Жизнь взаймы. Граждане берут кредиты и стремительно уходят в минус

Оценить
Жизнь взаймы. Граждане берут кредиты и стремительно уходят в минус
Фото ktovkurse.com
Кредитная задолженность россиян растет. Одни чиновники видят в этом угрозу социального взрыва, другие считают, что ничего страшного нет.

Зарплаты растут. На прямой линии

Как известно, не пользующийся интернетом президент России находится в информационном коконе. Только известия о крупных катастрофах вроде «Лошарика» или наводнения в Тулуне проникают сквозь этот кокон. И иногда – сведения о реальной жизни в стране, но в сильно прихорошенном виде.

Потому на своей прямой линии Владимир Путин не увидел особой проблемы в том, что долговая нагрузка на жителей страны растет. Зато увидел рост доходов. По его словам, на протяжении нескольких лет действительно наблюдается падение уровня реальных доходов граждан: «Несколько лет назад мы столкнулись с некоторыми шоками. У нас произошел малоприятный элемент в экономике и социальной сфере». По мнению президента, несколько лет назад доходы россиян стали сокращаться: «Самый большой спад зафиксирован  был в 2016 году». Теперь же доходы начали расти. Однако «граждане берут кредиты, платят, уходят в минус», отметил Путин. Отчего бы это, если зарплаты растут, причем невиданными темпами? Ведь, по словам Путина, средняя номинальная зарплата в России составляет сейчас около 44000-45000 рублей. В 2017 году этот показатель был на уровне 33200 рублей. То есть по информации, полученной главой государства, начиная с 2017 года средняя зарплата выросла практически на треть.

Сложно сказать, кто предоставляет такие данные президенту. К тому же средняя зарплата получается, как язвят либералы, путем сложения миллионов Сечина с зарплатой уборщицы. Избитая, конечно, шутка, но имущественное расслоение в стране огромно.

Высшая школа экономики и Институт исследований и экспертизы Внешэкономбанка приводят такие данные: 3 процента населения России владеют 89 процентами всех финансовых активов, 92 процентами всех срочных вкладов, 89 процентами всех наличных сбережений.

Одна не очень богатая область

Не будем далеко ходить за примерами, посмотрим на нашу область. Саратовская область оказалась одним из самых закредитованных регионов России, заняв 71-е место среди всех субъектов РФ. Объем средней задолженности перед банками на одного работающего составляет 163100 рублей. Причем, по наблюдениям экспертов, жители области берут потребительские кредиты вовсе не на дорогие вещи, а на нужды первой необходимости.

Саратовская область оказалась на 62-м месте среди регионов страны в рейтинге по распределению доходов населения. Соответствующие данные опубликованы на сайте агентства РИА Рейтинг. 

Аналитики изучили соотношение медианных доходов к стоимости фиксированного набора товаров и услуг по итогам прошлого года, а также выявили доли населения, живущего за чертой бедности и за чертой крайней бедности.

В Саратовской области коэффициент соотношения средних доходов населения к набору товаров и услуг составил 1,35. Доля бедных в численности населения составила 16,2 процента, беднейших жителей – 2,1 процента. По доле населения, живущего за чертой бедности, область оказалась на 60-м месте, а по доле живущих за чертой крайней бедности – на 58-м среди 85-ти регионов страны.

И один подсчет по поводу среднего душевого дохода. Он в нашей области в 1,35 раза больше стоимости потребительской корзины. Переводим в рубли. Стоимость потребительской корзины для взрослых, трудоспособных людей составляет 10842 рубля. Умножаем на 1,35 – получаем 14636 рублей. Согласитесь, это очень далеко от тех 44 тысяч, о которых говорил президент. Да и от цифр, звучащих в докладах нашего губернатора, тоже не близко.

Прежде чем продолжить разговор о кредитах, необходимо сказать несколько слов о финансовой грамотности населения.

Лишь одна четвертая часть жителей России (25 процентов) всегда контролирует свои расходы. 63 процента россиян часто выходят за рамки установленного для тех или иных трат бюджета, а 10 процентов признались, что вообще мало контролируют свои расходы.

Такие данные обнародовали аналитики платежной системы «Мир». О том, как люди, не планирующие совершенно свои расходы, попадают в кредитную кабалу, мы рассказали в статье «Банкротство как спасение. Как россияне избавляются от огромных долгов по кредитам».

Вы платите пособия, мы платим кредиты

На проблему закредитованности можно посмотреть и еще с одной стороны. Российская Федерация – социальное государство, здесь предусмотрены различные меры поддержки бедных слоев населения. По данным Росстата, различные меры социальной поддержки граждан в натуральной и денежной форме за счет средств консолидированного бюджета превысили 1 триллион рублей в 2018 году. Доля конкретной помощи в денежной форме составила половину – 524 миллиарда рублей. В структуре доходов домохозяйств доля различных трансфертов из бюджетов разных уровней составляет до 20 процентов. Для семей с двумя и более детьми и одним работающим взрослым этот показатель достигает уже 26 процентов.

То есть государство направляет огромные средства на различные пособия, значительная часть которых идет на погашение процентов по кредитам.

