«Нас за людей не держат». Как живет саратовский поселок, где нет проблем с демографией. Газа, воды, канализации, дорог здесь тоже нет

Оценить
«Нас за людей не держат». Как живет саратовский поселок, где нет проблем с демографией. Газа, воды, канализации, дорог здесь тоже нет
В 2010 году Дмитрий Медведев, бывший тогда президентом, объявил о выделении бесплатной земли для многодетных семей. В Саратове больше тысячи таких участков выдано в Воробьевке. Жить там нельзя.

В поселке многодетных губернатор Валерий Радаев, имевший тогда статус врио, побывал два года назад. Позировал телекамерам на фоне строительной техники, пригнанной незадолго до визита, принял благодарности от жителей и уехал. С ним отбыла и вся техника, которая должна была выкорчевывать старые деревья и прокладывать дороги. С тех пор, как говорят жители, власти ничего для Воробьевки не сделали.

«Придется выходить с пикетом»

Поворот на Воробьевку отмечен маленьким указателем и широкой аркой теплотрассы. Слева видны толстые трубы ТЭЦ. Впереди - низенькие одичавшие яблони и сливы. Когда-то здесь работала станция садоводства.

Каждый день дети из Воробьевки идут в школу по улице Азина. «Прямо по проезжей части! А когда много снега - по трамвайным рельсам»,- говорит лидер инициативной группы поселка Алексей Возлеев. Всего в поселке около 40 школьников и почти два десятка детсадовцев.

В апреле мэр Саратова Михаил Исаев обещал сделать здесь тротуар и опилить нависающие над головами пешеходов старые тополя и вязы. «У вас есть две недели на выработку решений»,- сказал градоначальник сотрудникам дорожного комитета. Но сейчас на месте воображаемого мэром тротуара лежат кучи земли и мусора.

Возлеев листает переписку с аккаунтом Исаева в инстаграме. Многодетный отец интересовался, как долго городские власти намерены тянуть время: «Неужели нужно дождаться, пока какая-то семья потеряет здесь ребенка? Две недели нет ответа. Переспрашиваю: вы нам поможете? Через два дня отвечает: обращение направлено в работу. Сегодня пишу: где та поддержка семей с детьми, о которой говорил президент?». В ответ - очень длинные слова о «перечне объектов, ремонт которых производится в рамках доведенных лимитов». «И такие отписки я получаю с 2012 года», - машет рукой Алексей.

Нельзя сказать, что саратовские чиновники не делают совсем ничего: на внутриквартальной дороге вывалены куски старого асфальта, которые должны стать основанием улицы 1-й Верхний Воробьевский проезд. «Завезли и бросили, уже недели три лежат. В конце улицы - два жилых дома. Как здесь машина проедет?» - говорит Возлеев.

На соседних 2-м и 3-м проездах жители Воробьевки обустроили проезжую часть собственными силами - выкорчевали пни, оставшиеся от садов, засыпали и разровняли битый кирпич. «Администрация Заводского района обещала нам трактор: только, говорит, в Воробьевку его везти не на чем. Мы скинулись по 500 рублей, наняли трал».

Прошлой зимой жители раз в неделю складывались на уборку снега. «У каждой семьи за зиму на эту ушло около 20 тысяч рублей - почти среднемесячная зарплата по Саратову»,-подсчитывает Алексей. Городские власти объясняют жителям поселка, что местные «дороги не входят в перечень основных» и ухаживать за ними муниципалитет даже не собирается.

«Заметало нас по пояс. Ни «Скорая», ни пожарная не проехала бы. Если и будущей зимой не будут чистить, придется, наверное, выходить на улицу Азина с пикетом,- раздумывает собеседник. - Пусть штрафуют. В тюрьму точно не посадят, я многодетную семью кормлю. Я уже не знаю, как и до кого докричаться. Ни мэр, ни губернатор, ни Володин на контакт не хотят идти. Наши семьи для них - отбросы общества. Нас за людей сейчас вообще не держат».

«Вдруг ничего не изменится?»

