Шиес везде. Как в Архангельской области борются против чужого мусора

Оценить
Шиес везде. Как в Архангельской области борются против чужого мусора
Корреспондент «Свободных» побывала в Архангельской области, где пообщалась с защитниками Шиеса и узнала, как им удалось построить гражданское общество.

Железнодорожная станция Шиес на юге Архангельской области стала столицей сопротивления – жители, прозванные своим губернатором «шелупонью», вот уже год обороняют свою землю против размещения на ней полигона для московского мусора. Почему мусор стал последней каплей терпения для северян? Как клубок социально-экономических и политических проблем привел к восстанию Русского Севера?

 «Поморье – не помойка»

В августе 2018 года жители окрестных поселков Архангельской области заметили, что в районе станции Шиес начали вырубать лес. Как стало ясно позднее, место очищали под строительство полигона для захоронения мусора из Москвы. Стройку начали без официальных документов, общественных слушаний и оповещения местных властей. Официальные лица сначала информацию опровергали, потом убеждали, что мусорный полигон даст рабочие места, и что технология захоронения – самая передовая, как в Европе, потом убеждали, что никакого «импортного» мусора не будет – всё своё, доморощенное.

За реализацию проекта взялась московская фирма «Технопарк». По замыслу, московский мусор, упакованный в брикетах и обернутый в пленку, должен быть доставлен по железной дороге на полигон площадью пять тысяч гектаров. Всего за 20 лет, на которые рассчитан проект, в Архангельской области планируется привезти более 10 миллионов тонн московских отходов.

Жителей Архангельской области и Коми возмутило то, что на их землю будут завозить чужой мусор, а в безопасность этой технологии они не поверили. Начиная с осени, населенные пункты Архангельской области и соседней республики Коми охватили протестные акции. В феврале этого года активисты встали живым щитом на станции Шиес, блокировав единственную дорогу до станции и препятствуя проведению строительных работ. Несколько раз на станции происходили столкновения активистов с ЧОПом, полицией и строителями, были пострадавшие; после антимусорных публичных акций 7 апреля участники получили штрафы. Губернатор Архангельской области назвал защитников Шиеса «шелупонью», чем раззадорил их еще больше. Жители Поморья требуют проведения референдума по поводу ввоза мусора в регион и отставки губернатора.

«И так жить тяжело»

О Шиесе в Архангельске не может молчать никто. Водитель такси, сотрудники в магазине, прохожие на улицах – я не встретила человека, который бы сказал, что Шиес – это слишком далеко, «это меня не касается» (расстояние по трассе между Архангельском и Шиесом – 804 километра). Экологическая проблема, в прежние годы волновавшая только малочисленных «зеленых», сейчас волнует каждого.

- Нам тут помойки не надо! Реки питаются из болот, круговорот нарушишь – всё гибнет. И так тут жить тяжело, - говорит моя соседка, пока мы едем в древнем «пазике», курсирующем из Архангельска в соседний город Северодвинск.

За разговором выяснилось, что Любовь Рокицкая каждые три дня едет 33 километра в соседний город на работу. Проезд обходится ей в 370 рублей в день. Любовь Васильевна работает младшим воспитателем и получает 16 с половиной тысяч. Только за коммуналку в холодные месяцы (а зима в Архангельской области длинная) отдает по семь тысяч рублей. Ей 54, Рокицкая вышла на пенсию, но продолжает работать, чтобы свести концы с концами. Для того чтобы ее пенсия 11 300 стала больше на тысячу рублей тогда, когда она не сможет больше работать, она ездит в соседний город: в Северодвинске «северные» чуть больше, чем в Архангельске. 

Северодвинск. Фото автора
Северодвинск. Фото автора

- Люди у нас все в кредитах, за ипотеки платить очень тяжело. В магазинах всё дорого, коммунальные услуги неподъемные. Зимой платим 109 рублей за куб газа – газ у нас сжиженный, дорогой. Вот у нас Орлов получил шесть миллиардов за этот московский мусор (именно столько даст столица региону за три года за прием мусора – прим.авт.) – ну, сделал бы он нам нормальный газ! А им невыгодно – мы тогда меньше будем платить. За «шелупонь» его надо гнать пинком под зад. Эх, может быть, всем миром получится отстоять!.. – причитает Любовь Васильевна.

Северодвинская бессрочка

Северодвинск – закрытый город на берегу Белого моря с населением 180 тысяч. Это единственное в стране место, где строят атомные подводные лодки. Иностранцам въезд разрешается только по пропускам. Раньше этот город назывался Молотовск – понятное дело, в честь кого. 

