Предательство декабристов. На экраны вышел фильм «Союз спасения», посвященный восстанию декабристов

Оценить
Предательство декабристов. На экраны вышел фильм «Союз спасения», посвященный восстанию декабристов
Людям, родившимся в прошлом веке, не привыкать наблюдать за кульбитами и гримасами российской истории - это обычно называется переосмыслением.

Вот возьмем тех же декабристов: всего-то тридцать лет назад однозначно считались героями, слишком рано вспыхнувшими светочами свободы, а теперь глядь - какие-то восторженные идиотики в эполетах из елочной мишуры, золотая молодежь.

В фильме «Союза спасения», спродюсированном Константином Эрнстом и Анатолием Максимовым и снятом Андреем Кравчуком, наглым мальчишкам просто было нечего делать, они выпивали, покуривали там, стишки читали, и решили развлечься государственным переворотом. Убили двух почтенных, симпатичных людей, которые к ним с добром: дескать, не надо так, ребятишечки, все наладим помаленьку, тихо-мирно... Смотрите, как у нас хорошо - палаты золотые, самовар кипит, снежок выпал... Но эти оголтелые демократы бах в спину из пистолета! Хрясь кортиком в живот! Кровь на снегу! И мальчика бы наверняка какого-нибудь сожгли и распяли - смута-то с Украины идет! - но не случилось просто рядом мальца. Государь Николай I прямо истерзался весь. Он и так, и сяк - не понимают добром. Пришлось-таки выкатить пушки и жахнуть по бунтовщикам. Ну, там еще народишко какой-то собрался, так его не жалко, кто их вообще считает.

Про главные цели декабристов - отменить крепостное право и конституционно ограничить единоличную монаршую власть - создатели фильма умолчали. Может, не было времени. Не нашлось бюджета: все ушло на действительно шикарные съемки, на батальные сцены и золотые мундиры.

А то и другая опаска была. Ведь сейчас какое время? Узнают холопы, что слух о свободе прошел - сразу работу бросят. А что такое конституция, вообще мало кто толком понимает. Должно быть, государева сестрица. Проживают за границей. И про сотни человек, погибших во время подавления восстания, создатели умолчали. Превознесли монарха в финальных титрах - мол, всего пять декабристов повесил, какой гуманист! А что прозвище их любимцу было - Палкин, и позабыли.

Где-то на середине фильма появляется чувство, что мы их предали. Предали предателей. Они хотели как лучше, ради нас же старались - а мы их предали... Но вне явного языка кадра происходит что-то странное. Все же кино - величайшая тайна и загадка. У кино есть свой особенный язык, неподвластный сценаристам и режиссерам. Есть особенный свет, который проливается в кадр, когда читает свои стихи Рылеев (Антон Шагин). Человек всего-то и хотел свободы печати, между прочим. 

Есть блестящая игра Ивана Колесникова - он играет Николая I и там, где нет, кажется, простора для игры, где конфликт действует между хорошим и лучшим, как в советских производственных драмах, актер ухитряется много сказать о душе и мыслях своего героя только остановившимся взглядом полузакрытых, свинцовых, равнодушных глаз. Человеку, слегка сведущему в истории, учившему ее не по программе подготовки к ЕГЭ, припомнятся в этот момент милые подробности правления новоявленного государя: централизация власти, появление политической полиции «Третьего отделения», жесточайшая цензура, международная изоляция России... Ох, как много говорят о Николае Палкине эти свинцовые глаза.

И именно непознанная, странная тайна кино приводит к тому, что зритель выходит из зала, полный сочувствия вовсе не к монархии и охранителям, а к юным безумцам. Они не просто устроили заварушку и принесли себя в жертву минутному капризу избалованных юнцов - они, в силу своего происхождения и душевного устройства, осознали Россию как территорию своей личной ответственности. История не терпит сослагательных наклонений, но что, если бы переворот удался, и не случилось бы революции 1917 года, и сейчас монархия в России играла роль изящного архаизма, как в Великобритании, а сами мы бы жили, как в Европе, только богаче?

Не исключаю даже, что эти мысли и чувства зрителей - секретная программа создателей, двадцать пятый контрпропагандный кадр. В таком случае, прошу извинить меня, друзья. Вы не подскажете, как пройти на Сенатскую? Сами-то мы не местные.