Коронавирусная травля в Балашове

Оценить
Коронавирусная травля в Балашове
Жителя Балашова и его беременную жену «затравили» в социальных сетях за распространение коронавируса. Их фамилии и адрес кто-то слил в сеть. Правда, результаты их тестов оказались отрицательными.

Но ответственности за разглашение данных так никто и не понёс. Зато главу семьи уже привлекли к суду за нарушение самоизоляции.

Окрестили заболевшими

18 марта Михаил Гоголев, его жена Василиса и их дочь вернулись с отдыха в Турции в Москву. 19 марта семья приехала в Балашов. На тот момент Турция не считалась опасной страной по распространению коронавируса – на всю страну было зарегистрировано 98 заболевших и один умерший.

 
 

Гоголевы, как положено, предупредили о своем возвращении поликлинику, женскую консультацию, где наблюдается беременная Василиса, и детский сад дочери. Ушли на добровольную самоизоляцию, редко выбираясь в магазин за продуктами или подальше от города в лес, чтобы пятилетняя дочь и беременная жена Михаила могли подышать свежим воздухом.

Тесты на коронавирус у всех членов семьи взяли только 27 марта, тогда же вручили и предписание о самоизоляции с 18 по 31 марта.

Второго апреля сайт «Балашовер» со ссылкой на анонимный источник публикует информацию о том, что в городе подтвержден первый случай коронавируса. В комментариях под новостью кто-то выкладывает адрес семьи Гоголевых и имя-фамилию жены Михаила.

- Утром второго апреля мне звонит мой арендодатель – женщина, у которой я снимаю квартиру, и начинает интересоваться моим здоровьем, - рассказывает Михаил. – На вопрос – почему вы беспокоитесь? – отвечает: управляющий нашей УК сделал рассылку по общедомовому чату, что у моей жены, Василисы Гоголевой, подтвержденный коронавирус. Хотя с моей семьей на тот момент вообще никто по этому поводу не связывался – ни врачи, ни Роспотребнадзор. Никто. Потом появляется статья на «Балашовере», в комментариях пишут наш адрес и фамилию. И начинается настоящая травля: убить, сжечь, зарезать!

Попытки поговорить с редакцией ресурса и убрать хотя бы комментарии с адресом, по словам Михаила, ничего не дают. Попытки выяснить в областном минздраве, Роспотребнадзоре и в местной медсанчасти, пришли ли результаты теста на коронавирус и какие они, – ничего не дают тоже.

- Близкие начали бояться не только за нас, но и нас, соседи стали шушукаться, - вспоминает Михаил. – Я вынужден был спрятать машину и закрыться дома, чтобы разъяренные горожане не попортили мне имущество. В связи с открытой угрозой жизни в интернете, я реально начал переживать за здоровье и жизнь своих членов семьи.

А в половине шестого вечера в тот же день ко мне пришли представители местного Роспотребнадзора и изолировали нас уже принудительно. Результаты тестов в тот момент, правда, так и не сообщили.

Внезапный карантин

Так семья Гоголевых оказывается во внезапной изоляции. Вместе с ними по предписанию – как говорит Михаил – сажают на карантин и их старших родственников – родителей Василисы и родителей самого Михаила.

- Мало того, что нас упекли в карантин, так еще и жену хотели госпитализировать в инфекционную больницу! – вспоминает Гоголев. – Здоровую беременную женщину, без признаков ОРВИ хотели увезти в отделение, где процентов 70, наверное, лежит с пневмонией. Но я не дал. Мы написали отказ от госпитализации и закрылись дома.

Несколько дней Михаил и его семья сидели в принудительном карантине, не имея возможности даже пополнить запас продуктов. Два дня Гоголев пытался подать заявление в полицию, чтобы правоохранительные органы выяснили, кто слил их персональные данные в Сеть. Кто приложил к этому руку в Роспотребнадзоре. Почему именно его жену обвинили в распространении коронавируса, если официальных результатов все еще не было. Полиция, по словам Михаила, отказывалась приходить к Гоголевым домой, опасаясь заражения. Отказывалась принимать заявление.

- Меня травят, в МВД меня не защищают, Роспотребнадзор никакого ответа не дает, - вспоминает Гоголев. – В минздраве никакой поддержки и помощи нет. При этом элементарно никто не может помочь ни еды принести, ни мусор вынести – нет никакой социальной помощи. Мы отрезаны, изолированы от внешнего мира. А те, кого бы я мог попросить принести еды, просто нас боятся. На фоне этой дезинформации нас боится весь город! 

