Путин и беднота

Оценить
Путин и беднота
Владимир Путин, видимо, хорошо усвоил слова киношного разведчика Штирлица: «запоминается последняя фраза».

И действительно, из послания, которое касалось множества тем, активно обсуждается последняя его часть – предложения по конституционной реформе. Хотя до самого последнего часа ждали, что президент предложит обществу пути борьбы с бедностью. Этого не произошло.

Родильные деньги

Точнее так, произошло отчасти. Учтивая, что значительную долю неимущих россиян составляют семьи с детьми, президент обратился к проблемам демографии. Но все же акцент был поставлен не столько на улучшение жизни, сколько на увеличение народонаселения. С одной стороны, президентский рецепт был ожидаем – решить проблему деньгами, с другой – вопросы все равно возникают. Напомним, что прежняя система материнского капитала стимулировала рождение второго, третьего ребенка, но появление первенца никак не мотивировала. 

Фото kremlin.ru

Теперь будет иначе. Под неоднократные овации собравшихся в Манеже дам и господ, вышедших из репродуктивного возраста, Владимир Путин рассказал о новой системе стимулирования рождаемости. «Нам необходимо поддержать молодых людей, тех, кто начинает семейную жизнь и, уверен, мечтает о детях. В этой связи хотел бы предложить новые, дополнительные решения по материнскому капиталу, которые также должны вступить в силу с 1 января 2020 года. 

Уже при рождении первенца семья получит право на материнский капитал в его сегодняшнем объеме. После индексации с января 2020 года – это 466 617 рублей. Именно столько до сих пор полагалось при рождении второго или последующего ребенка. Такая поддержка даст возможность семье подготовиться к рождению второго ребенка». 

Рождение второго ребенка будет поощряться суммой в три раза меньшей – 150 тысяч рублей. За рождение третьего ребенка власть будет гасить ипотечный кредит на сумму 500 тысяч рублей. Таким образом, по подсчетам президента, семья с тремя детьми получит более миллиона рублей. Сразу отметим, что это связанные средства, которые можно потратить на приобретение жилья, обучение, еще эти деньги можно вложить в пенсионный фонд.

Кроме оваций в зале предложения президента вызвали скепсис специалистов. Директор Института демографии Высшей школы экономики Анатолий Вишневский заявил «Новой газете»: «Пособия на уровень рождаемости повлиять никак не смогут. Во-первых, низкая рождаемость наблюдается не только среди бедных. Тенденция зафиксирована и среди людей, у которых нет материальных проблем для воспитания еще одного ребенка.

Во-вторых, этот тренд есть во всех развитых странах. В некоторых рождаемость выше, чем в России (например, во Франции), но есть и богатые страны, где она ниже (Германия).

Представление о том, что число детей и экономические возможности семьи непосредственно связаны, неверно». 

Логика решения президента не совсем понятна. Как правило, современные семьи и так однодетные, без всякого поощрения. Об этом сказал сам Путин: «Такой ключевой показатель, как суммарный коэффициент рождаемости, то есть число рождений, приходящихся на одну женщину, в 2019 году составил, по предварительной оценке, 1,5».

Да, есть немало семей, где не спешат с появлением ребенка, но очень часто это вызвано не материальными затруднениями, а карьерными устремлениями. Будущие родители хотят сначала устроиться в жизни. Получить ясные перспективы на будущее, наконец, пожить для себя, а уж потом заводить ребенка. Стимул в 466 тысяч в таких ситуациях не эффективен. Возможно, перенос маткапитала со второго на первого ребенка даст краткосрочный рост числа рождений первенцев в этом году, но это будут исключительно те дети, которые и без маткапитала были бы рождены в обозримые годы, а значит, к росту итоговой (когортной) рождаемости в поколениях это не приведет.

В целом, изменение системы маткапитала, которое предложил Путин, это тотальная демотивация семей к рождению второго и последующих детей, считает Алексей Навальный.