Берег Белого моря на острове Ягры (Северодвинск). Фото автора
Берег Белого моря на острове Ягры (Северодвинск). Фото автора

В центре города находится тяжелое серое монолитное здание – дворец культуры Ленинского комсомола. А напротив него на площади сегодня каждый вечер проходит «бессрочка» - мирная ежедневная акция в защиту Шиеса. Около двадцати человек в ветреную пасмурную погоду +15 стоят с флагами с 16 до 19 часов. На многих из них желтые жилеты – знак солидарности жителям Франции и других европейских стран (движение, появившееся в Европе в конце 2018 года из-за повышения цен на топливо, в его основе – недовольство социально-экономической политикой). К акции присоединяются все новые и новые люди. Дружелюбно сигналят проезжающие машины и автобусы – активисты машут им вслед рукой. Среди участников – один коммунист, один член ЛДПР, один сторонник Навального, в другие дни сюда приходят и справедливороссы – все оппозиционные политические силы поддерживают протест, но никто из них не возглавляет, потому что акция, прежде всего,  гражданская. 

4
Активисты экобессрочки. Фото автора

Среди толпы выделяется великан в майке с крупной надписью «Стоп Шиес», одетый не по погоде легко. Великана зовут Михаил Лавров, он мастер спорта России по баскетболу, бронзовый призер первенства Европы, одно время даже играл за саратовский баскетбольный клуб «Автодорожник».

- Нашей стране и особенно Москве пора уже научиться утилизировать свой мусор у себя, а не развозить по всей России. Я против самого большого в Европе полигона смерти в Архангельской области! Он просто погубит  наш пока еще чистый экологический край и нетронутый Север, эта экологическая катастрофа коснется каждого, – заявляет Михаил.

Другой участник акции – 56-летний Алексей Ипатов, -  мотивы своей гражданской активности объясняет так:

- В 10-15 лет я купался в чистой реке Северной Двине и в чистом Белом море. Когда построят полигон, такого не будет. Болота Шиеса питают чистые ручьи, они попадают в Северную Двину, которая выходит в море. Моему внуку пять лет – хочу, чтобы он купался в Белом море, а не в зловонном водоеме. Что я ему оставлю?! По телевизору говорят, что в мире идет война за чистую воду, ее мало – а нам то, что досталось от природы бесплатно, хотят отравить. 

Алексей Ипатов
Алексей Ипатов. Фото автора

Самая возрастная участница «бессрочки» - 76 летняя Элла Адамантова, хрупкая бабушка в жилете и платке, повязанном на подбородке. Элла Михайловна приходит сюда через день. Говорит, до Шиеса вела абсолютно пенсионерский образ жизни, сидела на огороде и считала себя старым больным человеком. То, что в Шиесе собираются устроить мегасвалку, привело ее в ярость. Реакцию жителей Поморья она объясняет исторически: на этих землях, мол, жили староверы, которые с посторонними старались не общаться, и если и приходил гость-чужак, то его угощали, но миску после него выбрасывали.

- А теперь к потомкам этих людей хотят привести чужой мусор, чужое дерьмо! Я считаю, это не плевок, не оскорбление – это хуже. Я на Шиесе никогда не была, но когда об этом узнала, эти люди (жители окрестных населенных пунктов Урдома, Вельск, Мадмас – прим.авт.) мне стали родными. Их лишают чистой воды и воздуха, возможности охотиться, собирать ягоды, грибы, чтобы поддерживать свою жизнь. И я понимаю, что эта отравленная вода придет потом и к нам. Нужны такие решения, которые не будут отравлять окружающую среду, - говорит Элла Михайловна. Потом добавляют: -  Я отдаю себе отчет, что жить мне осталось немного – но не хочу, чтобы меня похоронили в помойку.

Самый юный активист – 13-летний Семен Кулясов, сюда он приходит почти каждый день. Когда еще не начались летние каникулы, родители переживали, что Семен проводит много времени не за уроками – но подросток считает, что его будущее творится здесь, на центральной площади города.

Всё началось с того, что в 2017 на станции Рикасиха в трех километрах от его дачи захотели построить межмуниципальный мусорный полигон - но дачники отстояли землю. Потом по всей Архангельской области прошли митинги в защиту Шиеса (только в 180-тысячном Северодвинске на них выходило до 12 тысяч человек, даже зимой при -20) – Семен принял в них участие. Потом стал ездить на бессрочку в Архангельске, потом бессрочку стали проводить в его родном городе.

- Год назад мы не знали друг друга, все мы разные, а теперь мы все вместе. Нас называют «профессиональными протестующими». Правда, зарплата из Госдепа так и не пришла, - шутит школьник. 

Элла Адамантова и Семен Кулясов. Фото автора
Семен Кулясов и Элла Адамантова. Фото автора

Каждый день бессрочки стараются отметить по-разному. Периодически стали проводить лекции по урбанистике, раздельному сбору мусора, фудшерингу (раздача лишней еды) – борьба против чужого приводит к формированию экологического самосознания.

