Как живут малые политические партии (если вообще живут)

Оценить
Как живут малые политические партии (если вообще живут)
61 — именно столько политических партий зарегистрировано в Минюсте. В Саратовской области на сегодня регистрацию имеют 42 региональных отделения партий. Мы изучили, кто все эти партии и как они поживают.

Можно ли найти штаб партии, зарегистрированный в городской квартире, как собираются «отомстить» партии, которые хочет закрыть Минюст, и как держать отделение, если это больше никому не нужно?

«Вышел на пенсию – от партии открестился»

Вам никогда не хотелось выйти под флагом партии «Народ против коррупции»? Нацепить майку партии «Честно / Человек. Справедливость. Ответственность»? Вступить в партию «Здоровые силы»? Поставить свою галочку в бюллетене напротив партии «За справедливость!» Вот и мне нет, ведь я о них не знала. А возможно, именно одна из этих партий как никакая другая совпадает с вашим видением развития России. И тогда встает другой вопрос: как ее найти?

Региональные отделения многих партий были зарегистрированы в квартирах жилых домов (таких 17 партий).

Например, не удалось застать у себя в штаб-квартире и членов «Социально-демократической партии России». А дом на улице Пугачева, 44/52 – настоящее мультипартийное логово: здесь в разных квартирах зарегистрированы реготделения «Партии социальных реформ – Прибыль от природных ресурсов – Народу» и партии «Альтернатива для России».

По первому адресу на звонок в домофон никто не отреагировал, а по второму девушка, сославшись на занятость, предложила альтернативный способ коммуникации – посредством электронной почты. В письме автор, представившаяся Сашей, рассказала о двоевластии: оказывается, саратовская ячейка иногда идет вразрез с федеральным аппаратом, и официальную позицию партии лучше узнать по другому адресу в другой квартире. Регистрация в частных квартирах, по ее словам, дает возможность в случае необходимости оперативно сменить адрес. Саратовские «альтернативщики» ратуют за анонимность сетевой деятельности и цифровое творчество.

Подъезд регионального отделения «Социально-демократической партии России»
Подъезд регионального отделения «Социально-демократической партии России»

 

Только у 15-ти партий из 42-х есть свои сайты или, на худой конец, страница в социальных сетях (не обсуждаем их наполняемость). Вот есть у нас «Партия малого бизнеса России» – но, видимо, с малым бизнесом в стране всё так плохо, что не нашлось ресурсов на публикацию своих контактов. В нашем многонациональном регионе не найти следов и зарегистрированной «Интернациональной партии России». А ситуация с феминизмом обстоит так, что председателем региональной ячейки партии «Женский диалог» является мужчина.

У 26-ти партий нашлись контакты через поисковик, но не все из них вышли на связь (только 14). Телефоны многих теперь недоступны, часто трубку брали люди, отрицающие свое знакомство с партией. Например, по номеру телефона партии «Защитники Отечества» ныне находится магазин продуктов. Вот такой размен военно-патриотического запала на ценности потребительского общества.

Председатель реготделения «Казачьей партии Российской Федерации» Игорь Шайкин трубку взял, но времени для общения с журналистом не нашел. Не захотел общаться и региональный координатор «Родной партии» Владимир Шехлов. Его однопартийцы – жители экопоселений и сочувствующие – хотят создать Россию по образу из книг Владимира Мегре «Звенящие кедры России». А по номеру реготделения партии «Национальный курс» трубку взял мужчина, раздраженным голосом пробасивший: «Да, была такая партия. Но я ушел на пенсию и от партии открестился», – сказал сменивший курс экс-партиец, не захотевший представиться и продолжить разговор.

 

Щедрость и жадность Минюста

Бум партийного строительства пришелся на 2012-2013 годы, когда правила регистрации партий были упрощены (например, численность членов партии, необходимая для регистрации, была снижена с 40 тысяч до 500 человек). Общественные объединения этой поблажкой воспользовались. По данным портала unro.minjust.ru, только в 2012 году в регионе регистрацию получили 23 отделения новых политических партий, в 2013-м – 22 (включая уже исключенные).

