«Извини, но ты умер в Саратове». Могут ли саратовцы сэкономить на похоронах, выбрав крематорий?

Оценить
«Извини, но ты умер в Саратове». Могут ли саратовцы сэкономить на похоронах, выбрав крематорий?
Тема постройки в Саратове крематория актуальна с 1980-х, но дальше дискуссий дело не заходит. «Свободные» решили не дожидаться очередного обсуждения этой темы депутатами и бизнесом и узнали, насколько легко саратовцу быть кремированным после смерти.

Отношение к кремации – из крайности в крайность

Тема кремации умерших очень непроста для нашей страны. До Октябрьской революции в России кремация была под строгим запретом – в стране с преобладающим православным населением и сильными религиозными традициями такой способ захоронения был совершенно неприемлем.

После того, как большевики пришли к власти в стране, отношение к «огненному погребению» радикально меняется – в 1919 году Ленин подписывает декрет о предпочтительности кремации умерших, а уже в 1920 году, когда все еще шла Гражданская война, в Петрограде открылся первый гражданский крематорий.

Многие знаковые для ранней советской эпохи личности заранее завещали себя кремировать, например, Маяковский, Киров, Чкалов и Максим Горький. Вплоть до падения советской власти кремировали высокопоставленных советских политиков, например, членов политбюро ЦК КПСС, а урны с их прахом помещали в кремлевской стене.

К третьему десятилетию XXI века россияне теоретически вольны выбирать себе способ погребения сами, без давления со стороны церкви или государства. И многие, особенно жители крупных городов, интересуются возможностью кремации своего тела после смерти.

Причин этому немало – кремация небезосновательно считается более экономным способом погребения, она особенно популярна в развитых странах, мест на кладбищах становится все меньше, а сам их вид отталкивает. Наконец, многие считают огненное захоронение эстетичнее и культурнее захоронения в земле.

 

Как кремируют сегодня? Правда ли это дешевле традиционных похорон?

Сейчас в России действует 26 крематориев. В столицах и нескольких крупных городах Сибири (например, Новосибирске и Норильске) кремация начала вытеснять традиционное захоронение в землю, уже сейчас там кремируют более 60 процентов умерших.

Помимо названных Москвы, Санкт-Петербурга, Норильска и Новосибирска, крематории действуют в Волгограде, Владивостоке, Симферополе – всего в 22 городах страны. Саратова в их числе нет, так что жители нашего города, чьи родственники завещали кремировать себя после смерти, вынуждены выбирать между ближайшими к нашему городу крематориями – Нижегородским (650 км от Саратова), Волгоградским (350 км) и крупнейшим в Европе Николо-Архангельским, расположенным в подмосковной Балашихе (900 км от Саратова). Именно такие три альтернативы предлагает большинство ритуальных агентств нашего города.

Во всех трех сама процедура кремации проводится примерно одинаково: родственники умершего договариваются через ритуальное агентство с крематорием, заказывают катафалк, покупают гроб и одежду для покойного. Кстати, сожжение тела производится вместе с самим гробом.

Ритуальные компании города оценивают самую бюджетную кремацию в 42000 рублей. Стандартное захоронение по минимальному тарифу обойдется примерно в 19000 рублей. Конечно, стоит учитывать, что в самом Саратове крематория нет и самая серьезная трата в смете – катафалк и транспортировка гроба с телом покойного до крематория.

Некоторые ритуальные агентства на своих сайтах уверяют, что после получения урны с прахом с ней можно будет сделать что угодно, совсем как в фильмах. На самом деле, всё несколько сложнее. По Федеральному закону «О погребении и похоронном деле» от 12.01.1996, рассеивание праха покойного на кладбищах, над водоёмами или лесами допускается только с разрешения региональной администрации и с согласия Госэпидемнадзора.

Корреспонденты «Свободных» пообщались с саратовцами, которые сталкивались с проблемой кремации своих родственников.

 

Анастасия:

«Кремировали свекровь ровно три года тому назад, в январе. Она сама не раз говорила, что хотела бы быть кремированной после смерти, так что выбирать нам не пришлось.

