«Я пережил дезинфекцию». Вспоминаем день, когда весь Саратов сошел с ума из-за слухов

Оценить
«Я пережил дезинфекцию». Вспоминаем день, когда весь Саратов сошел с ума из-за слухов
Вечером 2 декабря 2009 года город практически вымер. По Саратову прошел слух: в городе эпидемия лёгочной чумы, так что весь город вечером будут обрабатывать с воздуха. Как саратовцы пережили «опыление»?

2 декабря 2009 года в Саратове на фоне действительно тяжёлой ситуации с заболеваемостью птичьим гриппом появились слухи о том, в городе свирепствует «лёгочная чума», так что ночью со второго на третье декабря город будут «опылять» дезинфицирующими реагентами с воздуха. Этот фейк неожиданно для всех, а в первую очередь для саратовских властей, за несколько часов распространился по всему городу.

Саратовцам советовали остаться вечером дома, плотно закрыв окна и двери, а также запастись питьевой водой, ведь, по мнению авторов фейка, Волга бы тоже оказалась неминуемо «протравлена» санитарной авиацией. Операторы мобильной связи отмечали, что количество звонков в городе примерно соответствовало числу звонков в новогоднюю ночь, по всему городу практически не работала сотовая связь. Горожане в панике звонили близким, чтобы предупредить их об опасности.

К середине дня, когда из-за слухов саратовцы стали отпрашиваться с работы и спешить домой, власти города попытались опровергнуть информацию о «дезинфекции». Вечером назвал провокацией информацию об «опылении» и главный санитарный врач России Геннадий Онищенко.

Но слухам горожане верили охотнее. Вечером губернатору Павлу Ипатову пришлось прогуляться по безлюдному проспекту Кирова в сопровождении корреспондентов ВГТРК, что показать:  никакого «опыления» нет.

«Свободные новости» попросили саратовцев рассказать, как они пережили «дезинфекцию» города.

Федотов
Дмитрий Федотов
экс-заместитель главы администрации по городскому хозяйству:

«Вечером 2 декабря я возвращался с работы на машине, со мной была моя семья. Ребёнок попросил роллов, а ближайшим рестораном азиатской кухни как раз и оказалось заведение на проспекте, туда мы и направились. Ждать заказа надо было около 20 минут, и мы решили немного прогуляться. Встретили Павла Леонидовича с журналистами. Конечно же, я знал обо всех этих слухах вокруг «опыления», но моё появление в центре города с этим никак не было связано, это не было каким-то показным шагом. Да, проспект действительно был почти пуст, потому что люди поддались эмоциям, панике, проигнорировав опровержения от органов власти».

 

1

 

Голицын

Алексей Голицын 

работал в это время главным редактором в «Общественном мнении», так что новости о «дезинфекции» атаковали его с самого утра: 

«С самого начала рабочего дня редакцию разрывали звонки. Учителя и врачи наперебой сообщали об эпидемии лёгочной чумы и о вечернем «опылении с воздуха», расхождения в рассказах были минимальны – кто-то говорил, что будут использованы самолёты, другие – что вертолёты. Я и моё окружение критически отнеслись ко всему этому. Да, с гриппом тогда была тяжёлая ситуация, к тому моменту от птичьего гриппа погибли 39 человек, в том числе и мой приятель. Только вот почти все смерти были связаны с поздним обращением к врачам, а уж рассказы о чуме я сразу же воспринял как полную чушь. Вечером мы отправились в один из баров в центре города поминать товарища, погибшего от птичьего гриппа. Погода была отвратительная – сыро, холодно. Возвращались из бара как раз в то время, когда «вот-вот должно было начаться»,по пустому, вымершему городу.

Я практически уверен, что эта провокация была направлена на расшатывание политической ситуации в регионе, прежде всего – дискредитацию губернатора Ипатова. Вся эта акция оказалась более, чем успешной – огромный город за несколько часов вымер, саратовцы массово запаниковали. Разумеется, всё это очень ударило по имиджу Ипатова».

3

AUchBRZXYpM
Александр Никишин
работал фельдшером в приёмном отделении 3-ей городской больницы:

«Несмотря на то, что мы не принимали больных с простудой, общая истерия про «лёгочную чуму», дефицитный «Арбидол» и прочие народные параноидальные идеи серьёзно осложняли работу.
В приёмное отделение, где мы обслуживали больных с заболеваниями сердца и желудочно-кишечного тракта, постоянно приходили граждане с лёгким насморком и температурой 37,1. Требовали их срочно госпитализировать, так как они слышали, что простуда стала смертельным заболеванием.

Помимо обращений были десятки телефонных звонков с просьбой проконсультировать о способах избежания смерти от чумы.Таких обращений и звонков по городу было не сосчитать. Тяжелее всех пришлось тогда «скорой помощи», их завалили вызовами.
Массовая истерия привела к острому приступу общегородского идиотизма. «Опыление города с самолетов» я пережил дома. Пришёл с дежурства и собирался лечь спать, но услышал телефонный звонок. Звонила бабушка моего одноклассника. Женщина 80 лет сообщила, что слышала от соседки про опыление и теперь обзванивает всех знакомых. В тот день поспать мне так и не удалось. Звонили знакомые и даже неизвестные люди, которым мой номер кто-то дал.