Еще надо отметить, что кредиты, выдаваемые российским гражданам, – абсолютно негибкая система. Будет меняться ставка рефинансирования, но ваши проценты остаются неизменны. Реструктуризация долга, то есть изменение, уменьшение процентов, у нас возможна только в случае перекредитации – перевода кредита в другой банк. Но, согласитесь, на это способны люди относительно финансово грамотные, следящие за предложениями банков. Для подавляющего большинства перекредитование означает только одно: получение нового кредита для погашения предыдущего. Так и возникает пузырь на финансовом рынке. Отдельно стоит отметить, что средний процент по кредитам в России – около 15 – никак не соотносится с реальной жизнью, инфляцией и т.д. Единственное объяснение таких высоких ставок, которое довелось услышать от банковских работников, – это высокие риски. Такой вот получается Уроборос – змея, кусающая себя за хвост. Ведь чем выше ставки по кредитам – тем выше риск банкротства  заемщика.

ВВП растет за счет займов

По данным Центробанка, задолженность по необеспеченным потребительским кредитам на 1 мая 2019 года составляет 7,9 триллиона рублей. За 12 месяцев эта цифра выросла на 25,3 процента. Ускоренный рост долговой нагрузки на население наблюдается с 2018 года. При этом, по данным Росстата, на выплаты в бюджет россияне стали тратить больше на 12,2 процента. Приплюсовав к этим цифрам рост на 29 процентов по выплатам по кредитам, мы получаем итог: 42,2 процента. Бедность стала определяющим фактором даже для семейных отношений.

По данным ВЦИОМ, 46 процентов россиян считают, что чаще всего люди разводятся из-за бедности, отсутствия работы и возможности прокормить семью.

Причем в 2015 году такой ответ давали лишь 25, а в 2013-м – 21 процент респондентов.

В апреле Росстат сообщил, что реальные располагаемые доходы населения в первом квартале этого года сократились на 2,3 процента по отношению к аналогичному периоду 2017 года. Министр финансов Антон Силуанов отмечал, что при этом реальные заработные платы россиян в отчетном периоде выросли на 1,3 процента. «Несмотря на то, что заработные платы растут, растут социальные выплаты в реальном выражении, показатели, которые влияют на реальные доходы... тянут показатель реальных доходов вниз», – пояснил министр.

И вроде бы ясно: растущая закредитованность  стремительно беднеющего населения таит угрозы и финансового кризиса, и социального взрыва. И вроде все помнят, что мировой кризис 2007-2008 годов начался с кризиса ипотечного кредитования в США. Но в руководстве страны есть силы, которые считают, что в сущности ничего страшного не происходит. Это, прежде всего, председатель ЦБ Эльвира Набиуллина. В розничном кредитовании в России нет признаков формирования пузыря. Более того, Центробанк не согласен, что высокая кредитная нагрузка на население является одной из причин бедности в стране. Об этом в интервью Reuters сообщила председатель ЦБ Эльвира Набиуллина: «Если мы смотрим на потребительское кредитование с точки зрения финансовой стабильности, то важна долговая нагрузка. У населения в среднем она пока умеренная».

Больше того, как выяснилось, именно рост потребительских кредитов обеспечил рост ВВП. «Рост необеспеченного потребительского кредитования оказывает существенное положительное влияние на динамику потребления и ВВП. По нашим оценкам, в первом квартале 2019 года рост ВВП мог бы снизиться до нуля при отсутствии такой поддержки», – говорится в обзоре Банка России. То есть зафиксированный рост потребления  произошел на заемные средства – россияне продолжили жить в долг.

Противники роста кредитования сосредоточились в правительстве России. Заместитель министра финансов Алексей Моисеев заявлял о том, что объем долговой нагрузки россиян стремительно растет и уже близок к критическому уровню.

О том, что рост потребкредитования надувает «пузырь» плохих долгов, заявлял и глава Минэкономразвития Максим Орешкин. «Интересная получается логика: чем сильнее загоним население в долговую яму, тем лучше», – сказал  Орешкин, комментируя как раз тот доклад Центробанка, в котором говорилось о положительном влиянии кредитов на рост ВВП.  

Что будет, если перестанут давать кредиты

На сегодняшний день стороны вроде бы пришли к согласию – с обвальным ростом кредитования надо что-то делать. «За последний год мы четыре раза повышали коэффициенты риска в зависимости от полной стоимости кредита, с октября вводим показатель долговой нагрузки заемщика», – сказала  Набиуллина.

Этот самый показатель долговой нагрузки заемщика по ряду прогнозов будет заключаться в том, что с октября новые кредиты не будут выдаваться тем гражданам, чья долговая нагрузка превышает 50 процентов от доходов.

При этом надо понимать две вещи: речь идет о значительном количестве заемщиков. По некоторым подсчетам, таких около половины. Отсутствие возможности рефинансировать свои долги новыми кредитами оставляет им два варианта: или идти в так называемые микрофинансовые организации, по сути, подвергнуться легальному грабежу, или же перестать платить вовсе. Оба этих варианта, безусловно, завершатся визитами коллекторов. Но есть и второй момент: если решение о 50 процентах будет принято, пострадают банки, выдававшие кредиты – ведь многие из заемщиков перестанут возвращать долги. Для банков один из путей нивелирования ситуации – повышение процентов по кредитам для платежеспособных заемщиков. Это, в свою очередь, породит новое число неплательщиков.

Понятно, что есть и другой выход из сложившейся ситуации. Это реальный, а не бумаге, рост доходов населения. Власти много рассуждают об этом, на деле же население все глубже погружается в долговую яму.