Решили ехать в Волгоград, ведь там ближайший крематорий. Позвонили туда, нам ответили – не вопрос, приезжайте. Знаю, что православные достаточно скептично смотрят на кремацию тела, но мы приглашали священника для отпевания. Увы, не могу точно сказать, возникли ли какие-то сложности, этим вопросом занималась не я, а родственник мужа. Как бы там ни было, обряд, необходимый при погребении верующего человека, был проведен.

После этого мы заказали катафалк, повезли тело в Волгоград. На полпути нам позвонили из крематория, сообщили о том, что он будет закрыт на некоторое время из-за поломки. Учитывая то, что сожжение тел в крематории проводилось лишь два дня в неделю (необходимую для кремации температуру нельзя поддерживать ежедневно), это было достаточно большой проблемой. Впрочем, уже через несколько часов из крематория позвонили снова и сказали, что проблема устранена.

В итоге добрались до крематория мы ночью. Вошли в большой зал приема, облицованный светлым мрамором, выглядело это все вполне солидно, но сдержанно, без пафоса. Примерно это мы и ожидали увидеть. Кроме нас в этом зале были еще 2-3 семьи. Девушки-работницы попросили осмотреть тело и гроб. Такой интерес казался странным, но нам объяснили, в чем дело – из соседней Калмыкии и, неожиданно, Санкт-Петербурга в учреждение часто привозят на кремацию тела буддистов, которых родственники часто отправляют в последний путь с украшениями, цветами, игрушками и так далее. Для буддистов именно кремация – предпочтительный способ захоронения. Но до сих пор не понимаю, откуда в Питере так много буддистов и зачем им ехать так далеко. Сотрудница крематория, осмотрев тело, попросили нас купить другую одежду – приобретенная нами в Саратове не годилась для кремации. Вместе с одеждой мы купили урну.

Есть нюансы с получением праха. Во-первых, как нам говорили, по санитарным нормам должно пройти не менее шести дней с момента кремации до получения останков. Во-вторых, развеять прах не получится – для получения урны нужно предоставить паспорт захоронения. Забрать останки можно в течение полугода после кремирования. В целом, по расходам получилось так: 3 тысячи рублей за урну, 3 за одежду, 19 за катафалк и транспортировку, чуть меньше за саму кремацию. Всего мы потратили не больше 60 тысяч. Сейчас, конечно, точно не вспомню, но вскоре после похорон мы выяснили, что классические похороны обошлись бы нам куда дороже. Конечно, если бы крематорий был в Саратове, мы бы и денег, и времени потратили меньше».

 

Николай:

«Мы с сестрой хоронили мать в начале декабря прошлого года. Идея кремации принадлежала сестре. Кстати, когда мы приняли именно этот вариант погребения, мы руководствовались только собственными философскими взглядами, лишь потом узнали, что это еще и дешевле захоронения в земле. Выбрали мы в итоге крематорий в Нижнем Новгороде, он казался наилучшим вариантом, потому что Волгоград поругивали, а в Москве можно было встрять в очередь. Панихиду мы не проводили, у нас в семье как-то не принято. Нас сразу предупредили, что развеять прах не получится: для того, чтобы получить останки, обязательно нужны документы о захоронении. Мы собирались подзахоронить урну в имеющуюся могилу, агент взял копию удостоверения захоронения с нее.

Все прошло гладко, если и были какие-то проблемы, то их быстро решало агентство самостоятельно. Вечером 4 декабря машина уехала, а 6 декабря мы уже получили урну. Все расходы по погребению совпали с начальной сметой. Мы не шиковали (просто исходя из того, что не надо сильно тратить на инвентарь, который пойдет в печку), но и совсем не жмотились. Уложились в 70 тысяч рублей и еще чуть меньше трех тысяч за подзахоронение и оформление на кладбище. Буквально на прошлой неделе знакомая хоронила мать, все делала по минимуму, вышло 75 тысяч или около того. Вот после этого мы и узнали, что потратили меньше».

 

Иванна:

«У меня зимой 2017-го умерла от рака мама, до этого она хоть и не выражала явную волю быть кремированной, но говорила, что классические российские похороны – штука противная и бестолковая, она меньше всего хотела бы так обременять оставшихся в живых.