В поселке есть место, которое не всегда удается почистить даже за деньги: наемные трактористы бояться заезжать на узкую плотину, перегораживающую речку Назаровку. Жители много раз просили чиновников расширить и укрепить этот участок, но дорожный комитет и МУП «Водосток» только кивают друг на друга.

Когда-то для полива садов на речке устроили пять прудов. «На этом пруду даже купались. Года три назад мэрия насыпала здесь песок для пляжа», - жители показывают на заросли камышей. На вид водоем больше напоминает футбольное поле с натуральным покрытием - пространство от берега до берега полностью затянуто ярко-зеленой ряской. На самой середине в маленьком водяном окошке плавают две изумленные утки.

Второй пруд (где воды пока больше, чем тины) рискует погибнуть под горами мусора. Метрах в пятидесяти от воды лежат обломки железобетонных конструкций, бревна, кирпичи, старые рамы и косяки, пенопласт, раздавленные коробки. Грузовики утрамбовали колесами настоящий полигон. «Возят и днем, и ночью, не стесняются. Исаев называет это «инертным материалом», якобы они так засыпают овраг.

На самом деле, наш поселок используют как бесплатную свалку».

При этом с вывозом бытового мусора в Воробьевке проблемы. «Полтора месяца я добивался, чтобы поставили контейнеры. Привезли пять штук. Через неделю осталось два - бомжи уперли»,- рассказывает Алексей. В ответ на вопрос о реакции полиции жители невесело смеются: «Что вы, полиция сюда заходить боится. Видите, недостроенный дом? Пока хозяев не было, оттуда даже пластиковые окна выдернули».

«Уличного освещения почти нет - по два фонаря на проезд. За мусором сюда тянутся бродяги. Воруют всё, что могут. У соседей из бытовки вынесли инструменты на 30 тысяч рублей. Полиция ничего не сделала»,- рассказывает жительница Воробьевки Мария Кузина.

У Марии с мужем трое детей. Семья получила участок два года назад. «Это был кусочек леса. Мы за свой счет сделали межевание. Обошлось в 2 тысячи рублей. Спилили деревья, трактор раскорчевал, вывез корни. Час работы трактора стоит 1,5 тысячи рублей. Нужно было расчистить не только наш собственный участок, но и улицу - легковушка по ней не могла проехать. Муниципальной техники здесь я не видела ни разу».

Подключение электричества обошлось в 550 рублей. Еще 7 тысяч стоил электрощит. «Вода, по предварительным прикидкам, будет стоить 50 тысяч. За проведение газа вообще выходит по 500 тысяч с участка». Пока семья ограничилась возведением туалета и летней кухни. «Боимся строиться: вдруг здесь так ничего и не изменится? Многие уже устали ждать и продают участки».

«На самом деле, место классное»

В августе жители поселка рассказали в соцсетях о борьбе с «Камазами», возившими строительные отходы на 3-й Воробьевский проезд. «Они появились часов в девять вечера. Работали четыре грузовика. Каждый сделал рейсов двадцать. Шум, вонища, дети не могли уснуть. В полночь мы с соседями вышли и перекрыли им дорогу», - вспоминает Анастасия Ступина.

Рабочие рассказали жителям, что возят остатки снесенной пятиэтажки с улицы Южно-Зеленой. На следующий день школу №84, находящуюся на этой улице, должен был посетить спикер ГД Вячеслав Володин. «Утром мы туда поехали. Жильцы соседних домов громко возмущались, что техника, сгребавшая обломки, работала всю ночь».

После скандала в соцсетях районная администрация заявила, что жители Воробьевки не так поняли: это вовсе не мусор, а «первый слой проезжей части». «Крупные фракции» пообещали убрать. Вывоз занял целый месяц. Но и сейчас на обочине (то есть на чьих-то участках, которые пока не застроены) валяются такие глыбы, которые никакой трактор не раздавит.

«Обидно, что власти так относятся к Воробьевке. На самом деле, место классное. Я живу и работаю в Заводском районе. В целом, здесь комфортно»,- говорит многодетный отец Иван Евстифеев. Владельцем участка он стал два года назад. Около 5 тысяч рублей семья потратила на геодезические работы. Еще почти 20 тысяч - на то, чтобы убрать старые деревья и выровнять рельеф на участке.