Недавно Минюст РФ заявил, что проверит партии, появившиеся с мая 2012 года, и не участвовавшие в выборах всех уровней будет ликвидировать. За неделю, пока готовилась эта публикация, Минюст исключил три региональных отделения политических партий: «Защитники Отечества», «Воля» и «Партия прогресса».

Представители крупных партий поддерживают Минюст и пассивные партии совсем не жалеют. «Если партия никакой смысловой нагрузки не несет, то зачем она?!» – говорит координатор реготделения ЛДПР Антон Касаткин.

 

Член партии «Яблоко» Илья Козляков вспоминает: «Помню, как в облизбирком пришел человек с кипой бумаг: «Зарегистрируйте, пожалуйста, эту партию. Ага, и еще вот эту, и вот эту».

 

Это фейковые партии, для чего они создавались – понятно. Кандидаты от них не приходили на теле- и радиодебаты, то есть не использовали бесплатные возможности, которые им предоставлялись, – а если и приходили, то читали по бумажке».

В последние годы новых партий регистрируется единицы. Не может пройти официальную регистрацию «Либертарианская партия России». Объединение существует с 2008 года, несколько месяцев назад в Саратове стали регулярно собираться сторонники партии – проводят дебаты, семинары и заседания киноклуба.

 

«Де-факто партию без разрешения «сверху» зарегистрировать сейчас невозможно. Аналогично с региональными отделениями.

Все работает по указке и уже достаточно давно. Шанс «случайной» успешной регистрации партии отсутствует», – говорит представитель ЛПР в Саратове Александра Аношкина.

Минюст отказывает либертарианцам в регистрации по формальным причинам: например, за название внутреннего партийного органа «Арбитраж», совпадающий с типом суда в России, за несоблюдение юридических тонкостей, «которые даже у специализированных юристов вызывают вопросы и разночтения». При этом, как отмечают в партии, каждая новая попытка регистрации – это ощутимые денежные затраты: на публикацию в СМИ информации о съезде, аренду помещения, оплату проезда для делегатов съезда.

 

Выживут или восстанут из пепла

Впрочем, до некоторых из зарегистрированных партий все же удалось достучаться. Закрываться готовы не все. Председатель регионального отделения партии «Союз труда» Надежда Селиванова вспоминает, как активно она с соратниками готовилась к выборам в Госдуму в 2016 году: «Мы собирали в каждом регионе подписи и собрали 200 тысяч подписей. У нас были красиво подготовленные  уличные плакаты, их прислал нам центральный комитет, мы пытались раздавать их на улице. Но, к сожалению, не прошли – слишком жесткий отбор…» – вздыхает Надежда Павловна.

С тех пор «Союз труда» больше не заявлялся на выборы других уровней, о деятельности партии в области ничего не слышно. «Мы очень спокойные, малоактивные, скажем так», – признает Селиванова. К планам Минюста относится стоически: «Наверно, будем принимать решение о закрытии. Но мы не собираемся сдаваться: думаю, что можем открыться заново под другим названием, но с теми же лозунгами об улучшении жизни», – готовятся к реваншу представители «Союза труда».

Региональная ячейка партии «Российская партия пенсионеров за социальную справедливость» базируется в Энгельсе. Его председатель Галина Акимова рассказывает по телефону: «У нас очень много проектов! Недавно наш космонавт Валентина Терешкова приезжала – мы были на встрече. Мы тесно работаем с госорганизациями, главой Энгельсского района», – гордится Галина Егоровна.

