«Бескорневая система существования. Живем даже не одним годом, а одним днем»

Оценить
«Бескорневая система существования. Живем даже не одним годом, а одним днем»
О чем мечтает многодетная семья: социальное жилье и уверенность в завтрашнем дне

«Конечно, рожайте! Нам очень нужны ваши детки», – заявила вице-премьер Татьяна Голикова на встрече с молодыми активистами в образовательном центре «Сириус». Президент Владимир Путин посоветовал участницам мероприятия совмещать карьеру и семью. «Конечно, так легче сказать. Женщины могут ответить: сам попробуй», – отметил глава государства.

За семь месяцев нынешнего года в стране родилось 860 тысяч детей. Это на 7,4 процента меньше, чем в 2018-м. Семьи стараются отложить появление первенца. Эксперты РАНХиГС выяснили, что показатель первых рождений упал до исторического минимума 1999 года. Исследователи уверены, что это связано с затянувшимся снижением доходов жителей.

В мониторинге РАНХиГС сказано, что при общем сокращении рождаемости становится больше многодетных семей. Показатель третьих и последующих рождений в прошлом году вырос почти на три процента. Это произошло в 64 регионах на Дальнем Востоке, в центральной и северо-западной части России. Эксперты отмечают, что «высокий уровень многодетности характерен для регионов с низкими социально-экономическими показателями».

Наталья, мать пятерых детей, рассказала «Свободным новостям», на чью помощь может рассчитывать живущая в Саратове большая семья.

Как семья становится большой

В сенях дома Натальи пахнет старым деревом и яблоками. В углу – глубокий таз с золотисто-зеленым северным синапом. Рядом – блестящие луковицы в сетчатом мешке. На досках пола рядами стоят сандалии и резиновые сапожки.

На кухне Наталья разливает по тарелкам щи из громадного казана. «Когда Лидочке исполнился год, я пошла работать к батюшке помощницей по хозяйству. Научилась готовить на большую семью. За стол садились восемь детей! Сейчас с моими тремя мне не трудно», – говорит хозяйка. 

Наталья

На полках под столом поблескивает стратегический запас – банки с вареньем. Наталья напоминает совет философа Василия Розанова, разрешившего проклятый вопрос о том, что делать в условиях суровой российской действительности. «Если это лето – чистить ягоды и варить варенье; если зима – пить с этим вареньем чай». Излишки дачных урожаев, крупу и макароны жертвуют большой семье прихожане Духосошественского храма. Огромные позолоченные купола видно от калитки домика.

«Моя мама умела всё – пекла хлеб, делала свадебные прически, шила, вязала, выращивала цветы. В этом смысле на мне природа отдыхает. Самое большее, что могу делать руками, – осенние букеты», – Наталья кивает на корзинку с композицией из сухих листьев.

О большой семье Наталья в юности не мечтала. Выросла вдвоем с сестрой, заочно училась на филологическом факультете. В 1991 году познакомилась с будущим мужем. «В то время молодежь бредила Цоем. Миша был внешне похож на него, да еще играл на гитаре и пел». Кавалер нашел верный путь к девичьему сердцу: помогал Наташе доить двух коров, чтобы родители поскорее отпустили ее гулять, и беседовал о поэзии.

«В Ивантеевке поговорить о литературе не с кем. У Миши за плечами, казалось, был целый университет. Однажды он решился сказать, где эти знания приобрел. Признался, что по малолетству сидел за хулиганство и в колонии перечитал всю библиотеку. Он боялся, что после этого я с ним распрощаюсь. Но я только рассмеялась. Я ведь была воспитана на русской классической литературе, на примерах жен декабристов. Правда, школьная учительница, которая нам об этих примерах рассказывала, осталась не очень довольна моим выбором», – смеется собеседница.

Молодой глава семьи соглашался на самую тяжелую работу – в Ивантеевке в 1990-х другой не предлагали. Сделал значительную для строителя карьеру – от подсобного рабочего до мастера.

В большой семье можно изучать новейшую историю России по датам рождения детей. «Когда родилась старшая Зоя, продукты еще продавали по талонам. Детских товаров не было никаких, да и пособий не помню. Через семь лет, когда появилась Влада, в магазинах уже наступило что-то похожее на изобилие. Но денег после 1998-го не осталось ни у кого». 

