Читают книги, учат младенцев плавать, рисуют мандалы. Как саратовчанки зарабатывают в декрете?

Оценить
Читают книги, учат младенцев плавать, рисуют мандалы. Как саратовчанки зарабатывают в декрете?
Все меньше женщин после рождения ребенка готовы проводить три года в декрете. В поисках денег, профессии и смысла жизни молодые матери открывают для себя новые виды заработка.

«Люблю читать, а когда за это еще и платят – вообще здорово»

«У девушек в декрете, оказывается, столько возможностей, что выходить оттуда совсем не хочется», – уверенно заявляет Юлия Пиввуева, мать полуторагодовалой Веры. Подрабатывать Пиввуева начала с первых недель после родов, плотно заниматься работой – когда дочери исполнилось семь месяцев.

Пока с ребенком сидит няня, мы встречаемя в кафе. На столике – стопка из трех мобильников: для рабочих звонков, домашних и спам-сообщений; телефоны звонят, и Юлия, извиняясь, уходит ответить. Говорит, что носить их с собой в сумке вместе с сосками и бутылочками уже привыкла, тяжести не замечает. Но больше всего места в ее сумке занимает планшет – каждую свободную от материнских забот минуту она читает.

Одну книгу в 200-400 страниц она осиливает за два дня. Потом пишет на нее рецензию. Книги еще нигде не изданные – по рецензиям Юлии издатель принимает решение, стоит ли вкладываться в публикацию. Одна рецензия на книгу на русском языке – тысяча рублей, на англоязычную – чуть дороже.

«Я люблю читать, а когда за это еще и платят – вообще здорово», – отмечает Юлия. Выбирать книги не приходится: сегодня она читает про устройство частных тюрем в США, завтра – слезливую историю о нелегкой женской судьбе. Много детективных сюжетов. «Главная героиня там – как правило, женщина лет тридцати, у которой не всё в порядке в семье. Сегодня авторы не ограничиваются просто похищениями и убийствами – обязательно всплывает какой-нибудь педофил, абьюзер, от которого беременеет родная дочь», – подытоживает Юлия.

1

Помимо рецензий Пиввуева зарабатывает в декрете и письменными переводами. Тексты – любые, от школьных дипломов до узкоспециальных изданий. Заказы чаще всего приходят от работодателя – до декрета Юлия работала в бюро переводов, есть диплом по английской филологии и опыт преподавания в университете. «Моя профессия не позволяет мне ничего не делать и вернуться из декрета без потери квалификации. Язык – он живой и умирает без практики», – говорит девушка.

На перевод уходит не больше трех дней, тут жесткие дедлайны. Чтобы успевать, Пиввуева переводит по ночам, пока дочка спит (она засыпает в восемь-десять часов вечера, просыпается в восемь утра).

А по будням до полудня Юлия ведет онлайн-уроки: в день по четыре занятия продолжительностью 50 минут каждое. Юлия работает через сайт, который подбирает ей учеников. Уроки без посредников могли бы оплачиваться выше, но через сайт – больше гарантий: например, если ученик отменяет занятие, репетитор все равно получает полную оплату. Цену устанавливает сам репетитор – диапазон от 400 рублей до пары тысяч за занятие.

Пока Юлия ведет уроки, в соседней комнате дочь Вера находится под присмотром няни. В рабочие часы Юлия старается вести себя профессионально – по каждому шороху в дверь не бросаться. Однажды, говорит, няня опоздала – до тех пор, пока не пришел муж, пришлось вести занятие с малышкой на коленях, которую Юлия представила «ассистентом преподавателя».

Чтобы найти няню, Пиввуева сначала поспрашивала у знакомых, потом стала искать на «Авито». Всего год назад найти няню в центре города было непросто (в основном нанимались декретницы со своими детьми из Ленинского или Заводского районов). Сейчас рынок услуг растет. «По ценам большой разброс: кто-то берет сто рублей в час, кто-то пятьсот, причем цена часто вообще никак не соотносится с квалификацией нянь», – замечает Юлия. Первое время, когда уроков было немного, няне доставалось пятьдесят процентов от ее дохода, сейчас – около трети.

«Работаю на себя, когда и сколько хочу»

«Пригласила вас в друзья с целью предложить бизнес-систему в интернете с нуля. Работа у нас информационная и не связана с продажами. Бизнес передается по наследству – это отличная фундаментальная база для наших детей! Законно, налоги, трудовой стаж.  Доход 10-15 тысяч рублей на начальном этапе, 40-50 тысяч через полгода, далее постоянно растущий. А также путешествия, премии, автомобильная программа!»

«Я мамочка, проживаю в Тольятти, я индивидуальный предприниматель и успешно развиваю свой бизнес. А вообще по профессии я инженер ПГС, у меня высшее образование, но по профессии я работала всего три года, после чего ушла в бизнес, честно говоря, чему безумно рада».

