всё-таки вызвала скорую. Причем ее привезли сюда часов в шесть вечера, а в палату она попала только в два часа ночи. Потому что скорые, действительно, стоят в очереди в приемник.

В семь утра мою соседку увели. А утренняя смена очень удивилась, когда узнала, что ко мне подселяли другого пациента.

Третий этаж считается «грязной» зоной. Пациенты между собой не контактируют.

Врачи работают с нами в защитных костюмах. Но экипированы по-разному: одни ходят в масках по типу противогаза, другие в пластиковых очках, а маски у них самодельные, марлевые. 

Еду нам приносят в одноразовой посуде. Но туалет, как ни странно, у всех общий. Может быть, только в нашем крыле так. Может быть, в настоящих палатах туалеты индивидуальные. А моя палата – это бывшая ординаторская. На двери даже табличка осталась. А дальше по коридору есть акушерская. В ней тоже кто-то лежит.

Передачи для пациентов принимают. У меня есть хроническое заболевание. Лекарство, которое мне жизненно необходимо, мне нужно принимать ежедневно. В спешке я забыла взять его с собой. Просила потом мужа передать мне запас. Он привез. Мужа, кстати, на коронавирус не проверяли, как и свекровь, которая живет с нами. А вот к сыну с тестом пришли. Может быть, потому что он формально еще ребенок. А может быть потому, что у него астма.

У меня мазок на коронавирус взяли только через сутки после поступления. До этого просто кормили, измеряли температуру и кололи антибиотик. Тогда же через сутки меня отвели на рентген. Видимо, тут никогда не было рентген-кабинета. И рентген аппарат у них передвижной - такая палка на колесиках. Я с пленкой прижималась к стене, чтобы меня «сфотографировали». Рентген-кабинет находится на первом этаже. Нас туда водят через приемное отделение, куда привозят новеньких. Ни мы, ни врачи, конечно, по дороге не переодеваемся. Чем и с кем я тут «переопылюсь», мне даже представить страшно.

Температуру нам измеряют «пистолетами» - бесконтактными термометрами. Они почему-то все время показывают 36.6. Мой домашний градусник показывает мои прежние 37.5, а у моей новой соседки температура выше 38 градусов, но «пистолет» каждый раз выдает ей норму.

На вторые сутки в госпитале меня перевели на первый этаж, в общую палату – бывшую «родилку». Нас в этой «родилке» четверо. Сказали, что первый тест на ковид пришел отрицательный. Теперь я лежу в зоне, которая по словам медиков – «чистая». Но санитарки к нам приходят из приемного отделения – приносят нам еду, делают уборку. У них на спинах поверх костюмов так и написано «приемное». Мне кажется, они по дороге к нам из приемного нигде не переодеваются в чистое.

Врачи прибегают к нам на этаж из реанимации, где много «тяжелых», чтобы отдохнуть. На рентген моих соседок по-прежнему водят через «приемник». Я сомневаюсь, что можно хоть как-то говорить о «чистоте» нашего этажа.

Результатов рентгена мне добиться так и не удалось. Что там на снимках, мне неизвестно. Есть у меня пневмония, нет – я до сих пор не знаю. Здесь, в «чистой зоне» мне лежать еще дней десять. И еще дважды сдавать тест на ковид. С подобной организацией мой третий тест вполне может оказаться положительным. И мне от этого очень страшно. 

При этом врачи здесь все хорошие, добрые, очень отзывчивые. Видно, что они стараются. Просто они заточены роды принимать и детей выхаживать. А не лечить инфекционных больных. И мне их всех так жалко, просто до слез.

Я до сих пор не знаю, где я могла подхватить болячку. Может быть, когда ходила лечить заболевший зуб? Пожалуйста, берегите себя все. Не выходите на улицу.

P.S. Пока шла работа над текстом, пришли результаты рентген-обследования нашей героини. На снимках: левостороннее воспаление легких.

Обновлено в 13:43 02.05.2020

В минздраве региона отреагировали на эту публикацию. Официальный представитель министерства Александр Колоколов просил напомнить:

Медицинские учреждения, оказывающие помощь больным с новой коронавирусной инфекцией и подозрением на нее, работают в штатном режиме, имеется необходимый запас медикаментов и средств индивидуальной защиты, в том числе специфических. Он постоянно пополняется. В условиях ограничительных мер в учреждениях соблюдается соответствующий санитарно-эпидемиологический режим, разведены потоки больных, обеспечена изоляция пациентов с подтвержденным COVID-19. Вопросы и пожелания пациентов, связанные с оказанием медицинской помощи, а также условиями пребывания в медучреждении, можно адресовать представителям администрации ЛПУ любыми доступными каналами связи - через лечащего врача, заведующего отделением, по телефону, через социальные сети и т.д. Также обращения готовы рассматривать в министерстве здравоохранения области (телефон горячей линии 8(845-2) 67-06-22, 67-07-02, интернет-приемная, официальные аккаунты минздрава области в социальных сетях).