«Незаконное предпринимательство». Ростехнадзор завел предпринимателя в тупик

Оценить
«Незаконное предпринимательство». Ростехнадзор завел предпринимателя в тупик
Предпринимателя заставили зарегистрировать мукомольное и крупяное производство как опасный производственный объект. Сейчас производство остановлено, а собственник прошел через уголовное дело и суд.

Случай предпринимателя из Калининска Андрея Горбунова для Саратовской области – региона с высоким административным давлением на бизнес – не единичный, более того, является примером системной проблемы. Руководителя зарегистрированного малого предприятия суд ставит в один ряд с преступниками в рамках статьи 171 УК РФ «Незаконное предпринимательство», по сути, за провалы в работе контрольно-надзорных органов, действиям которых обвинение оценку не дает. Бизнес закрывается, а люди теряют работу.

24 апреля нынешнего года в отношении руководителя ООО «Колибри» Андрея Горбунова Калининский районный суд вынес обвинительный приговор по статье 171 УК РФ за осуществление незаконной предпринимательской деятельности. За отсутствие лицензии на работу мукомольного и крупяного оборудования директору предприятия назначен штраф в размере 350 тыс. руб.

ООО «Колибри» официально зарегистрировано и осуществляет все обязательные отчисления с 1998 года. В лучшие времена на предприятии трудилось до 70 человек, действовало два цеха по производству круп, две мельницы, оборудованные склады. Мощность производства достигала 15 тыс. тонн продукции в год. Директор строил планы по развитию компании.

Почему возбудили уголовное дело в отношении руководителя организации, которая осуществляет свою деятельность на законных основаниях? За что должен нести наказание, не понимает и сам Андрей Горбунов.

«Я полагался на компетентность проверяющих»

В соответствии с законом № 116-ФЗ «О промышленной безопасности» от 1997 года деятельность по производству муки и круп не требовала лицензирования. В трактовке же закона № 99-ФЗ «О лицензировании» от 2011 года не все однозначно, и разобраться предпринимателям бывает непросто. В случае с «Колибри» инспекторы контрольно-надзорного органа, в силу ли недостатка профессионализма или из корыстных побуждений, вместо того, чтобы разъяснить суть нормативного документа директору предприятия, наоборот, ввели его в заблуждение. В 2012 году они сообщили руководителю «Колибри» о необходимости зарегистрировать мукомольное и крупяное производство как опасный производственный объект (ОПО) в соответствии с законом № 116-ФЗ «О промбезопасности». Андрей Горбунов предоставил в контрольно-надзорный орган документы для регистрации в реестре ОПО.

– Мне не пришло в голову засомневаться в словах инспекторов, – вспоминает Андрей Владимирович. – Я полагался на компетентность проверяющих. Но они не задали вопрос, а образуются ли в процессе нашего производства смеси, которые способны взрываться. Не указали мне на то, что прежде всего, в соответствии с пунктом 7 Приказа № 495 Ростехнадзора, эксплуатирующая организация сама должна определить количество и качество вредного вещества на производстве и сделать вывод о том, относить ли ее объекты к опасным. Инспекторы объясняли необходимость регистрации в реестре ОПО наличием производственной пыли. Но действующий в тот момент административный регламент Ростехнадзора по исполнению его же функций регистрации в реестре ОПО не относил пыль к категории опасных веществ. К тому же именно в этот период, с 1 апреля по 24 июня 2012 года, в законе о промбезопасности слово «пыль» отсутствовало вовсе. Уже позднее я осознал, что проверяющие вышли за пределы своих полномочий – не проконтролировали правильность идентификации объекта как опасного (согласно закону и приказу Ростехнадзора) и отнесли наше оборудование к третьему классу ОПО соответствующего реестра, не имея на то оснований.

Уведомление о необходимости лицензирования инспекторы вручили Андрею Горбунову лишь в сентябре 2016 года, без формулировки четких требований. В его тексте говорится о том, что если у организации имеются производственные объекты третьего класса опасности, то ей надлежит получить лицензию.

Надо сказать, что Андрей Горбунов в соответствии с ГОСТом усовершенствовал свое производство оборудованием, которое многократно снижает концентрацию пыли по сравнению с предельно допустимыми показателями. Кроме того, как и в 2000-х годах, так и теперь у «Колибри» то же самое сертифицированное оборудование. Его разработчики в описании представили все технологические показатели, и в том числе по количеству образующейся в воздухе смеси, которое далеко от опасных значений.

