В Горном — как в Вене, только лучше. Что рассказали жителям Краснопартизанского района о будущем опасном предприятии

Оценить
В Горном — как в Вене, только лучше. Что рассказали жителям Краснопартизанского района о будущем опасном предприятии
Журналистов вывезли в Горный. Показали «суперсовременный завод» с огромным потенциалом. Представитель РосРАО, губернские власти и лояльные экологи полтора часа убеждали в необходимости опасного завода тех, кто в этом совсем не нуждался

Экскурсия

На экскурсию на завод в Горном приехали один микроавтобус с общественниками, два микроавтобуса с журналистами и несколько автомобилей премиум-класса. Автотранспорт у гостей был разный, но, что радует, качество трассы от Балакова до места действа досталось всем одинаковое. Испытать деликатные особенности дорог российской глубинки довелось всем: вице-губернатору и областным министрам, московским гостям  из РосРАО и Минпромторга России. 

IMG_9949
Алексей Могильницкий

На проходной завода – выгоревший баннер, на котором экс-глава ПФО Михаил Бабич подписывает исторически важные бумаги, возможно решившие судьбу мира. Но вот насчет старенького транспаранта с цитатой авторства «В.В.Путина» на козырьке проходной  (что-то там о единстве мыслей и дел) с актуальностью не прогадали.

Завод – режимный объект с особыми правилами посещения. За две недели до поездки журналисты предоставили данные, какую технику возьмут с собой – бренд, модель. Охранники на входе тщательно делали вид, что знают в этом толк. Национальная безопасность будет поставлена под удар, если заявил фотоаппарат «сони», а приехал с «кэноном». Кстати, снимать разрешили только внутри определенных помещений -- «противодействие антитеррору».

На предположение, что в воздухе чем-то пахнет, встречающий директор федерального казенного предприятия «Горный» Алексей Могильницкий развел руками: «Думаю, это от бордюров – только покрасили…». Да, ждали, готовились.

По-хозяйски проявлял заботу вице-губернатор Игорь Пивоваров – предлагал журналистам попробовать смородину, гроздьями черневшую на кустарниках на территории завода. Игорь Иванович пребывал в прекрасном игривом настроении и счел нужным делиться им с другими. «Только после вас», - отвечали взаимной вежливостью наши коллеги. 

IMG_9927
Отдел термического обезвреживания твердых и жидких отходов. Фото Матвей Фляжников

Рассказали, что предприятие по уничтожению химического оружия (иприта и люизита) работало с 2002 по 2005 год. После этого на заводе стали заниматься ликвидацией последствий уничтожения химоружия. Скоро собираются заняться производством особо чистого мышьяка. А с 2023 года объект будет задействован под переработку отходов первого и второго класс опасности.

Делегации показали отдел термического обезвреживания твердых и жидких отходов. В помещении – инсталляция-модель цехов с обозначениями на двух языках: русском и немецком. 

IMG_9932
Отдел термического обезвреживания твердых и жидких отходов. Фото Матвей Фляжников

- Европа тогда финансировала уничтожение химоружия, – пояснил один пиджак другому.

- То есть они с нами дружили? – уточнил второй пиджак.

- Они с нами дружили только в рамках международного соглашения, - строго подчеркнул первый пиджак.

На схеме с горящими красными лампочками с одной стороны и потухшими с другой начальник отдела Михаил Борисенко показывал, какие стадии очистки проходит бывшее химоружие прежде чем превратиться в почти безобидные соли. Процесс, мол, сложный, многоступенчатый, оборудование – самое надежное. Получившиеся в результате этого соли потом помещают в бетонный бункер и захоранивают на полигоне на территории завода. 

IMG_0003
Фото Матвей Фляжников

На этом экскурсия завершилась. Бонусом к увиденному общественники и журналисты попросили показать полигон с солями. «Ну, что там смотреть?! Просто огороженный участок…» - сказал директор завода, и предложил посмотреть на него издалека, за изгородью. Предлагаем читателям визуализировать этот полигон, поскольку фотографировать его не разрешили.

Михаил Борисенко
Михаил Борисенко

Долгожданная встреча

После этого делегация направилась в дом культуры поселка Михайловский (бывший ЗАТО). Зал был полон: жителей пришло ровно столько, сколько мест в зале – никому стоять не пришлось. Выяснилось, правда, что жители Горного об этом так и не узнали – но на них и не рассчитывали, так как своих михайловцев было вполне достаточно. 

Фото Матвей Фляжников

Первый замдиректора РосРАО Максим Корольков мысленно прыгнул с трибуны в зал обнимать местных. «Я с вами прошел этот путь» (наверняка также мысленно) - вспоминал он о днях становления химзавода, когда сам работал в столичном «ГосНИИОХТ». Максим Владимирович «испытал гордость», когда побывал на экскурсии на этом «суперсовременном заводе, который может решать самые сложные задачи». «Горный – это пример, как надо работать» - не скупился на комплименты московский гость.