«Давайте познакомимся! Меня зовут Яна и я мама своей принцесски. Я так рада, что могу постоянно находиться со своей крошкой, ведь она так быстро растет! При этом находясь дома, я работаю на себя – в свободное время, когда и сколько хочу, и это чудесно!»

Наверняка многим читательницам поступали подобные предложения в социальных сетях. Сетевые маркетологи, преимущественно женщины, которые раздавали на улице каталоги, продавали косметику и бытовые товары коллегам и друзьям, теперь большей частью ушли в интернет. Неограниченный доступ к незнакомым пользователям, анонимность и комфортные условия работы на дому – вот что нравится декретницам в сетевом маркетинге цифровой эры.

Принцип прежний. Заказывать продукцию сетевой косметической компании можно только через консультантов. Зарегистрировавшись и купив продукцию, покупатель сам становится консультантом. «Тебя пригласили, ты купила шампунь и тушь для ресниц  –  баллы заработала консультант, пригласившая тебя. Ты пригласила другую  девушку – баллы заработаешь ты, но больше – твой консультант», – объясняют на форумах суть сетевого маркетинга. Баллы позволяют покупать продукцию компании с корпоративными скидками. Единственный способ обналичить баллы – открыть счет в банке и регистрировать себя в качестве индивидуального предпринимателя, с уплатой всех налогов; смысл в этом появляется только тогда, когда баллов набралось достаточно много.

4

Большинство девушек в декрете, написавших в личное сообщение с предложением такого трудоустройства, не выразили желания рассказать о своем бизнесе. Но одна декретница все же согласилась.

Анна Сысоева (имя изменено по просьбе героини) попала в сетевой бизнес еще до декрета, три с половиной года назад. До этого работала бухгалтером в Балашове, а в свободное время подрабатывала фотографией. С переездом в Саратов Анна по приглашению знакомой вступила в сеть шведской косметической компании.

Вечерами после работы она тратила по одному-три часа на прослушивание вебинаров, составление пошаговых инструкций для своих учеников и на рекрутинг. На вебинарах обычно учат, как заработать много и не терять мотивацию. Инструкции нужны, чтобы доходчиво объяснять новичкам, что от них требуется. Рекрутинг – поиск через соцсети новых потенциальных консультантов.

За два с половиной года максимум, который получила Сысоева, – 3 600 рублей в месяц. Анна считает, что в этой сетевой компании недостаточно внимания уделялось тому, как обучать новичков. «Пришлось всё схватывать самой. Но в итоге я сама набралась такого опыта, который потянул меня вверх, и в этой компании мне уже стало тесно», – говорит Сысоева, презентующая саму себя в соцсетях как «гуру пошаговых инструкций».

Сысоева перешла в другую сеть, на этот раз уже российскую косметическую компанию, – и буквально через несколько месяцев стала «директором структуры» в 400 человек. Структура – это лично приведенные в компанию консультанты, их доход формирует доход директора. По словам Сысоевой, ее заработок вырос до 18-23 тысяч рублей в месяц.

В декрете Анна уделяет работе около трех-шести часов в день: время уходит на переписку, звонки, регистрацию новичков на сайте, персональные консультации, прослушивание и проведение вебинаров.

Для того чтобы подключать новых людей в свою структуру, только во «ВКонтакте» у нее сегодня 47 профилей (имя одинаковое, вместо фамилии – отчества от всех известных мужских имен) – с ними проблема в том, что они блокируются соцсетью за рассылку рекламного спама. Нередко разгневанные получательницы сообщений грубят ей в ответ, но это «всего лишь издержки профессии», – стоически рассуждает Анна. «Такая работа подойдет не каждой, но пробовать нужно в любом случае», – уверена Сысоева.

«Просто делаю свое дело»

«Бизнесвумен из меня никакая – я не знаю, сколько трачу и сколько зарабатываю, – признается Людмила Герасименко. – Муж создавал для меня форму в Excel, чтобы я контролировала свои расходы. Я начинала, но с двумя детьми времени мало, и я забила».

Людмила журналист, полгода назад вышла в декрет в связи с рождением второго сына. Раньше увлекалась составлением букетов, но цветы быстро увядали, нужно было покупать и ставить в квартиру большую холодильную камеру, а клиентов было немного.

Людмила начала вязать мягкие игрушки и шить пеленки для младенцев. Вязаные зайцы и медведи Людмилы стоят 1000 рублей, грызунки из бука и березы – 550-1200 рублей, комфортеры (мини-пеленки с игрушечной головой) – 1050-1250 рублей, муслиновые пеленки – 790-1090 рублей. В стоимость товаров заложены цена расходных материалов, доставка и работа из расчета 200 рублей за час. Спрос, по словам собеседницы, не очень высокий: «Материалы дорогие, продукт получается такой же, а покупательская способность не растет». Максимум, который зарабатывала Герасименко – 22 тысячи рублей за два предновогодних месяца. Но обычно выручка составляет несколько тысяч, которые мастерица сразу пускает на новые материалы.

