Саратовский бизнес-омбудсмен: отмена единого налога на вмененный доход увеличит налоговую нагрузку в 27 раз

Оценить
Саратовский бизнес-омбудсмен: отмена единого налога на вмененный доход увеличит налоговую нагрузку в 27 раз

Отмена единого налога на вмененный доход (ЕНВД) увеличит налоговую нагрузку на отдельные торговые предприятия в 27 раз. Об этом сегодня, 20 декабря, рассказал региональный уполномоченный по правам предпринимателей Михаил Петриченко.

Отмена ЕНВД для магазинов площадью менее 15 квадратных метров при отсутствии альтернативной деятельности приведет к росту налоговой нагрузки более чем в 27 раз. Для магазинов площадью 15-25 квадратных метров - до восьми раз. Чем больше пощади, тем меньше рост нагрузки, что, по мысли омбудсмена, приведет к вымыванию малого бизнеса, что особенно больно ударит по сельским территориям.

За весь период деятельности бизнес-омбудсмена с 2013 года в его адрес поступило 1500 обращений от бизнеса. Один из самых частых поводов для жалоб — административное давление. В 2018-19 годы заметно снижается число плановых проверок предпринимателей Саратовской области, однако одновременно наблюдается всплеск внеплановых проверок. Также в последние годы предприниматели чаще стали обращаться по поводу неправомерного уголовного преследования.

«Проблемы, связанные со штрафами, стали бичом для бизнеса», - отметил Петриченко и подчеркнул, что зачастую размеры штрафов не привязаны к величине бизнеса и становятся причиной гибели мелких предприятий.

Уголовное преследование бизнесменов Петриченко назвал общероссийской тенденцией. Особо он остановился на преследовании получателей сельскохозяйственных грантов: напомнил о деле Инны Свотневой, которая была оправдана судом, и рассказал об истории с менее счастливым концом. Не называя фамилию фигурантки, омбудсмен рассказал о фермере из Балашовского района, которая получила грантовую поддержку, восстановила коровники, купила более 200 голов крупного рогатого скота, но из-за неких нарушений была обвинена в мошенничестве. Петриченко подчеркнул, что возбуждение дела о мошенничестве правомерно только когда имелся умысел на нецелевое расходование средств.