День опричника. Суды жестоко судят участников московских событий

Оценить
День опричника. Суды жестоко судят участников московских событий
Фото novayagazeta.ru
Дмитрий Козенко о том, что на фоне московских протестов прекрасно видно, что народ разделен.

Дмитрий КозенкоДля начала – долгое время слово «опричник» не носило отрицательного значения. При Иване Грозном опричники звались государственными людьми. Нарицательным именованием тех, кто борется с врагами режима, слово стало в XIX веке по мере нарастания революционной борьбы. И для примера – клипер русского императорского флота носил имя «Опричник», а ведь плохим словом корабль не назовут. Понятно, сейчас в период очередного  политического обострения слово используется во втором своем значении. И еще - грядущую роль «государственных людей» в жизни страны гениально предсказал Владимир Сорокин в своей повести 2006 года «День опричника».

3 и 4 сентября войдут в современную историю России как Судные дни. Но вряд ли это отсыл к библейскому концу света, скорее воспоминания о втором фильме Джеймса Камэрона «Терминатор-2: Судный день».

Действительно, в эти дни суды с удивительной скоростью и удивительной жестокостью принялись судить участников московских событий. Судья Пресненского суда Елена Абрамова на пять лет отправила за решетку Владиславу Синицу за твит, якобы содержавший угрозу детям правоохранителей. Вполне вероятно этот твит был глуп, но никакой прямой угрозы, никаких призывов чинить расправу в нем не было. Но казус Синицы как нельзя лучше подходил для демонизации протестов: смотрите, они угрожают нашим детям.

Кроме Владислава Синицы, два года общего режима получил в тот день Данила Беглец – потянул полицейского за руку, пытаясь прекратить избиение лежащего. Три года получил Иван Подкопаев, распыливший в сторону полицейских газовый баллончик. На следующий день на три года осужден Кирилл Жуков, дотронувшийся до щитка полицейского шлема и тем причинивший полицейскому «боль в области шеи». Не вынесены пока приговоры Евгению Коваленко, покатившему мусорный бачок в сторону полицейских, и Константину Котову, обвиняемому по «дадинской» статье – неоднократное нарушение правил проведения митингов. Несколько человек находятся под следствием.

И в то же время прекращены дела против нескольких человек, обвинявшихся в организации массовых беспорядков. Еще одному знаковому обвиняемому – студенту ВШЭ Егору Жукову, вместо организации массовых беспорядков теперь вменяются призывы к экстремизму.

Выборочное вегетарианство системы недолго вызывало недоумение. Главред «Эха» Алексей Венедиктов подобострастно объяснил суть происходящего: «Все стало понятно - фантомное дело о массовых беспорядках не перенесло любопытства президента. 20 августа поручение ушло от силовиков к гражданским, от Бастрыкина к Вайно.

А вот конкретные атаки на полицию - будь то твит, или бросание урны, или толкание рукой - настоящие сроки. Тут Путин всегда бескомпромиссен».

Согласитесь, мнение всезнающего Венедиктова снова возвращает нас во времена Ивана Грозного. Суды, следствие – все вторичны и на самом деле ничего не решают. В массовых беспорядках государь усомнился, но вот за насилие (которого не было, но о котором ему доложили) по отношению к государевым людям будут карать беспощадно. Сами же государевы люди никогда и ни в чем не будут повинны. Найдены и наказаны полицейские, избившие Дарью Сосновскую? Нет. А те, кто сломал ногу Константину Коновалову, не участвовавшему ни в каких акциях протеста? Нет. Понесла наказание следователь, отнявшая инсулин у больного диабетом Дмитрия Васильева? Тоже нет.

Как нельзя кстати продолжает эту тему бурятская история. В городе Закаменске трое оперативников местной полиции несколько дней пытали местных жителей, обвиненных в краже кедровых орехов. Сначала полицейские получили реальные сроки, но Верховный суд потребовал пересмотреть дело, и по новому приговору все трое осуждены условно.

И снова о детях. История о том, как задержали и увезли среди ночи Илью Азара, оставив в пустой квартире девочку, которой нет и двух лет, тоже не имеет продолжения. Никто не наказан. Дети уже поделены на своих и чужих. Своим - защиту, на чужих – наплевать. Или отнять – как пытались отправить в приюты детей Проказовых и Хомских за то, что их родители участвовали в акциях протеста.

Владимир Путин и его присные могут сколь угодно по большим праздникам говорить о единстве российского народа. Этого единства нет. Есть опричники, если хотите, государевы люди: силовики, чиновники, пропагандисты и прочая обслуга, и есть остальной народ. Первой группе можно все, нельзя только нарушать установленные в стае правила. Другим – дурман пропаганды, грабительские налоги. Сейчас большую часть народа удается держать, уж извините, в стойле. За попытки из стойла выбраться жестоко наказывают. Но это не может продолжаться вечно. Тех, кто пока заперт, в разы больше. И это не может не оказаться решающим фактором. День опричника не может длиться вечно.