На чистом энтузиазме. Как выживает саратовское краеведение

Оценить
На чистом энтузиазме. Как выживает саратовское краеведение
Фото автора
Детскую биостанцию в Лесной Неёловке учитель биологии Регина Сосновская построила «на свои». Но даже там чиновники не дают ей работать – прокуратура штрафует за не вовремя построенный туалет, Роспотребнадзор запрещает детский полевой лагерь.

Лесная Неёловка – небольшое село сразу за Базарным Карабулаком. Ряд домишек с резными наличниками на окнах, палисадники с поздними осенними цветами, небольшая церквушка. Когда-то тут была усадьба Столыпиных. Все, что от нее осталось, – память. Место, где раньше была усадьба – рядом с большим домом красного кирпича, – отлично просматривается с холма у биостанции. В общем-то, биостанция «Союза юных экологов» – это главная достопримечательность Лесной Неёловки сегодня. И вся эта достопримечательность держится на плечах одного человека, энтузиаста своего дела – учителя биологии физико-технического лицея Регины Леонидовны Сосновской. Эту биостанцию она возвела собственными руками и на собственные деньги. Но в последнее время опускаются даже эти руки. Про птиц и гадов ползучихВ начале октября, в самый холодный день месяца на биостанции столпотворение. Школьные «газельки», автобусы, личный транспорт учителей областных школ – здесь не только Саратов и окрестные районы, но даже команды из Ртищева и Ершова. Гонг официального открытия еще не прозвучал, а юные краеведы уже получили маршрутные листы. Дети идут от станции к станции, выполняют задания. Чтобы одержать победу во втором этапе конкурса юных краеведов, надо быть быстрым и точным.БиостанцияНа столе орнитологов два скворечника, странные конструкции из проволоки и ряды блестящих колец, нанизанных на веревку. Ученики ежатся – зябко, но морщат лбы: думают – зачем на кольце буква «М» и куда сообщать об окольцованной птице? Инструкторы задают наводящие вопросы, и постепенно ответы находятся. «М» – Москва, значит, птицу кольцевали в России. Окольцованную пичужку надо сфотографировать и отправить фото и геоданные в Центр кольцевания.Рядом археологическая станция Владимира Данилова и его поисковой группы «Каскад». Данилов – географ Владыкинской средней школы, это Ртищевский район. Он со своей командой приехал на собственной «Ниве» – у района денег на транспорт не нашлось.Штормовка, бандана, термос: географ – тертый калач, старый турист. Тут же протягивает мне кружку горячего чая. На его станции – палатка, рядом стол с артефактами – древней керамикой, – дети держат в руках осколки прошлого. После экзаменационного предлагается «творческое задание» – металлоискателем найти в куче песка спрятанные артефакты. И достать их, не используя лопату.Поиск спрятанных артефактов– Перчаточками, перчаточками, – усмехается Данилов на мой немой вопрос. Запас прорезиненных рабочих перчаток висит тут же, на ветке, а школьники с наслаждением копаются в холодном песке.В следующем году поисковой группе «Каскад» исполняется десять лет. В 1995-м владыкинские школьники построили два 12-местных катамарана водоизмещением три тонны каждый. Каждое лето они сплавлялись по Хопру от Подгоренки до Ключей. После трагедии на Сямозере сплавы прекратились, – временно, надеется Данилов. Но поисковую деятельность «Каскад» не сворачивает. Как бы то ни было, выросла она из походов: сплавляясь, дети-туристы с учителем географии находили много интересного. Потом находки исследовали и систематизировали. По словам Данилова, за десять лет их поисковая группа открыла 80 курганов в семи курганных группах, одно городище, четыре древних стоянки, в том числе протославянские. О том, что это за находка, поисковикам из «Каскада» объяснили воронежские археологи.– Сами бы мы не догадались, – усмехается географ. – Но и для них было неожиданностью, что керамика протославянской культуры встречается здесь у нас.Владимир ДаниловДля Данилова поиск с детьми старинных артефактов, походы и исследовательская работа – чистой воды волонтерство, энтузиазм, за который не платят ни копейки.