Детская

В конце 2000-х семья продала домик, подаренный мамой Натальи, и переехала в Саратов. На вырученные деньги купили землю в дачном поселке на Шумейке, надеялись построиться. Тут случился очередной кризис. Отца семейства вышвырнули со стройки перинатального центра. Федеральный и областной бюджеты потратили на «проект века» больше двух миллиардов рублей. Официального договора с мастером Мишей не было.

Супруги были вынуждены продать участок на Шумейке. Денег на съемное жилье в Саратове не осталось. Муж отправился на заработки. Наталью приютила сестра, переехавшая в подмосковную Гжель. К тому времени собеседница ждала третьего ребенка.

«Государственные обещания расходятся с действительностью»

В роддоме в Раменском женщине сказали: мест нет. «Я осталась в холле. Охранник спросил: что, никуда не собираетесь? Я ответила: у меня нет денег на такси, буду сидеть тут, пока не рожу». Наталью все-таки приняли. Положили на кушетке в коридоре вместе с мигранткой.

«Когда родилась дочка, мы не сразу решили, как ее назвать. Наконец Миша пришел в роддом и сказал: «Я нашел имя! Надежду мы никогда не теряли. Любовь у нас всегда была. А вот веры в завтрашний день не было». Так у нас и появилась Верочка».

Семья вернулась в Ивантеевский район. Друг предложил пожить в его доме на станции Тополек. «Райское место, где соловьи, где рассветы, где тишина упоительная, – улыбается Наталья. – Бабушки там такие, каких больше не найдешь. Нянчили Верочку бесплатно». 


Когда Вере исполнилось три года, семья попыталась на материнский капитал купить дом в райцентре. Присмотрели подходящий вариант, еще до окончания сделки провели воду, соорудили теплый туалет, а хозяйка передумала.

Тогда решили строиться. «450 тысяч закопали в землю – сделали фундамент, подвели воду, закупили лес и железо. И всё. Деньги кончились. Взять кредит на большую семью, где папа работает неофициально, невозможно».

К тому времени мать Натальи умерла. Отчим разрешил падчерице с семьей пожить в опустевшем доме. Но когда жильцы сделали ремонт, попросил с вещами на выход. «Сказал мне: всё твое наследство – у мамы на кладбище», – разводит руками собеседница. Судиться женщина не стала.

Муж снова уехал на заработки. Наталья с детьми (на тот момент младших было уже трое) решила перебраться в Саратов, поближе к старшей дочери. «Вещей – гора. На рейсовом автобусе не увезешь. Обратилась в центр социального обслуживания – дайте, пожалуйста, «Газель», я оплачу бензин. Там от меня отделались. Вышла в слезах – зачем же нужно это учреждение, если помощи не дождешься?».

В Саратове старшая дочка помогла маме с малышами снять домик без удобств.

На стене в большей из двух комнат, оклеенной бюджетными зелеными обоями, висит телевизор. В новостях часто рассказывают о пособиях и льготах, обещанных россиянкам за новых младенцев. «Государственные призывы бороться за демографию не были для нас основополагающими. Хотя помощь, о которой говорят, была бы не лишней. Но обещания расходятся с действительностью. На самом деле многодетные семьи часто оказываются на грани нищеты», – говорит Наталья.

Законы о поддержке семей с детьми нужно читать так же внимательно, как договоры с микрофинансовыми организациями. Самое важное – в деталях мелким шрифтом. «Например, многодетным положена льготная пенсия. Кто-то завидует – о, да ты уже в пятьдесят начнешь получать! На самом деле выход на пенсию предусмотрен не просто в 50 лет, а после исполнения младшему ребенку восьми лет. Мне тогда будет уже 53 года».

Так же обстоят дела с жилищной поддержкой. «За третьего ребенка дают земельный участок. Но мы уже сколько раз пытались построиться, не осилили. В нашем случае необходимо социальное жилье. Я обращалась к президенту, губернатору, к Вячеславу Володину. Везде один ответ: идите за четвертым. У нас пятеро детей, двое старших выросли, получается, их как бы не было?».

Летом федеральные власти громко заявили о повышении детского пособия с 50 рублей до прожиточного минимума. Постоянно звучала сумма в 10 тысяч рублей. Но, во-первых, в каждом регионе прожиточный минимум свой. В Саратовской области ребенку, по оценке местных властей, достаточно 9708 рублей в месяц. Во-вторых, эта сумма будет выдаваться только до исполнения малышу трех лет и при условии, что родители сумеют собрать много-много бумажек, подтверждающих ограниченные доходы семьи.