Материалы она ищет через инстаграм. Ткань для пеленок по 240 рублей за метр нашла в Китае, деревянные фигурки для грызунков по 250 рублей заказывает в энгельсской мастерской. Хочет фирменные принты на тканях – уже присмотрела одну типографию из Новосибирска, осталось найти дизайнера, который нарисует эскизы.

2

В инстаграме Людмила создала аккаунт, где рассказывает о своей продукции – набралось почти 12 тысяч подписчиков. Чтобы повысить охват, однажды она проводила розыгрыш в сотрудничестве с одной блогершей, той в обмен досталась авторская игрушка.

Конкуренция среди мастериц в инстаграме высока. «Одна девушка поинтересовалась у меня, где я беру пряжу. А потом прошлась по моим подписчикам – запустила масс-фолловинг и масс-лайкинг (массовая подписка на пользователей и выражение одобрения с целью привлечения внимания к своему аккаунту. – Прим. ред.). Я сначала расстраивалась по поводу своих конкурентов, а сейчас просто делаю свое дело», – говорит Герасименко.

Много времени уходит на то, чтобы составить композиции с товарами и сделать привлекательные фото. Моделями часто выступают ее пятилетний сын Святослав и полугодовалый Гордей.

Самим рукоделием Людмила раньше занималась по ночам, но поняла, что стоит ценить свое здоровье и сон, и теперь шьет только днем, пока младший спит. За день прострачивает одну сторону пеленки. «Одна знакомая мама с двумя детьми по ночам не спала, шила. У нее прихватило сердце. Врач сказал: хватит! Главное – только вы и ваши дети», – рассказывает Герасименко.

Несмотря на пренебрежение к текущим доходам и расходам, Людмила мечтает о красивом офлайн-магазине. Хочет стать индивидуальным предпринимателем – доставка для юрлиц у многих курьерских служб дешевле. Но пока смысла в этом не видит: зарабатывает слишком мало по сравнению с налогами, которые надо будет платить.

«Воду можно пить»

Елена Фролова в декрете открыла бизнес, о существовании которого раньше не догадывалась.

«Я достаточно поздно стала мамой – в 33 года. Всю жизнь работала административным сотрудником в крупной компании – моя жизнь была связана с совещаниями, встречами, командировками, я была далека от детской темы». Когда родилась дочь Валерия, в роддоме дали брошюру с флайером на посещение центра грудничкового плавания. Валерии был всего месяц, когда они туда пришли.  «Мы с супругом восхищались ее умениями, стараниями, эмоциями, которые она получала от занятий», – отмечает собеседница.

Когда дочери было всего полгода, Фролову пригласили поработать инструктором в одном из центров грудничкового плавания. Позже она поехала в Москву на специальные курсы и стала сертифицированным инструктором по раннему и грудничковому плаванию. Потом обучалась в других городах – «пришлось поездить, несмотря на грудного ребенка, который оставался на папе и бабушке».

В январе 2019 года, когда дочери было полтора года, Фролова открыла собственный центр. Арендовала помещение, сделала ремонт, закупила оборудование, зарегистрировала ИП (опыт был – до декрета параллельно с основной работой она держала магазин бижутерии). «Начинала тут одна, а теперь у меня – команда профессионалов. Наверно, какие-то космические силы помогли. Я никого намеренно не искала, не давала объявлений – люди сами нашлись», – гордится Елена. Она подчеркивает, что в бассейнах почти нет хлора, действует многоуровневая система очистки, «воду даже можно пить».

3

Но отвечать на вопросы о количестве сотрудников, стоимости аренды помещения  и оборудования Фролова не хочет. Говорит, что это коммерческая тайна и конкурентам не обязательно знать такие подробности. Услуга в городе новая и пока еще очень востребованная – подобных центров начинает открываться все больше. «Знаю, что люди под видом клиентов приходили заниматься со своими детьми, смотрели, все выспрашивали, и потом, совершенно не стесняясь, говорили, для чего это делали», – отмечает Елена.

Главным средством продвижения она называет инстаграм, без которого уже невозможно представить жизнь современной декретницы. Аккаунт ведет администратор бассейна.

Разовое посещение стоит 800-900 рублей за 30-45 минут занятий, с абонементом – дешевле. «Ограничений для грудничкового плавания нет, обязательных курсов, как в массаже, тоже – но, понятное дело, все упирается в разные факторы: финансовые, временные, территориальные. Мы всегда говорим: постарайтесь ходить хотя бы два раза в неделю. Один раз в неделю – очень мало, детки быстро забывают полученные навыки, и приходится начинать сначала, вместо того чтобы идти дальше», – отмечает Елена.