В лесу станция с гадами земными: существо, похожее на змею, оказывается безногой ящерицей, в холодной воде мерзнут лягушки. Школьники из Большой Чечуйки сквозь лупу рассматривают глаза земноводных и перепонки у них на лапах. Пытаются понять, что за вид перед ними. Время засекает аспирант СГУ Артур Айрапетян.– Как можно не восхищаться безногим существом, которое пережило динозавров и нас переживет? – Артур считает, что фраза «пригрел змею на груди» далека от реальности. – Змеи – существа благородные и никогда не нападают первыми – сначала предупреждают. Вы знаете, что такое «предупредительный выстрел»?Веретенница – безногая ящерицаНа костровой поляне дежурит Николай Шестов, друг семьи Сосновских, – так он представляется.– Садитесь на бревно, обувь снимайте, ноги – на дощечку. Обогреетесь и обсушитесь, – командует турист. И объясняет, почему не стоит греть кроссовки: обувь легко съежится на пару размеров. После такой просушки сапоги с незадачливых туристов приходилось срезать ножницами.Николай Игоревич объясняет, что раньше на биостанции проходили смены детского полевого лагеря «Союза юных экологов». И костровая поляна была местом для «вечерней тусовки». В этом году лагерь не разрешили открыть чиновники. Подчеркивает, что это не только саратовская проблема.Николай Шестов– Надо Яровой сказать спасибо за ее феноменально глубокие законы, которые даже в полевом – палаточном – лагере требуют ограждение, охрану и видеонаблюдение по периметру, – Шестов пожимает плечами. – Вряд ли ее интересует судьба детей, которые потом пойдут в армию и будут погибать не от вражеских пуль, а оттого, что элементарно не умеют носки высушить и организовать ночлег. Недавно новость была – в тайге вертолет упал, мужик выжил и прожил в тайге без воды и еды. Потому что был подготовлен. После Сямозера – у нас вообще трагические истории любят использовать в грязных целях – всем стали закручивать гайки. Но от человеческой дури не помогут ни заборы, ни камеры. Человека по жизни заборами не обнесешь. Он должен уметь избегать опасности, а если не удалось избежать – то уметь защититься от нее.Местные чиновники не отстают от государственных. Вместо поддержки своего краеведческого проекта Регина Сосновская пока видит только проверки, суды и запреты.Костровая поляна. Обогрев  Полевой лагерь «на своей даче»Детские биостанции, подобные той, что работает в Неёловке, есть далеко не во всех регионах. Эту биостанцию на отшибе села учитель биологии построила и обустроила сама – на личные средства, «на великую учительскую зарплату», смеется она.Деревянный двухэтажный домик, на участке – беседка под столовую, умывальники, летний душ, ряд деревянных туалетов. Рядом поляна и лес, где летом дети ставят палатки. Первый полевой лагерь на биостанции «Союза юных экологов», который уже несколько лет возглавляет Сосновская, провели в 2015-м. До этого выезжали с детьми и скарбом в районы области. Как правило, в Хвалынск. Там детской общественной организации свою базу под полевой лагерь предоставлял классический университет.Регина СосновскаяВслед за автобусами с детьми на место прибывал «Камаз» вещей – выгрузить, обустроиться, прийти в себя. И через десять дней работы в полевых условиях повторить в обратном порядке. В пиковую смену участников было порядка ста человек. В какой-то момент организация лагеря стала делом чисто физически трудным. И Регина Леонидовна решила: «Нужен домик!».Лучший пример существования подобной биостанции саратовские экологи нашли в Подмосковье – на даче у эколога Боголюбова. И поняли, что это их формат.С 2014-го Сосновская начала обдумывать эту мысль и «пошла по депутатам». Была на приеме у многих, даже у Дениса Фадеева, который тогда был вице-губернатором и встретил ее «с распростертыми объятьями».– Они все так меня встречали – «Регина Леонидовна, мы только вас и ждали! Как мы рады вас видеть! Конечно, поможем!» – вспоминает Сосновская.Участники первого регионального слета юных краеведовНо дверь за ней закрывалась – и обещания забывались. В итоге с финансами помогла всего одна женщина-депутат. Через своего помощника она передала примерно следующее: «Мы не можем оказать помощь общественной организации, но лично вам как неимущей пенсионерке выделим материальную помощь». И выдали, хоть и с трудом, 8 (восемь) тысяч рублей. После этого Сосновская решила: больше никаких депутатов. Она собрала все свои накопления и на отшибе маленькой красивой деревушки поставила домик, организовала там биостанцию.