Корольков популярно объяснил, откуда берется ужасающая онкология – не от заводов, а от их отсутствия: «За последние 20 лет не построили ни одного предприятия, которое занималось бы опасными отходами. У вас в области 200 предприятий вырабатывают отходы, а перерабатывают – ноль. Теперь прекращается серый поток отходов - вот эти серые лавочки, – вводится федеральный оператор. А то, что опасными отходами будет заниматься Росатом – это потому что Росатому доверяют», - похвастался замдиректора РосРАО (дочернего предприятия Росатома). 

IMG_0017
Максим Корольков. Фото Матвей Фляжников

По его словам, территориальное присутствие Росатома видно издалека – это социальные проекты: от благотворительности до поддержки молодых талантов. «Свободные новости» спросили, планируются ли какие-то более масштабные решения по улучшению жизни в районе в обмен на соседство с опасным предприятием (для сравнения, при строительстве химзавода десять процентов всех средств было потрачено на объекты социальной инфраструктуры). «Ну, давайте вы не будете оценивать масштабность проектов Росатома» - указал Корольков.

«Никто не будет захоранивать у вас радиактивные отходы: полоний, плутоний. Хватит уже этих инсинуаций», - разражено повторял который раз за день Корольков. «Мы берем готовые решения из-за рубежа»,  - и привел в пример Вену, где в центре столицы якобы стоит такой же завод опасных отходов, счастливые детишки бегают туда на экскурсию.

- А жители Вены получают за это компенсацию? – вырвался вопрос у мужчины из зала, в котором выразилась молчаливая мольба всех местных жителей.

- Не знаю. Думаю, нет.

На вопрос, есть ли у населения право решать, быть или не быть заводу в Горном – скажем, если наберутся миллионные подписи «против», представитель РосРАО дал понять, что всё уже решено. Зато пройдут несколько встреч, где соберутся депутаты, члены общественной палаты, «те общественники, которым надо не покричать, а задать вопросы». 

IMG_0071
Фото Матвей Фляжников

«Утерли всем нос»

Если бы у кого-то в зале были сомнения в необходимости опасного завода, их бы больше не осталось. Из Москвы и Саратова привезли тяжелую артиллерию в лице авторитетных (в своих кругах) экологов. Член общественного совета при Минприроды РФ Александр Никитин заметил, что по статистике больше всего отходов первого и второго класса опасности образуется в Чечне – а поскольку этого просто не может быть, то значит, там опасные отходы тщательно считают, а во всех других регионах они безвестно хоронятся в земле.

Наши тоже не подкачали. «Потрясающая степень открытости», «многоуровневая система экологического мониторинга». «Мы просто утерли нос всему мировому сообществу! - вырывались восклицания у члена экологического совета при минприроды области, когда она говорила о химзаводе:  - Лучший завод в России, наше российское достояние – ну почему он должен умереть, как умерли многие другие заводы?!»

Дама вспомнила о 252-х несанкционированных свалках на территории области – «это безобразие, катастрофа!» Местных жителей интересует, будет ли компенсация – им отвечают: вы же не хотите 252 свалки. Диалог состоялся.

Помимо журналистов и общественников, вопрос задал лишь один житель Михайловского:

- Как можно отнестись к этому с пониманием, если в руках у меня – приказ о сокращении скорой помощи?! Кто будет обслуживать население, когда заработает новый завод? – сказал Василий Шкуратов, водитель скорой.

С расформированием ЗАТО коллектив из восьми человек решили уволить - теперь жителей Михайловского будет обслуживать скорая при ЦРБ в Горном (расстояние между поселками – пять километров). Шкуратов зарабатывал 11 788 рублей, а теперь лишается и этих денег.

- Если бы здесь был Вячеслав Викторович Володин, он бы сказал, как важно привлекать молодых врачей в районы, – примерно в таком духе ответил вице-губернатор Игорь Пивоваров. Пусть и не по сути, зато не нарушил традиций - ни встречи без упоминания спикера Госдумы.

IMG_9934
Игорь Пивоваров в лаборатории

Завершил он свой длинный спич о том, что хорошего делается в Саратовской области, обещаниями пляжа в Саратове. И не важно, что это не очень-то касается жителей Михайловского - они все равно одинаково рукоплескали всему, что было сказано гостями.

У столпившихся у выхода участников встречи «Свободные новости» спросили, откуда они узнали об этом мероприятии.

- Мы в администрации работаем, поэтому знаем.

- Нам на заводе сказали сюда прийти.

- Я в столовой завода работаю. Мы же виделись сегодня утром – я вам чай разливала, - получили мы такие ответы.

- Ну, где там наш автобус?! – прозвучал довольный возглас человека, вывалившегося из дверного плена.