Всех их интересовали всего две вещи. Чем будут опылять город и стоит ли на всякий случай заклеить вентиляцию и окна? Версия, что никакого опыления не будет, отвергалась обществом как несостоятельная.
Ещё я запомнил опустевшие к вечеру улицы города. По пути в магазин я встретил только двух водителей маршруток, которые курили на конечной остановке. Они жаловались на отсутствие пассажиров и периодически смотрели на небо. «Я своим сказал все форточки открыть. Если этот порошок убивает вирус, то лучше им сразу подышать. Тем более, на халяву» - заявил один из них, и я начал ржать в голос. На меня смотрели как на душевнобольного».

2

Кочелаева
Наталия Кочелаева
Журналист

«О дезинфекции я узнала из LiveJournal, где у меня была вся социальная жизнь. Особенно не поверила, пошла к свекрови. Свекровь – прекрасный врач и здравомыслящая женщина, но тут вдруг она выступила неожиданно ярко, описав мне зачем-то в красках предыдущую эпидемию испанки. Впрочем, она уверяла, что с воздуха дезинфекцию произвести невозможно. К вечеру слухи как-то сгустились и обросли подробностями: перед началом дезинфекции прозвучат сирены, жителям порекомендуют не выходить из дома, закрыть все окна. Нужно запастись пищей и питьевой водой, потому что вода тоже будет вся "с препаратом".

Из окна нашей квартиры мы видели улицу Московскую, на которой было непривычно мало людей и машин. Решились выйти в ближайший супермаркет и выяснилось, что все люди уже там. Покупались пятилитровые бутыли с водой, какие-то пакеты гречки, полки с хлебом были уже пусты. Казалось, сейчас народ начнет сметать спички и соль. Мы попытались сохранить лицо и купили ингредиенты для «кровавой Мэри». В очереди на нас смотрели, как на психов. Дома сделали себе по коктейлю и сели смотреть апокалипсис в окно. Но сирены не прозвучали, самолеты не прилетели, вообще ничего такого не случилось. Не знаю, были бы мы так спокойны, если бы у нас не было рядом своего личного терапевта. Не знаю...»

Снимок

Мухина
Анна Мухина
журналист:

«К «опылению» против «легочной чумы» я была морально готова: до этого «опыляли» ещё несколько городов, в том числе на Украине. И доктор Комаровский, которого читают все родители России, написал в своем блоге развёрнутый пост на эту тему.

Поэтому когда слухи про «опыление» накрыли наш город, я понадеялась на то, что мои сограждане - люди умные, с развитым критическим мышлением. И спланировала день, как хотела.
На вечер, 2 декабря, у меня был запланирован мастер-класс по степ-аэробике у Жени Чаусова. Он как раз годом раньше уехал из Саратова и теперь приезжал на родину редко и только чтобы потанцевать.
Но ни на какой мастер-класс я не попала, упёрлась носом в закрытую дверь. Слухи пошли с самого утра. К четырем часам все магазины на проспекте были закрыты. В том числе и «Детский мир». Там был какой-то фитнес-зал, где все это должно было состояться. Но, как говорится, фигвам, товарищи.
Все мои друзья были убеждены, что надо прятаться и закрывать окна. «Почему?!» - спрашивала я. - «Нас полицейский предупредил. Полиция же наверняка что-то знает!» - отвечали мне.
Все запасались водой и старались смыться домой побыстрее и пораньше,
потом бывшая пресс-секретарь мэрии, которая писала пресс-релизы до девяти вечера, делилась со мной впечатлениями: вышла на улицу, а город как будто вымер. Ни одного человека, ни одной машины, нет автобусов. Вызвать такси в тот день было нереально.
Как я сама добиралась до дома, даже и не помню. Но вечер был испорчен.
Опыление, по слухам, было назначено на 10 вечера. Гвоздём программы стала получасовая прогулка губернатора Ипатова по безлюдному проспекту в прямом эфире, демонстрирующая, что никакого «опыления» нет. Многие не верили: «всё это запись и постановка, а губернатор в бункере».
В общем-то, было из-за чего паниковать. В тот год страну захлестнула эпидемия птичьего гриппа, а минздрав замалчивал проблему, так что информация расходилась по сарафанному радио, обрастая чудовищными подробностями: пара смертей превращалась в десятки трупов, в переполненные морги.. Так что семена слухов упали на благодатную почву.
Не знаю, стыдятся ли сейчас своих действий люди, которые тогда подверглись панике или же гордятся этим. Но мне все эти слухи испортили прекрасный вечер с танцами. А все потому, что правительство у нас не умеет: а)замечать ошибки, б)признавать их, в) разговаривать с людьми».

4