Пятилетие санкционной войны: свидетельства участников и очевидцев

Оценить
Пятилетие санкционной войны: свидетельства участников и очевидцев
Россия тихо отпраздновала юбилей: 6 августа 2014 года вступил в силу первый указ президента о запрете на ввоз продукции из недружественных стран. Какими достижениями на фронтах санкционной войны может похвастаться страна?

Что изменилось в жизни россиян за эти годы?

Хронология военных действий

6 августа 2014 года выходит указ президента №560 «О применении отдельных специальных экономических мер в целях обеспечения безопасности РФ». В список запрещенных к ввозу продуктов входят мясные и молочные продукты, рыба, овощи, фрукты и орехи. Под действие эмбарго подпадают страны Евросоюза, Норвегия, США, Австралия, Канада. Россия называет эти меры ответом на введенные после аннексии Крыма санкции США и Евросоюза против отдельных россиян – должностных лиц, топ-менеджеров госкомпаний и предпринимателей, а также компаний.

Спустя год, с августа с 2015 года, запрещенные к ввозу продукты начинают уничтожать. В постановлении правительства дается добро на ликвидацию продуктов из ЕС, Канады, Австралии, Норвегии, Украины, а также Албании, Черногории, Исландии и Лихтенштейна, которые поддержали санкции против России.

После сбитого Турцией бомбардировщика Су-24 в ноябре 2015 года выходит указ президента РФ №583: запрещены чартерные перевозки между двумя странами, безвизовый режим, наем турецких рабочих и ввоз определенных продуктов (дан детальный список). Впоследствии Россия делает послабления, постепенно исключая некоторые товары из списка запрещенных. Сначала легализуются апельсины, мандарины, сливы и персики, потом гвоздика, лук и капуста; затем тушки птицы, огурцы, виноград, яблоки, груши и, наконец, томаты.

В пятилетний юбилей Федеральная таможенная служба отчитывается об уничтожении 21 тысячи тонн продуктов, которые пытались ввезти в Россию. Россельхознадзор превзошел таможенников почти на треть: ведомству удалось уничтожить более 32 тысяч тонн продуктов.

Александр Сенаторов
Александр Сенаторов
замначальника отдела надзора в области карантина растений управления Россельхознадзора по Саратовской области

ЗА ПЯТЬ ЛЕТ УНИЧТОЖИЛИ 147,3 ТОННЫ ОВОЩЕЙ И ФРУКТОВ

В целях исполнения указа президента №560 за пять лет нашим отделом проведено 495 контрольно-надзорных мероприятий (только фитосанитарных – не считая ветеринарных, которыми занимается другой отдел). Проверены торговые точки, рынки, оптовые склады, предприятия.

Первую партию в 2015 году мы изъяли совместно с депутатом Госдумы Николаем Панковым, который ходил с нами по рынку и присутствовал на уничтожении. Всего за весь период выявлено 144 случая реализации запрещенной к ввозу продукции общим весом 147,3 тонны. Это яблоки, груши, огурцы, томаты, сливы, мандарины, апельсины, грейпфрут, черешня и т.д. Вся продукция была уничтожена.

Что изменилось за эти годы? Если за 2016 год нами было изъято более ста тонн нелегальной продукции, то с начала 2019 года – всего 2,3 тонны. Это о чем говорит? Люди стали более ответственно подходить к делу – стараются не закупать такую продукцию.

Запрещенную продукцию мы уничтожаем вне зависимости от качества в соответствии с указом президента. Там всё расписано, продукция из каких стран запрещена к ввозу. Почему нельзя раздавать продукты, вместо того чтобы их уничтожать? На этот счет комментарий я давать не буду, потому что закон есть закон – мы его обсуждать не можем. Отдадим это на откуп законотворческому органу.

Крупные трофеи

В Саратовской области испытано несколько способов расправы с санкционной продукцией. Крупные партии отвозят на полигоны ТБО и там давят. Мелкие партии могут раздавить бульдозерами и бобкэтами недалеко от места обнаружения. Также продукты сжигают в печах.

Санкционные помидоры

Одну из самых крупных санкционных партий в Саратовской области обнаружили в декабре 2016 года – тогда за один рейд выявили и уничтожили шесть тонн огурцов из Турции.

Ранее, в марте того же года, на промышленном шредере измельчили и превратили в удобрение пять тонн польских яблок.

Уничтожения яблок

В июне 2017 года раздавили полторы тонны контрафактных томатов.

В мае 2018 года под бульдозер попало 1,6 тонны груш.

Уничтожение продуктов сопровождается фото- и видеофиксацией, составляется акт изъятия-уничтожения, информация заносится в реестр-журнал. Саратовские инспекторы Россельхознадзора на камеру проговаривают акт с местом, датой и способом уничтожения. Такую процедуру в СМИ окрестили «зачитыванием приговора сыру».

Арзу
владелец склада на рынке «Привоз»

МЕЖДУ СОБОЙ ЧТО-ТО НЕ ПОДЕЛИЛИ СТРАНЫ – СТРАДАЕТ НАРОД

Откуда это проходит? С таможни, с границы. Один пропускает, другой ловит. Если таможня запускает – кто виноват, что этот фрукт здесь?! А люди страдают. Люди ведь у нас необразованные – не читают, что на этикетке написано. Посмотрел – красивое, вкусное яблоко – какая разница, откуда?!

Товар с неба не спускается. Вам приятно будет, когда вы своими деньгами платили, а эту вещь забрали?! Обидно. Это не пять-десять тысяч – это 50 и 100 тысяч рублей. Это значит просто взять человека и выкинуть с горы. Бывали ситуации, когда человек брал в рассрочку овощи и фрукты, у него их забрали, и потом уходил в большой минус. Бывало, и из города уезжал, чтобы не попадаться [своим кредиторам]. Налог платим, пенсионные [отчисления] платим – что не так?!