От отчаяния Михаил написал про свою ситуацию всем, кому мог – федеральным СМИ, политическим партиям, блогерам. Откликнулись только коммунисты. 

Семья Гоголевых. Фото Instagram

Никто никого не ищет

Депутат Совета муниципального образования город Балашов Александр Мякишев взялся помогать Гоголевым. Он сделал депутатские запросы в полицию, прокуратуру, главе города и в управление Роспотребнадзора.

- На сегодня у меня на руках два ответа: от главы города Балашов и от полиции, - объясняет Мякишев. – Глава пишет, что вопрос слива данных в Сеть не в его компетенции, поскольку сайт «Балашовер» как СМИ не зарегистрирован. МВД отвечает, что никаких проблем с принятием заявления от Гоголева у них не было. Ждём ответ от прокуратуры. И если прокуроры не увидят там причины для реагирования, будем делать запросы в областную прокуратуру и дальше.

С ресурсом «Балашовер», считает Мякишев, общаться бесполезно: комментарии они модерируют на предмет мата – такое удаляют. А вот адрес и фамилия семьи из комментариев на момент обращения Михаила к коммунистам в комментариях всё ещё оставались не затертыми.

- Есть мнение, что надо публиковать адреса, по которым проживают зараженные коронавирусом люди, это якобы лучше поможет соблюдать самоизоляцию, а при необходимости и карантин, - говорит балашовский депутат. – Но мне кажется, что наше общество к такому пока не готово. И дело не в том, что люди у нас какие-то не такие. Просто у них нет уверенности в том, что им окажут достаточную медицинскую помощь. Еще Наталья Мазина (министр здравоохранения на тот период – ред.) говорила, что в Балашове ни одна больница не готова к приему коронавирусных больных. Человек заболеет, ему куда? Конечно, это вызывает страх. Именно поэтому публиковать данные заболевших не стоит. Но опять же в ситуации с Михаилом и его семьей всё по-другому. Официально результаты тестов не объявили даже семье. А их уже прополоскали по всему городу! Это ситуация вопиющая! Так быть не должно.

Тесты отрицательные, но это не помогает

Шестого апреля Михаил вместе с семьей выехал в магазин. Утром ему позвонил представитель Роспотребнадзора и сообщил, что результаты теста на коронавирус у их семьи отрицательные. И что они могут прервать изоляцию. Правда, на тот момент никаких документов на руки семье пока не выдали.

- Пока все против меня, - говорит Михаил. – Полиция ведет политику двойных стандартов. Меня они защищать не хотят, дело по моему заявлению не двигается. А против меня работают. Кто-то из соседей написал на меня «донос»: якобы я нарушил карантин. Меня хотели оштрафовать, привлекли к суду. В суд я, кстати, попал по чистой случайности. Никаких извещений мне не приносили. Я обнаружил пропущенный вызов, перезвонил. Оказалось, это звонили из суда. Сказали, что заседание по моему делу состоится во вторник, 21 апреля: «Но вы можете не приходить». А я пришел. Пришел и доказал с документами в руках, что я ничего не нарушал. Суд принял мою сторону. Но вот решения я пока на руки получить не могу.

Травля за коронавирус…

…явление, увы, повсеместное. В Брянске досталось пастору церкви «Пробуждение» и его семье. В Иркутске травле подверглась семья, у которой ребенок оказался заражен новым коронавирусом.

Но то были реальные случаи заражения, что, конечно, не оправдывает тех, кто эти семьи травит. Здесь даже официальные данные областного оперативного штаба подтверждают версию Михаила Гоголева.

На второе апреля в Саратовской области было зарегистрировано всего 15 заболевших. Среди зараженных жителей Балашовского района нет.

Даже если мы возьмем карту распространения коронавируса по региону за 11 апреля, мы увидим, что даже 11 апреля Балашовский район чист – в нем не зарегистрировано ни одного заражения.

Почему официальный сайт муниципального района еще второго апреля опубликовал новость о подтвержденном случае в их городе, а «Балашовер» сделал перепечатку со скриншотом – остается загадкой.

Михаилу и его семье до сих пор никто не принес извинений за вынужденный карантин, за  травлю, последствия которой семья разгребает до сих пор, за испорченную репутацию. 

Анализ Гоголева Михаила
Анализ Гоголевой Василисы

Мы будем следить за развитием ситуации.