Фролова сама работает инструктором у себя в центре: начинает в 12 часов дня, а заканчивает после девяти вечера. Двухлетняя Валерия под присмотром бабушки, которая работает по сменному графику электромонтером – Елена и ее мать умудряются подстраиваться друг под друга, пока муж погружен в свою работу. «Когда я не на работе, я полностью посвящаю себя дочери. Свободного времени у меня нет, всё на бегу», – говорит женщина.

«Я постепенно двигаюсь в своем духовном развитии»

Когда дочери Софии исполнился год, бывшего инспектора по охране труда Екатерину Ковалеву накрыла материнская хандра. Дочка плакала, плохо спала и забирала все материнское внимание. «Ничего не радовало, жизнь потеряла для меня смысл. Есть ребенок, подгузники, и ты не видишь, что дальше. В голове вопрос: в чем твое предназначение?»

Екатерина прочитала в интернете, что разобраться в себе помогает рисование на бумаге мандал – замкнутых геометрических фигур якобы с сакральным значением. Она заинтересовалась арт-терапией – «лечением искусством». Через поисковик нашла онлайн-курс по арт-терапии: десять недель за 30 тысяч рублей. Вебинар от эксперта по три часа раз в неделю, ежедневные практики, отчет раз в неделю. На курсах не только знакомят с основными техниками (терапией песком, лепкой, музыкой, сказкой, куклами), но и учат консультировать других, презентовать себя и продвигать свой бренд.

Курс подразумевал, что уже с первых дней его прохождения Ковалева должна активно консультировать других, помогая справиться с проблемами. «Система такая: кто-то ведет тебя, кого-то ведешь ты». Начав помогать другим, Ковалева почувствовала себя лучше. Тренировалась Екатерина сначала на знакомых, потом с помощью соцсетей расширила круг своих клиентов. Первые консультации – в обмен на добрый отзыв, потом стала брать плату в пределах 500 рублей (консультации продвинутых коучей стоят от 1500 рублей и выше). Молодая женщина стала активна в интернете: проводила бесплатные и платные вебинары (в пределах 400 рублей), писала вдохновляющие посты в инстаграме. Собиралась поступать на арт-терапевта (на этот раз офлайн-курсы) – но узнала, что снова беременна.

Екатерина пережила второй виток депрессии: «Внешне я – счастливая мама и жена, физически здорова, а внутри – огромная черная пропасть. Посмотрела видео в  интернете – выявила у себя третий уровень депрессии. Всего их четыре: дальше уже психосоматические расстройства».

На новом онлайн-курсе женщина нашла арт-коуча, с которым «сняла мешавшие жить блоки». Также Ковалева открыла для себя «знание о Рейки – посвящение в божественные каналы» (эзотерическая практика работы с энергиями). «Я постепенно двигаюсь в своем  духовном развитии, сначала открыв для себя арт-терапию и медитации, потом чакры и, наконец, Рейки», –  убеждена Екатерина.

5

Муж Ковалевой предприниматель. Поначалу он с настороженностью отнесся к увлечению супруги, а потом стал морально поддерживать.

Екатерина определилась, что ее аудитория – матери, которые не привыкли к жизни в декрете. «Это люди совершенно разных профессий – художники, врачи, менеджеры, которые стремятся узнать свой внутренний мир, избавиться от психологических проблем. Я помогаю эмоционально подготовиться к  родам, осознать свою женскую силу, стать эмоционально стабильной». На консультациях она выслушивает клиенток, просит нарисовать, вылепить, творчески визуализировать свою тревогу. Весной Екатерина провела несколько офлайн-встреч в клубе для беременных «Большая медведица». Набрались группы по 3-12 девушек – работали с пластилином, мандалами, метафорическими картами. Стоимость участия – 400 рублей.

В Саратове, по словам собеседницы, достаточно много арт-терапевтов: «Многие дипломированные профессиональные психологи завязывают с традиционной практикой и уходят в арт-терапию – здесь интереснее». Отсутствие у самой Екатерины диплома профильного образования никого из клиенток не смутило. По ее убеждениям, вред от ее действий невозможен: никаких диагнозов она не ставит, просто помогает разобраться в проблемах.

Полтора месяца назад у нее появилась вторая дочь Василиса – консультации приостановились. В дальнейшем она собирается вернуться к арт-коучингу: «Знаю, что на таких консультациях можно зарабатывать, но вопрос не в деньгах – вопрос в моей женственности, в помощи другим как одной из составляющих моего счастья. После декрета в офис не пойду – мне это будет очень неинтересно», – решила Екатерина.