Теперь электромонтер Нина Трофимова ходит в магазин со своей авоськой, старается покупать все продукты на развес, молоко – в упаковке, которая идет на переработку, и просит знакомых приносить ей пластик, бумагу и картон, чтобы сдать на акции по раздельному сбору мусора (аналог «Зеленого быка» в Саратове).

Вместе с экологическим самосознанием растет и вера в то, что что-то можно изменить, если объединиться.

- Вот проходит женщина, кричит нам: «Все уже решено! У вас ничего не получится! У нас на заводе из-за таких, как вы, за вредность убрали надбавки». Я ей: «Это фейк, не надо было подписывать приказ. А если со всем мириться, то за нас и дальше будут всё решать», - пересказывает Нина Трофимова. 

Нина Трофимова. Фото автора
Нина Трофимова. Фото автора

Про отходы, власть и людей

На следующий день в Архангельске проходит гражданский форум «Про отходы. 2b sustainable» (будь устойчив), организованный местным экологическим «Движением 42». 

Фото автора
Фото автора

На форуме представитель «Гринпис России» Дмитрий Нестеров поясняет, что человечеству известны три способа борьбы с мусором: захоронение (попросту, свалки),  сжигание и переработка. Но свалок в стране так много, что их площадь (четыре миллиона гектаров) сегодня больше, чем четыре средиземноморских острова и ежегодно прирастает на площадь Москвы и Питера, вместе взятых. Кстати, в самой Москве места под свалки уже не осталось – поэтому и возникают такие проекты вроде Шиеса. 

Поделки из пластика на форуме «Про отходы». Фото автора
Поделки из пластика на форуме «Про отходы». Фото автора

Еще более варварский способ – сжигание. Это самый дорогой и очень опасный путь уничтожения отходов: при сжигании в воздух выбрасываются тяжелые металлы и опасные токсины, которые одинаково вредны для окружающей среды и здоровья людей (смертность от рака легких увеличивается в 6-7 раз).

Единственный безопасный способ борьбы с мусором, за который выступают «зеленые» – его переработка. А для того, чтобы картон, бумага, стекло, пластик снова шли в дело, нужно сохранить их в хорошем качестве, не смешивая  - то есть сразу разделять. Сегодня в России перерабатывается только 4 процента отходов.

- Ныне предполагаемый сценарий правительства России до 2025 года – захоронение мусора в других регионах и сжигание, - констатирует Александр Федоров, эксперт общественного совета Минприроды РФ.

Оказывается, в Калужской, Ярославской и Костромской областях тоже борются с импортным московским мусором, который собираются туда заводить. В Татарстане и других регионах  России протестуют против строительства мусоросжигающего завода. Добавить сюда Саратовскую область с планируемым заводом по переработке опасных отходов (то, что их не будут привозить из других регионов, пока никто из официальных лиц не опроверг) и три аналогичных завода в Кировской, Курганской областях и Удмуртии – получается, что Шиес повсюду, в каждом регионе страны.

Архангельский активист движения «Поморье – не помойка» Дмитрий Секушин феномен Шиеса объясняет так: это не просто экологический конфликт – это системный кризис, который обнажил глубокие проблемы страны. Предпосылками Шиеса стали отсутствие политической конкуренции, смена общественного запроса (если пять-семь лет назад людям хотелось сильной руки, собирательного образа чекиста, то сейчас есть потребность том, чтобы власть прислушивалась к людям), недоверие к власти и разочарование, что после выборов 2018-го года не последовало никаких попыток оздоровления экономики и внутренней политики. Но если 20-30 лет назад проблемы в стране обсуждались на кухнях, то сегодня благодаря доступности Интернета «кухней стала вся страна». Лавинное распространение горизонтальных связей и доступность сетевой пропаганды уже не могут оставлять проблему местечковым явлением. 

Фото автора
Фото автора

***

Перед отъездом из Архангельска в хостеле я застала такую картину: в комнате отдыха упитанный мужчина с пультом в руках в вальяжной позе расположился на диване. По телевизору – вечерний выпуск «Вести. Россия»: брызжа слюной, депутат-харассер Леонид Слуцкий доказывает, как Россия показала всем, с триумфом вернувшись в ПАСЕ. Мужчина внимательно слушает, щелкая семечки и запивая газировкой.

Мы заговорили. Так или иначе, речь зашла о Шиесе. Тут новый знакомый Яков выносит:

- Мы, северяне – охотники. У людей есть ружья. Мы в обиду нашу землю не дадим, мы будем воевать. Если так и дальше пойдет, власть в стране будем менять. Надоело! - твердо заявляет Яков.

В его отчаянный оптимизм верится с трудом, но порадовало то, что телевизор ему – больше не наставник.