Реготделение партии «Родина», появившееся в том счастливом 2013 году, может похвастаться собственным сайтом, двумя офисами в центре Саратова и четырьмя депутатами, одержавшими победу на муниципальных выборах. «Мы не очень многочисленные, но мы и не гонимся за количеством. Вот, на митинг 1 мая вышло около ста человек – членов и сторонников партии», – отмечает председатель совета реготделения «Родины» Сергей Великанов.

Он перечисляет, какую пользу партия принесла народу: установили пандус инвалиду, живущему в пятиэтажке, разобрались с одной ЦРБ, которая не хотела записывать пациентов по телефону (только через интернет, который в районе есть не у всех). На вопрос, не испытывает ли «Родина» финансовых проблем, бравирует: «Бюджета всем не хватает: как государственным организациям, как некоммерческим, так и партийным. Но если мы хотим развиваться, то мы находим и бюджет, и все способы, чтобы развиваться и работать дальше».

А вот секретарь реготделения партии «Коммунисты России», которых КПРФ обзывает своими спойлерами, не скрывает, что денег в обрез: «Можно сказать, всё финансируется из кармана секретаря регионального отделения. Но мы и не ставим задачу брать деньги, чтобы быть кому-то обязанными», – говорит Александр Гришанцов.

Фото к заметке «Торжественное заседание Бюро» – Источник: http://komrossaratov.ru

 

У реготделения партии есть офис и зал для крупных мероприятий, работающие без регулярного графика (на это нужна штатная единица). Периодически пополняется сайт отделения. Число сторонников Гришанцов оценивает в 150 человек – не все они члены партии, поскольку за членство нужно платить взнос, а он не всем по силу. Кандидаты от партии участвовали во всех выборах последних лет, пусть и без особых успехов. Скоро делегаты от реготделения поедут на съезд в Киров, где будут создавать новый ВЛКСМ.

 

«Одним жемчуг мелковат, а нам похлебку сварить не из чего»

Другое реготделение партии, которое держится на энтузиазме одного человека, – «Зеленые». «Если совсем всё надоест, закрою», – махнув рукой, говорит региональный лидер «Зеленых» Александр Фролов. Пока не успел, мы сидим в офисе экологической партии на проспекте Кирова. За дверью сидит секретарь, она же бухгалтер и юрист. Этажом ниже депутат гордумы свежего созыва от главной партии страны принимает челобитчиков. Фролов и сам успел побывать депутатом гордумы и главой администрации Ленинского района, а еще держал свой бизнес. А сегодня – просто пенсионер.

Александр Васильевич рассказывает, как в далеком 2006-м попал на съезд «Зеленых» и что ему, профессору, это напомнило научную конференцию, где всё по делу, а не голое бахвальство. Долго пересказывает былые битвы – как тягался на участке с одним кандидатом, ныне видным единороссом, как нес неблагодарную чиновничью службу, как выдавил из кресла реготделения «Зеленых» одного ныне опального бизнесмена. Всех упомянутых лиц из мира политики называет Петями, Павликами, Олежками, Колями.

Отвечая на вопрос, чем же живет реготделение «Зеленых» сегодня, собеседник сникает: ряды зеленых бойцов резко поредели.

«Я насчет Кумысной поляны 29 писем написал во все инстанции – нет ответов. Нас на выборах в Госдуму обнулили по всем показателям: в избирательных протоколах в Энгельсе было четыре голоса, а голосовало двести наших сторонников. И вот когда нет обратной связи – энтузиазм у людей убавляется», – объясняет Фролов причины упадка партии.

На атрибутику, печатную продукцию, проведение мероприятий нужны деньги, а их из московского аппарата партии поступает почти нисколько – самим нет. Александр Фролов не согласен, что финансироваться из госбюджета должны только парламентские партии: «Мое мнение – либо они никого не должны финансировать, либо всех зарегистрированных в процентном соотношении. А то выходит, что одни на дотациях сидят и жемчуг им мелковат, а нам похлебку сварить не из чего». Такая система, по его мнению, губит многопартийность  – «и опять сплошной КПСС получается».