Поэтому, когда исход вырисовался достаточно однозначно, я решила поинтересоваться вопросом альтернативы. Собственно, у меня и у самой к классическим похоронам аналогичное отношение, я всей душой за минимально затратное и аккуратное погребение. И мне всегда импонировали в этом плане западные традиции, все вот эти развеивания праха где-нибудь в красивом месте, важном для покойного, выращивания деревца из праха и т.д. Но наше чудесное законодательство и не менее чудесное бытие испоганит что угодно, в том числе и это.

В России запрещены "по закону" все эти развеивания-выращивания, и дома на полочке любимую бабушку тоже не похранишь. Обязательно башляй за место либо в колумбарии, либо – сюрприз – все на том же кладбище. В общем, похоронная мафия сделала все во избежание упущения выгоды. С такими реалиями вся идея огненного погребения, на мой взгляд, теряет смысл. Выходит, и не красивее, и не сказать, чтобы дешевле. Похоронные традиции – они все-таки не для покойного, а больше для живых. Если по уму, они должны как-то утешать, что ли, а тут этого нет и в помине. Но постройка крематория в Саратове, как минимум, была бы полезна горожанам экономически – за счет выпадения транспортных расходов для родственников умершего. Да и вообще для многих людей главное пожелание в погребении –«чтобы черви не глодали». Поэтому в городе крематорий лишним точно не будет».

Я верующий и хочу, чтобы после смерти меня кремировали. Это возможно?

В разных религиях к кремации тела покойного относятся по-своему. Например, иудаизм и ислам строго запрещают кремацию и признают только захоронение в землю. Исключения возможны лишь для верующих, кремированных не по своей воле или по причине тяжелой санитарной ситуации.

В христианских конфессиях, в том числе и наиболее распространенном в России православии, отношение к кремации более гибкое, рассказал корреспонденту «Свободных» православный священник Василий Куценко:

«Официальная позиция Русской Православной Церкви выражена в документе «О христианском погребении усопших», он был принят Синодом еще в 2015 году. В документе говорится, что Церковь «признает нормой захоронение почивших христиан в земле». Эта позиция основана, прежде всего, на словах Библии. Господь говорит Адаму: «Возвратишься в землю, из которой ты взят, ибо прах ты и в прах возвратишься» (Быт. 3, 19).

В России священникам не запрещено совершать отпевание умершего, который затем будет кремирован. Здесь нужно учитывать вот еще что – была ли это личная воля покойного или желание родственников? Конечно, священник должен объяснить родственникам, что кремация, как способ погребения, Церковью не благословляется и лучше предать умершего земле. Лично мне не доводилось отпевать человека, завещавшего себя кремировать. Думаю, что с этим сталкивались священники тех городов, где есть крематории.

А вот, например, в Греции не отпевают тех, кто завещал себя кремировать. С другой стороны, в Японии государственные законы предполагают только кремацию покойных, поэтому и умерших православных верующих тоже кремируют.

Еще очень важный момент: все христиане, независимо от конфессии, верят во второе пришествие Иисуса Христа и в телесное воскресение всех умерших. Каждый христианин верит, что Господь воскресит всех умерших, вне зависимости от того, как они умерли и как они были погребены. В это верили всегда, например, один из популярных сюжетов средневековых фресок – Страшный суд. На них изображено, как «земля отдает мертвыя своя», «вода отдает мертвыя своя» и так далее.

Но лучшим, если можно так выразиться, способом погребения считается именно предание земле. Это связано также с тем, что христианское погребение противопоставлялось ритуальному сожжению умерших, распространенному среди язычников.

Не могу сказать за всех западных христиан, но, насколько я знаю, Католическая Церковь также считает предание земле предпочтительным способом погребения, но допускает и кремацию, если нет возможности похоронить человека на кладбище. Хотя, в случае если кремацию выбирают по антицерковным мотивам, в отпевании может быть отказано.

Я думаю, что многие знают – после 1917 года пропаганда кремации стала частью борьбы с Православной Церковью в России. Многие партийные деятели выбирали кремацию именно в противовес православному погребению, чтобы подчеркнуть свой атеизм и неверие в вечную жизнь. Поэтому Русская Церковь относилась к кремации отрицательно.

Подытожу, для верующего кремация все же неприемлема. Предание умершего земле не является у нас столь острой проблемой, как, например, в европейских странах или Японии, где, как я уже упомянул, кремация не имеет альтернативы».