Для большей достоверности предприниматель дважды провел независимое исследование в соответствии с ГОСТом. Специалисты пришли к выводу, что во время производственного процесса количество и качество пылевоздушной смеси не способно спровоцировать горение или взрыв. Количественные показатели на разных объектах «Колибри» составляют менее 1 мг пыли на кубометр воздуха, тогда как ГОСТ допускает минимальную безопасную концентрацию вещества от 28 до 78 г на кубометр на разных объектах производства. То, что производственный процесс безопасен, на одном из судебных заседаний подтвердил и руководитель «Поволжского регионального центра охраны труда и промышленной безопасности», профессор Александр Сатаров. Если на производстве ничего не может загореться, должны ли у предприятия требовать лицензию?

На качелях Ростехнадзора

Но поздно было задаваться таким вопросом. Если объект уже включили в соответствующий реестр – значит, нужно оформить лицензию. Оплатить пошлину для этого недостаточно. Требуется изменить технологический процесс. План промышленной безопасности, обучение руководителя и персонала, экспертиза зданий, оборудования и механизмов – все это выливается во внушительную для мелкого предпринимателя сумму, в среднем от 400 тыс. руб. до 1 млн руб. за объект.

Директор «Колибри» старался последовательно выполнять требования инспектора Ростехнадзора, общение с которым происходило по принципу «качелей». Несколько раз Андрей Горбунов пытался вручить проверяющему пакет документов на оформление лицензии. Сотрудник Ростехнадзора откладывал прием документов, объясняя грядущими изменениями в законодательстве и ошибками, допущенными Горбуновым при заполнении форм. Андрей Владимирович перестал понимать, что от него требуют, бумажная волокита отвлекала его от работы. Абсурдность ситуации достигла предела: сотрудники правоохранительных органов провели проверку по факту осуществления незаконной предпринимательской деятельности и возбудили в отношении директора компании уголовное дело по статье 171 УК РФ…

Во время судебного процесса представители контрольно-надзорного органа сами признали, что жизни и здоровью людей на производстве «Колибри» ничего не угрожало и что они внесли оборудование предприятия в реестр третьего класса опасных производственных объектов, не имея на то никаких правовых оснований. Но суд пошел по формально-юридическому пути, вынеся обвинительный приговор предпринимателю. После такого вердикта у Андрея Горбунова немало вопросов к правосудию.

– Замкнутый круг: суд ссылается на свидетельство Ростехнадзора, который внес наше оборудование в реестр ОПО как объект третьего класса опасности, – рассуждает Андрей Горбунов. – Кроме того, оказалось, что для суда ГОСТ не нормативно-правовой акт, а стандарт факультативного характера. В то же время почему-то для судебных органов этот стандарт является существенным, когда привлекают к ответственности предпринимателей за нарушение ГОСТа. Если на нашем производстве в соответствии с ГОСТом не образуются взрывоопасные пылевоздушные смеси, то его должны исключить из реестра ОПО? А если закон не принимает во внимание классификацию промышленного стандарта – значит, есть пробел в законе?

Полтора года длился уголовный процесс. У Андрея Горбунова появились проблемы со счетами в банке, кредитами. От «Колибри» отвернулись поставщики и клиенты. Пока еще в организации числится 16 человек, но производство остановлено.

Наказание сотрудников Ростехнадзора не вернет бизнес

Зв помощью Андрей Горбунов обратился к уполномоченному по защите прав предпринимателей в Саратовской области Михаилу Петриченко. По мнению бизнес-омбудсмена, необходимо введение принципа последовательности применения наказания на законодательном уровне: сначала предупреждение; потом административная ответственность в виде штрафа; к возбуждению уголовных дел должны приводить (как сказано в законе) «лишь злостные деяния со стороны предпринимателей, причинивших крупный ущерб гражданам, организации или государству».