В 2015-м на новой биостанции стартовали лагеря: по четыре смены в июне каждого года. Дети ставят палатки, учатся жить в полевых условиях, изучают природу, проводят исследования и лесные мини-конференции, а по вечерам поют песни у костра.  – Это патриотизм в самом хорошем своем проявлении, – уверена Сосновская. – Когда дети видят, что вот тут у нас в Саратовской области не хуже, чем в какой-нибудь Турции, что здесь тоже красиво и интересно. Они это все пропускают через себя – когда пройдут по этим полям, лесам, селфи с цветочками наделают. Тут же только за порог выйди – и вот тебе краснокнижные растения, следы косуль, оленей. Дикая орхидея растет. «Упредительный выстрел в голову»Нынешним летом Сосновской не дали провести летний полевой лагерь. Потому что в Роспотребнадзоре сменился порядок выдачи разрешительных документов, а с экспертом, который должен был эту форму подписать, Сосновской просто не повезло. Им оказалась некая Татьяна Стародубцева из Базарного Карабулака.– Она ни разу не видела палаточный лагерь, она не знает, что такое турпоход, – сокрушается Сосновская. – Она с нас спрашивает как со стационарного лагеря – везде должен быть асфальт и ни травинки!Весь май и июнь Сосновская устраняла мнимые нарушения, вела переписку с надзорной организацией, но разрешения на полевой лагерь так и не получила.Кухня на биостанции– А прокурор местный? – говорит Регина Леонидовна. – В мае, когда шла подготовительная кампания, он вывалил три листа требований и написал, что мы их все нарушили. Я ему говорила, к открытию в июне мы все эти требования выполним. Но он не слушал. Это упредительный выстрел в голову прямо сразу!Для лагеря прокуратура потребовала строительства туалета с водонепроницаемой выгребной ямой, чтобы раз в неделю туда приходила машина для откачки. Та яма в лесу, которая была всегда, очищается к новому сезону естественным путем – природа все делает сама. Но к пятому июня в карабулакском лесу должен был стоять туалет с выгребом.– В результате я и вся моя семья работали над этими туалетами, – вспоминает Сосновская. – Меня все прокляли, но сделали. Только на два дня опоздали. Так они на меня в суд подали, что я не выполнила их предписание вовремя. «Ах, вы тут еще шевелитесь?» – и мордой меня прямо в этот туалет. Это называется «душить краеведение»– Конечно, если мы сейчас скажем, что краеведение в Саратовской области умирает, на меня сразу все накинутся, – говорит Сосновская. – Потому что на бумажках написано, что школы этим занимаются чуть ли не в полном составе. Но каждый год география участников сужается – учителям все это не интересно. Я же работаю в этой среде, я знаю всю подноготную. Когда я прихожу на семинары и вижу эти пустые совершенно лица, на которых написано «отстаньте от нас», даже моего комсомольского задора уже не хватает на то, чтобы эту тенденцию переломить. Потому что нет абсолютно никакой мотивации – все замордованы этим ЕГЭ.У Сосновской есть соображения и предложения, которые позволят реанимировать хотя бы какой-то интерес к краеведению в школах. И она готова ими делиться. Но хочет ли ее кто-нибудь услышать?ОрнитологияКраеведение губят безденежье (выбить деньги на бензин из районных администраций – задача архисложная), апатия учителей и война с чиновниками, для которых главным стал лейтмотив «нет лагеря – нет проблемы» и «дети должны быть в безопасности», а под безопасностью, видимо, понимаются диван и компьютер, уверена Сосновская.– Мне уже мои говорят: надо завязывать с этим делом, сиди на даче – помидоры выращивай, – горько усмехается Регина Леонидовна. – Но я как представила, что я до конца жизни буду помидоры на даче растить, мне плохо стало. После того, как я организовала в Саратове спелеосекцию, после того, как я всю жизнь детей в походы водила, я буду помидоры выращивать? Я еще что-то полезное могу делать. А оказывается, это никому не надо.