Региональное пособие на третьего ребенка тоже привязано к величине прожиточного минимума. Но несколько лет для расчета использовался не актуальный показатель, а минимум, действовавший на момент принятия закона, – около 6,5 тысячи рублей в месяц. Только с января региональные власти обещают увеличить сумму до современных цифр.Кроме того, это пособие тоже выдается до исполнения ребенку трех лет.

Всем детям собеседницы уже больше трех. В общей сумме пособия не дотягивают до двух тысяч рублей в месяц. Еще две тысячи из регионального маткапитала (100 тысяч рублей), который назначается многодетным семьям, в безналичной форме идут ежемесячно на оплату детсадов.

Рецепты экономии

Младшая Лида настойчиво тычет пальцем в говорящую азбуку. Если механизм говорит не то, что ей хочется, может помочь себе и ногами.

«Лида – главная помощница по белью. Сама сортирует носки после стирки. Правда, в результате парные могут больше не встретиться», – улыбается Наталья. 

Младшая дочка – Лида

Петя, как она говорит, «самый деревенский из всех»: «В Ивантеевке каждое утро в шесть утра надевал галоши и шел кормить кур, собаку. Он плакал, когда в город уезжали». Можно было бы завести кур во дворе съемного дома. Но собеседница опасается соседа, недолюбливающего живность.

«Я маме помогаю готовить. Могу сварить пельмени, сосиски, пожарить яичницу или оладушки», – вступает в разговор Вера.

Наталья вспоминает, как много лет назад старшие дочки, еще учившиеся в школе, встречали ее с работы «удивительно вкусным супом из консервов». «Влада, она тогда была во втором классе, каждый день вешала на холодильник записку – купить туалетную бумагу, мыло. Я смотрела на эти напоминалки и думала: как же мне повезло, в доме есть хоть один хозяйственный человек». 

Петя

В маленькой детской проходит постоянная выставка Вериной живописи: вся стена вместо обоев оклеена ее рисунками из художественной школы. В большой детской (она же – спальня) хватает места, чтобы устроить театр.

«Кто у нас сегодня Муха?» – спрашивает Наталья. Лида восторженно визжит и натягивает новогодний костюм Красной Шапочки. Вера открывает упаковку гуаши и наносит грим Пауку: красит лицо брата Пети в черный цвет. Сама Вера играет Бабушку-Пчелу (первый выход в потертой спецовке), Бабочку-красавицу (выход в голубом парео и кукольной короне) и Комарика.

Наталья, устроившись на кровати у окна, запускает на телефоне музыкальное сопровождение (сегодня это Паганини) и наизусть читает Чуковского. Финальный поединок перерастает в массовую батальную сцену: вооружившись рулонами обоев, все участники во главе с эмансипированной Мухой рубятся с двух рук. 

Вера

Кроме садика и школы, дети посещают развивайку и почемучку в доме творчества. Везде родителей просят помочь учреждению попечительскими. «Выдают пустую квитанцию – мол, пожертвуете сколько сможете. В ответ хочется принести свидетельство о многодетности. Я не против того, чтобы подарить педагогам подарок к празднику. Понимаю, что в помещение, где занимаются дети, нужны новые занавеси. Но у меня самой дома на окнах висит то, что люди подарили».

Малышам до шести лет из многодетных семей положены бесплатные лекарства. «В Ивантеевке педиатр звонила нам, когда что-то из препаратов появлялось в аптеке: приходите, я вам хотя бы парацетамол выдам. В Саратове ничего подобного нет». Наталья старается пользоваться натуральными противопростудными средствами – медом, малиной, лимоном. Оптимизирует расходы на лекарства при помощи закаливания: «13 сентября мы еще купались в Волге».

Много одежды для детей отдают прихожане. Наталью принарядила свекровь старшей дочки: «Подарила мне джинсы и куртку. Спасибо, конечно. Хотя я бы такие не купила – слишком гламурные».


Несмотря на скромность семейного бюджета, в нем выделена статья расходов «на мороженое». За чистоту дома и сделанные уроки дети имеют право на домашнем собрании выбрать направление похода – на набережную, в городской парк или на Соколовую гору. Более масштабные выезды семья не может себе позволить. На море была только старшая Зоя: еще в школе выиграла путевку в Лазаревское. Сама Наталья вживую не видела моря ни разу.

«О чем я мечтаю? – задумывается собеседница. – У нашей семьи сложилась бескорневая система существования. Живем даже не одним годом, а одним днем. Я бы хотела больше уверенности в будущем».