Он же замечает, что другая названная сумма – 160 тысяч на второго ребенка – вряд ли может служить стимулом.

Практически все демографы едины в одном – необходимо поощрение семей, решивших завести третьего и больше детей. Но эта цель в принципе не ставится. В послании Путин говорит о другом ориентире – довести к 2024 году суммарный коэффициент рождаемости до 1,7. А это означает даже не простое воспроизведение населения и тем более не его рост, а лишь сокращение падения рождаемости. К тому же все демографы говорят о специфической цикличности роста и падения демографии, обусловленных множеством факторов, среди которых благосостояние семьи и тем более материальное стимулирование занимают далеко не первое место.

Не те дети? 

Алена Водонаева

Президентская инициатива была раскритикована с совсем неожиданной стороны. Алена Водонаева, блогер, актриса, телеведущая и звезда Instagram, написала у себя на странице в соцсетях: «Итак. Чуть больше 1 млн за троих детей. Столько теперь будут получать молодые семьи, которые будут решать главную головную боль президента – проблему демографии… Проблема демографии не в размере материнского капитала, а в уровне жизни россиян. Этот миллион с небольшим рискует стать роковым для будущих поколений, если отчаявшиеся от нищеты россияне или быдло, которому вечно не хватает на бутылку водки, начнут рожать ради этого миллиона. Не спасут ни 5 тысяч рублей, ни 11, ни даже бесплатное горячее питание в школах. Чтобы как-то прокормить детей и себя, люди будут брать кредиты и платить из поколения в поколение».  

Водонаева, понятно, получила сполна. Но аргументированных ответов практически не было, в основном проклятья и ругань, напоминания о том, что обязанность женщины не в интернет писать, а деток рожать и воспитывать. Отметились многие – от депутата Милонова, разразившегося площадной бранью, до президента Путина – «…оказывается, сейчас появилось мнение, что не надо государству в таком объеме поддерживать семьи с детьми. Надо показать, что это за люди. Какие-то моральные уроды!» На этом содержательную часть дискуссии можно завершать. А Водонаевой впору собирать чемоданы.

Но были и другие ответы, они содержали в принципе одну достаточно простую мысль. На каждый новый миллион человек приходится больше талантливых инженеров, гениальных ученых, прекрасных математиков. Даже если одаренный ребенок родится в семье алкашей, у него тоже будет свой шанс. Но даже сторонники идеи «на миллион хоть один, да Ломоносов» вынуждены признать, что новый поход из Холмогор в Москву будет возможен при наличии работающего механизма трансляции одаренных людей наверх, хорошей системы образования и так далее. Хотя все прекрасно знают, что социальные лифты у нас уже давно курсируют только между верхними этажами, а качество обучения в условной Нижней Верховке отличается от обучения даже в обычной московской школе в сотни раз.

Но есть еще один момент. Бедность передается из поколения в поколение, и это уже становится, если можно так сказать, медицинским фактом. Публицист Георгий Бовт в своей статье приводит результаты нескольких исследований в области психологии, нейрологии, показывающих, как хроническая бедность оказывает пагубное влияние не просто на здоровье людей, но и на их мозг. 

Несколько лет назад ученые из Центра нейрологии университета Пенсильвании выявили корреляцию между социальным статусом человека и состоянием его префронтальной коры головного мозга, «отвечающей» за интеллект вообще и академическую успеваемость в частности. Самый начальный (родительский) период воспитания ребенка оказывает решающее воздействие на формирование этой части головного мозга. Она тем более развита с первых лет, чем более «продвинуто» воспитание. Свою роль играет то, какие книги детям читают (и читают ли), в какие развивающие игры с ними играют, с кем и как общаются родители, выводят ли ребенка «в свет», в том числе во внешний мир и т.д.