Сейчас проверки нечасто проходят. Когда конфликт (например, Турция с Россией что-то не поделят) – тогда сразу чаще. Был случай, когда самолет сбили – и сразу за один день вышел такой закон, что овощи-фрукты из Турции нельзя [ввозить]. Пришли [инспекторы], забрали, хотя эти помидоры-огурцы мы еще до закона закупили. Между собой что-то не поделили страны – страдает народ.

Магамед Рамазанов
продавец на рынке «Привоз»

ГОСУДАРСТВО СВОЕМУ НАРОДУ ХРЕНОВО ДЕЛАЕТ

Это варварство! Хоть у этого польского яблока вкуса нет, зачем давить?!

Я как считаю: если людям зарплату не поднимут, этот бизнес вообще погибнет. Люди становятся всё беднее и беднее. Виновато в этом государство: за свет плата растет, за воду растет, за газ растет – а зарплаты не растут. Одни в нашей стране зарабатывают, другие как рабы работают. Вот бедные таджики: раньше они грузили за 500 рублей денщина, а сейчас спрашивают 1200 рублей – но не потому, что они жадные или плохие, а потому что за патент-латент надо платить, за налоги платить, за квартиру и продукты платить, да еще своей семье в Таджикистан деньги как-то отправить. Кто в этом виноват? Опять государство. Оно людям ничего не делает, оно своему народу хреново делает! Людям зарплату надо повышать.

Думаю, в следующие выборы Путина никто не выберет. Его и в последний раз никто не выбирал, он сам там сидит. Про политику базара нет – хорошо фильтрует. А то, что зарплата и пенсия у людей нищая, это плохо. На эти восемь тысяч пенсии как можно жить?!

Всё для фронта, всё для победы

Продуктовое эмбарго должно было развивать отечественное производство, но цели по импортозамещению достигнуты пока не вполне. Россия практически полностью стала обеспечивать себя зерном и сахаром, однако есть большое отставание от заданных показателей по молоку, овощам, фруктам, а также картофелю. Сохраняется высокая зависимость отечественных производителей от иностранного оборудования, кормов и посадочного материала.

При этом качество продуктов заметно ухудшилось. Российские производители сыров и другой продукции стали активнее использовать при производстве дешевые заменители цельного молока – пальмовое масло и сухое молоко.

Главным итогом пяти санкционных лет аналитики KPMG назвали повышение цен на продукты питания – причем не только на те, которые запретили к ввозу, но и на продукты отечественного производства. Так, сливочное масло выросло в цене на 79 процентов, мороженая рыба – на 68, белокочанная капуста – на 62 процента.

В то же время реальные доходы граждан продолжают падать шестой год подряд. На фоне уничтожения тонн импортной еды обыденной картиной для Саратова и других городов стало собирание просроченных продуктову мусорных урн.

Наталья Сундутова
Наталья Сундутова
cотрудница заведения общепита

ЛЮДИ ЛЕЗУТ В МУСОРНЫЕ БАКИ, КАК ЖИВОТНЫЕ

Чем давить продукты, лучше бы отдавали это все людям. Делали бы акции, чтобы люди приходили и набирали.

У нас еду из магазинов, пусть даже один день просрочки, выкидывают в мусорные баки – люди очередями, с сумками, лезут прямо в мусорные баки и начинают драться из-за этих продуктов. Как животные. А эти продукты импортные, которые давят, вообще даже не просроченные. Я, конечно, против, чтобы всё это выкидывалось. Тут стараешься, экономишь, считаешь каждую копейку, практически выживаешь – а где-то давят тонну сыра.

Владислав Трубицын
Владислав Трубицын

КОНЦЕПЦИЯ НЕПЛОХАЯ, НО ОДНИМ ЗАПРЕТОМ НИЧЕГО НЕ ДОБЬЕШСЯ

Лично на мне запрет на ввоз санкционки никак не отразился. Но я сам с Кубани, у меня многие друзья в аграрном бизнесе – им это помогло немного нарастить оборот.

Думаю, санкции нужно было вводить в комплексе с другими мерами. Импортозамещение – концепция сама по себе неплохая, но одним запретом на ввоз импортных продуктов ничего не добьешься: нужно развивать сельскохозяйственную отрасль, помогать индивидуальным предпринимателям.

А если говорить конкретно про уничтожение – то да, я считаю, что нельзя раздавать эти санкционные продукты, потому что мы не знаем, какого они качества.

Надежда Познякова
Надежда Познякова
правозащитница

ПРОСТО С ЖИРУ БЕСЯТСЯ

Моя бабушка пережила голод, в войну попала под бомбежку, и вот если какая крошечка где оставалась, она ее в дело пускала – знала ей цену. А тут сердце заходится, когда читаю, вижу, как сегодня в нашей стране поступают с продуктами! Просто с жиру бесятся.

В прошлом году я вышла на пенсию и получаю «минималку» – это за стаж строителя Балаковской АЭС. Иногда прохожу мимо мусорок и вижу, как старые бабушки в них заглядывают. Я до этого еще не дошла – еще пытаюсь искать скидки, акции, распродажи, стараюсь каждую копейку сэкономить. Те сыры, которые сейчас на прилавках, есть невозможно – там одно пальмовое масло. Ну, я бы не побрезговала, если бы мне вот этот сыр, который хотят уничтожить, дали бы! Столько у нас людей сейчас нуждающихся! И это вообще дико, некрасиво, несправедливо, подло, что так поступают.

Не понимаю, что наше правительство творит. Оно нас в нищету вгоняет. Так что это грустный юбилей. И вообще, то, что происходит в нашей стране, очень грустно.