Оформление разрешения на строительство затянулось на пять месяцев. «Самым безумным было требование получить согласование от самарского филиала Росавиации. Я должен был доказать, что мой двухэтажный дом не будет мешать самолетам!».

Большинству многодетных семей трудно получить кредит на строительство. Как бы усердно ни вкалывал папа, банк скептически смотрит на количество иждивенцев. Иван ради постройки дома продал квартиру. «Честно сказать, страшно ужасно. Дом деревянный. Заберется какой-нибудь асоциальный тип, решит погреться - и останемся без ничего».

К поселку не подведен газ. Зимой Евстифеевы отапливаются электричеством. На это уходит до 7 тысяч рублей в месяц. Водопровода в поселке тоже нет.

Новоселы выкопали скважину. Вода в ней техническая, с известняком. Каждый месяц нужно тратить по 1,5 тысячи рублей на фильтры и еще 500-600 рублей на бутилированную воду для питья. Для семьи, в которой старшему ребенку - восемь лет, младшему - десять месяцев, это значительные расходы.

«Они как жены декабристов», - говорят отцы семейств о своих супругах, решившихся на переезд в Воробьевку.

«До ближайшей школы отсюда как минимум 20 минут ходьбы по диковатой местности. Детский сад - в Комсомольском поселке. Секции - в ДК химиков. До аптеки нужно идти минут десять, если говорить о здоровом взрослом человеке, который идет один, без малыша на руках,- рассказывает Анастасия Ступина. - Когда у ребенка была ветрянка, мы общались с врачом поликлиники по телефону. Как бы она нас нашла здесь? Ни одного аншлага с названием улицы в поселке нет».

Еще в 2017 году во время визита врио губернатора жителям Воробьевки пообещали две школы, пять садиков, поликлинику, почту и церковь.

«О каких школах речь, -  отмахивается Алексей Возлеев. - Здесь еще слишком мало семей постоянно живет. Сначала надо провести коммуникации. Тогда появятся дома и дети».

 

Алексей Возлеев
Алексей Возлеев

 

 

«Я просто хотела жить в своем доме»

«Я хотела записаться на личный прием к мэру Исаеву, спросить - где тротуар, который он нам обещал? Где маршрутка, о которой говорили на встрече весной? У меня четыре школьника, младший пошел в первый класс. Мы 1 сентября с букетами шли по трамвайным рельсам!» - рассказывает мама пяти детей Снежана Селиверстова. По ее словам, в отделе по работе с обращениями граждан ей предложили «решать вопрос на местном уровне», не тревожа Михаила Александровича.

 

IMG_0675
Снежана Селиверстова

 

Селиверстовы - одни из первопоселенцев Воробьевки. Участок они получили в 2014 году. В 2015-м начали строить. «Вот этими руками, - Снежанна поворачивает ладони вверх. -Муж у меня сварщик, я домохозяйка, но всему научилась. Я не герой. Я просто хотела жить в своем доме».

В 2012 году Селиверстовы переехали в Саратов из Узбекистана по программе переселения соотечественников. За четыре месяца оформили гражданство. Снежанне пришлось ходить по инстанциям с грудным ребенком. Родина дала подъемные - 100 тысяч рублей. Деньги улетали на аренду жилья. Семья могла позволить себе снимать частный домик без удобств.

В строительство собственного жилья Снежанна и Александр вложили всё, что могли, - материнский капитал, страховую выплату за побитую машину, брали в долг у знакомых и даже сумели оформить небольшой кредит на забор. Новоселье состоялось в 2016-м, когда еще не было окон и части крыши. «Это было в августе. Ночью укрывались тремя одеялами. Зато наконец-то дома».

Сейчас появилась другая проблема: чтобы поставить дом на кадастровый учет, нужен план БТИ. Бумажка стоит 12 тысяч рублей. Глава семьи получает на заводе 35 тысяч рублей. Снежанна работает дворником в поликлинике за 11 тысяч рублей. Детское пособие на всех едва переваливает за 3 тысячи рублей. Свести дебет с кредитом пока не удается.