Ребенок, растущий в семье алкоголиков или малограмотных гопников, уже в школе, с огромной вероятностью, будет безнадежно отстающим, что бы система образования с ним ни делала. Поскольку его префронтальная кора слишком тонкая. Ученые Принстона написали книгу на тему «Психология нуждаемости», в которой доказывают, что нищета пагубно влияет и на взрослых в плане нейрологии и психологии. Они зациклены на проблеме выживания, на хронической нехватке денег. Им не до детей и не до своего здоровья. Одновременно происходит подрыв когнитивных способностей таких людей, даже если они у них раньше были на высоте.

 

Это общемировая проблема. К ней необходимо добавить и специфическую российскую ментальность. Вряд ли в какой цивилизованной стране бедность возводится в достоинство. Вряд ли там существуют поговорки вроде «Бедность – не порок», «Не жили хорошо – нечего и начинать», «Денег ни гроша, да слава хороша», «Богат, да крив; беден, да прям». У нас по-прежнему бедность считается синонимом честности. К этому стоит добавить постоянные проповеди иерархов Русской православной церкви о греховности комфортной жизни и о праведности жизни бедной. И такая складывается картина, что ни полмиллиона президентских рублей, ни два, ни три бедность не победят. Здесь нужны иные меры, вопрос только в том, существуют ли на свете такие меры?

Люди без удочки

Понятно, что полностью бедность не искоренить. Даже в благополучных странах есть «идейные» бедные. В тех же США девять миллионов бездомных. С определенным процентом людей, живущих за чертой бедности, приходится мириться. Хотя бы по той причине, что они сами не хотят иной жизни. В нашей же стране речь идет о значительной части населения – когда люди хотели бы жить лучше, но в силу разных причин не могут.

Первый губернатор нашей области Дмитрий Аяцков любил говорить: «Когда ко мне приходят за рыбой, я даю удочку». Смысл этих слов понятен. Наши власти не спешат «раздавать удочки». Малый и даже средний бизнес раздавлен налогами, проверками, легальным и нелегальным рэкетом. Обложили налогами самозанятых граждан. Любой кредит сопровождается грабительскими процентами, о снижении которых речи не идет. Больше того, государство целенаправленно ведет политику сокращения кредитования. В прошлом году банки отказали 60 процентам обратившихся за кредитами россиян. И это преподносится как успех. Хотя во всем мире все новые бизнесы, все стартапы начинаются с займов. Новый премьер-министр Михаил Мишустин, отвечая на вопрос о возможности кредитной амнистии, категорически отверг идею, аргументируя отказ тем, что банки могут разориться. То, что разоряются граждане, премьера, видимо, не интересует.

Несколько условий сокращения бедности лежат вне экономической сферы. В нашей стране с ее декларативно бесплатной медициной любая серьезная болезнь ведет к очень серьезным затратам, способным разорить даже семью со средним достатком.

Другой внеэкономический фактор – образование. Диплом вуза получить можно легко – но какая ему цена? Диплом некоего специалиста по международным отношениям, полученный в бывшем районном ПТУ, вряд ли поможет его владельцу найти работу.

Представляется, что и сама наша власть не заинтересована в том, чтобы «людей с удочками» – среднего класса – становилось больше. Самостоятельные экономически они могут выдвинуть власти свои требования. Пусть не политические, но могут захотеть ясных правил «рыбной ловли», равного доступа к водоему, могут потребовать усмирить условную рыбинспекцию. Власти это не нужно, куда удобнее руководить теми, кто, как птенцы чаек, сидят с открытыми клювами и ждут, когда туда положат рыбку.

В принципе в таком подходе нет ничего нового. Более того, подобное сосуществование власти и народа имеет давнюю историю. Panem et circenses – хлеба и зрелищ, согласно Ювеналу, требовали древние римляне от своих императоров и консулов. И что изменилось? По сути – ничего. Только вместо гладиаторских боев сейчас телевизор, а под хлебом подразумевается «система социальной помощи малоимущим». К реальной борьбе с бедностью это не имеет никакого отношения.