– Какое социально опасное деяние совершил директор «Колибри», что в отношении него возбудили уголовное дело? – возмущается Михаил Петриченко. – Для того чтобы предприниматель и дальше осуществлял важную функцию в обществе, ему необходимо понимать, что делать. Прежде всего работа контрольно-надзорных органов должна быть нацелена на предупреждение, разъяснение, сохранение бизнеса. Вместо этого руководителя организации наказывают и ставят в безвыходное положение.

Прекращение деятельности предприятия в связи с привлечением к уголовной ответственности представителей бизнеса по статье 171 УК РФ свидетельствует о том, что госорган ненадлежащим образом выполняет свои прямые обязанности, – продолжает региональный бизнес-омбудсмен. – И это вызывает социальную напряженность в обществе: люди теряют работу, возможность формировать пенсию, снижается наполняемость бюджетов различных уровней. На мой взгляд, необходимо привлекать к уголовной ответственности должностных лиц этого органа.

После обращения регионального уполномоченного по защите прав предпринимателей в Ростехнадзор в отношении инспекторов его саратовского отдела провели служебные проверки, их привлекли к ответственности за ненадлежащую профилактическую работу. Нарушения со стороны сотрудников госоргана, к сожалению, не являются ни смягчающими, ни отягчающими обстоятельствами в конкретном уголовном деле в отношении Горбунова, поэтому суд не принял их во внимание. Взыскания к инспекторам Ростехнадзора и даже увольнения не сравнятся с потерей предприятия. Человек, который официально занимался бизнесом более 20 лет, оказался вне закона.

«Нелегалы» вне сферы интересов надзорного органа

Аналогичная ситуация сложилась у главы крестьянско-фермерского хозяйства из села Красный Яр Энгельсского района Сергея Шувакина, который тоже обратился за поддержкой к региональному бизнес-омбудсмену. Мельница и пекарня предпринимателя снабжают хлебом жителей близлежащих населенных пунктов. Но, несмотря на это, ведется уголовное расследование дела энгельсского предпринимателя в рамках статьи 171 УК РФ, и его предприятие находится под угрозой закрытия.

Информация о предпринимателях стекается в органы местного самоуправления, налоговые, правоохранительные и контрольно-надзорные органы. Но единой статистики учета нет. В Ростехнадзоре имеются данные о количестве опасных производственных объектов в реестре и о стадии оформления лицензий. А относительно тех предприятий, которые имеют теневые мукомольные производства, но не подали документы на регистрацию опасных производственных объектов и соответственно не приняли меры по получению лицензии, у Ростехнадзора сведения отсутствуют.

Для того чтобы привлечь к ответственности представителя бизнеса в соответствии со статьей 171 УК РФ, нужно доказать факт извлечения дохода – у «нелегалов» доход доказать невозможно. Предприниматели не хотят заявлять о своих проблемах, им проще находиться в «тени». В подобной ситуации выйти из «тени» для незаконных предпринимателей – означает обречь себя на штрафы, поставить на себе клеймо преступника. Выходит, что вне закона может оказаться лишь официально зарегистрированный предприниматель.

– Абсурдно в соответствии со статьей 171 УК РФ признавать незаконным предприятие, которое государственные органы регистрируют в установленном законом порядке, – подчеркивает Михаил Петриченко. – «Нелегалы» находятся в более выгодном положении, чем предприниматели, которые ведут бизнес на законных основаниях, но, например, с нарушениями требований лицензирования.

Действия контрольно-надзорных организаций не согласованы, их провалы в профилактической работе, коррупция негативно влияют на бизнес-среду, снижают конкурентоспособность легальных предпринимателей, «выдавливают» их в теневой сектор экономики. Необходимо декриминализировать статью 171 УК РФ, перевести ее в административное русло, а также создавать благоприятный климат для выхода предпринимателей из «тени». Условия для крупного и мелкого бизнеса должны отличаться и соответствовать возможностям предприятий разного масштаба. Иначе надо рассматривать всех вне закона и привлекать к ответственности. Тогда мы окончательно убьем отрасль. Административная гильотина, которая должна отсекать излишнее финансовое бремя, особенно для мелких и средних предпринимателей, на практике пока лишь «отсекает им головы», тем самым загоняя в «тень».

Андрей Горбунов и его адвокат подали апелляцию на решение суда и обращение в Конституционный суд РФ. Они пытаются добиться объективной оценки применяемой нормы закона, что может послужить пересмотру приговора…