СМИ: Минобороны не сообщило родственникам солдата о расстреле им сослуживцев

Оценить

Отец Рамиля Шамсутдинова, обвиняемого в убийстве восьми сослуживцев в воинской части в Забайкалье, заявил, что его сын мог пойти на преступление только из-за дедовщины и издевательств, так как по характеру был терпеливым и неконфликтным человеком. При этом мужчина отметил, что о происшествии узнал от журналистов, которые стали с ним связываться через соцсети и звонить по телефону, сообщает вчера, 29 октября, радио «Свобода».

В беседе с корреспондентом издания отец Шамсутдинова уверял, что сын не рассказывал ему о конфликтах в части, но подозревает, что разговоры с ним могли идти в присутствии третьих лиц.

«Он не жаловался. Говорил, что есть небольшие «наезды», но каким образом все это проявлялось, он мне не говорил. При разговорах, видимо, там присутствовали офицеры, на эту тему он вообще не распространялся», - рассказал отец военнослужащего.

При этом мужчина рассказал журналистам, что сын временами долго не выходил на связь из-за того, что у него украли телефон. Причем о краже он не рассказывал родным, а заявлял, что потерял его или разбил. В какой-то момент молодой человек попросил у отца 1,5 тысячи рублей, чтобы отдать долг за купленный новый телефон.

Также Рамиль заявлял отцу, что хочет перейти после окончания срочной службы на контрактную, так как за это прилично платят и можно получить жилье, а в родном селе в Тюменской области нет хорошей работы.

О совершенном сыном преступлении Шамсутдинов узнал из разговора в соцсети.

«Дня три назад какая-то женщина во ВКонтакте связалась со мной, стала расспрашивать, не являюсь ли я родственником Рамиля Шамсутдинова, не служит ли он сейчас. Из Москвы. Я уже начал думать, что сын взял там кредит в армии и звонят из банка. А она стала спрашивать, как он рос, и так далее, тут я говорю: «А что случилось?» Она: «А вы что, не в курсе?» - «А о чем я должен быть в курсе?» - «Он же преступление, - говорит, - совершил». Я был в шоке, мы все в шоке. А потом уже примерно через час пошел шквал звонков, от корреспондентов, каким-то образом они мой телефон узнали, стали звонить», - приводит корреспондент рассказ отца солдата, которому ничего не сообщили о случившемся с сыном по официальным каналам и только в день убийства позвонил военный комиссар и попросил не общаться с журналистами.

Также у Шамсутдинова взял объяснения сотрудник ФСБ, не предоставивший родным солдата никакой информации. Один раз семье позвонил адвокат по назначению, рассказавший, что Рамиль находится в состоянии шока и только начал приходить в себя. Отец собирается ехать в Читу к сыну, в том числе в его военную часть, чтобы добиться подробностей.

На преступление сына могла толкнуть дедовщина, считает отец.

«Это бесконтрольность со стороны офицеров. Закрывали глаза на все происходящее, унижения, оскорбления. Он у меня был терпеливый, до такой степени терпеливый, неконфликтный, все выдерживал. Если его обижают, издеваются, он терпел, в конфликт не вступал. Так его довести, чтобы он восемь человек расстрелял, – это уму непостижимо! Что-то там должно же было произойти, правильно? Что-то ведь там произошло такое, и он взял и положил их. В СМИ приводят слова министерства обороны – мол, они предполагают, что на личном, бытовом что-то произошло, нервный срыв какой-то. Да какой нервный срыв?! У него железные нервы были! Он спортсмен у меня, с детства спортом занимался. Ходил в военно-патриотический клуб. Он себя к армии с детства готовил. В училище учился – занимался греко-римской борьбой. Бегун был, первые места занимал по городу Тобольску. У него ни одного конфликта, ни одной драки не было, чтобы кто-то жаловался, чтобы с какими-то синяками приходил. Он был дружелюбный. Со всей школой мои дети дружили. Ничем, кроме простуды, не болел», - уверил журналистов отец Шамсутдинова.

По данным РБК, военная комиссия выяснила, что физическое насилие в отношении Рамиля Шамсутдинова отсутствовало, но у него был личный конфликт с офицером. Трагедию также могли спровоцировать психическая перегрузка и слабый контроль со стороны командиров географически отдаленной от командования части.

Lenta.ru добавляет, что, по данным правозащитника Юрия Кулагина, занимающегося проблемами призывников, у Шамсутдинова были проблемы со здоровьем: отклонения в психическом развитии и сопутствующие им нарушения. При этом, отметил юрист, военкомат признал его полностью годным к прохождению службы, присвоив категорию А2.

Правозащитник рекомендовал юноше пройти дополнительное обследование, чтобы ему поставили точный диагноз, при котором «военкомат, вероятно, освободил бы его от несения службы или направил на альтернативную». Но Шамсутдинов постеснялся, решив, что проще будет отслужить в армии, чем встать на учет специалиста. «В итоге получилось так, что один скрыл неисправность нервной системы, а другой в лице военкомата не стал разбираться в его амбулаторных картах и проверять по части психиатрии. Я считаю, что ответственность должен нести не только сам Шамсутдинов, но и призывная комиссия, врачи военного комиссариата, которые обследовали его не должным образом», - заявил Юрий Кулагин. Он добавил, что при изъятии материалов личного дела солдата из военкомата выяснилось, что оттуда пропали несколько листов - дело не было сшито и пронумеровано. Правозащитник предположил, что это сделано военными специально, чтобы избежать отвественности за игнорирование заболевания.

  • Ранее пресс-секретарь президента РФ Дмитрий Песков заявил, что глава государства Владимир Путин не станет реагировать на расстрел солдатом-срочником сослуживцев в Забайкальском крае.