Полиция против детей: Саратов провел акцию «Он нам не царь»

Оценить
Полиция против детей: Саратов провел акцию «Он нам не царь»
Все фотографии Матвей Фляжников специально для fn-volga.ru
Задержанный на акции 12-летний Егор Прянишников рассказал, что в его школе в это же время организовали субботник. Непришедшим обещали поставить двойки. «Зачем бояться двойки, когда на кону свобода?» – философски заметил мальчик.

Школьника Егора скрутили и увезли в полицейской машине, когда акция закончилась – большинство митингующих и журналисты разошлись.За двадцать минут до задержания Егор дорвался до мегафона и, стоя на ступенях ресторана «Джельсомино», кричал: «Я не понимаю, почему Радаеву дали приз за самые лучшие дороги в Саратовской области. Я вчера ехал по этим дорогам и частично пострадал». Короткой репликой мальчишка переключил внимание митингующих с федеральной повестки на местную: вместо «Путин – вор», участники несогласованной акции в первый раз начали скандировать: «Радаева в отставку!»Пятого мая в десятках городов России прошли акции – согласованные и нет – «Он нам не царь», организованные сторонниками Алексея Навального. Протестующие вышли на улицы городов, чтобы показать – они не согласны с очередным, четвертым по счету, президентским сроком Владимира Путина. Инаугурация Путина состоится в понедельник, 7 мая. Больше тысячи участников протестной акции задержаны в разных городах России. В Саратове на сегодня пока задержали – и уже отпустили – только одного участника шествия – школьника Егора Прянишникова.Формально акция была несогласованной. Организаторы – саратовский штаб Алексея Навального – подали заявку в мэрию, желая пройти шествием по проспекту Кирова от цирка до консерватории. Но в администрации предложили протестующим «альтернативный вариант» - бульвар им. Мюфке в Солнечном-2, на самой окраине города. Глава штаба Михаил Мурыгин на этот вариант не согласился и вышел к цирку, как и было задумано. Сторонники присоединились.Акция была назначена на два часа дня. В половине второго стекавшиеся к фонтану у цирка участники протестной акции, собирались рядом с автобусной остановкой. С противоположной стороны фонтана, у входа в сквер, танцевала группа детей в красных футболках. Аниматор громко подбадривал детей в микрофон.На другой стороне фонтана майор полиции Геннадий Болтышев пытался установить личность одного из волонтеров штаба Навального. За юношу вступался коммунист Николай Бондаренко:– У нас свободная страна, - внушал коммунист полицейскому. – Согласно статье шестой закона о полиции гражданин обязан иметь паспорт, а не носить его с собой.– А он по ориентировке подходит, – гнул свое майор.– Так предъявите ориентировку! Если вы ограничиваете права человека, вы обязаны предъявить документы, дающие вам такое право!Болтышев подошел к Михаилу Мурыгину с мегафоном и листом бумаги, на котором был отпечатан текст.– Да вы меня все равно не перекричите, – ухмыльнулся глава штаба, доставая свой новенький мегафон, недавно купленный на деньги жертвователей.– Я с вами просто поговорю. Представители администрации предупреждают, что митинг не согласованный, – буркнул майор и начал читать по бумажке – официально вас предупреждаю по порядку его проведения – несогласованное мероприятие на территории города влечет за собой административную ответственность по статье 20.2. И все люди, которых вы привлекаете к участию, несут ответственность по той же статье.– Какой митинг? – удивился Мурыгин. – Никакого митинга. Я один человек с мегафоном, я в него что-то говорю. А другие остановились послушать.– Да, мы просто гуляем! – поддакнул кто-то из толпы.А толпа уже собралась основательная.– Будем танцевать вместе! – кричал задорный голос в микрофон с другого конца площади. – Родители, присоединяйтесь!Мурыгин уступил мегафон двум пожилым мужчинам. Они по очереди клеймили власть. Первый вспомнил новый пакет антисанкций (запрет на ввоз лекарственных препаратов из недружественных стран, который обсуждается в Госдуме): он ударит не по Америке, а по гражданам России, которым только и останется, что лечиться корой дуба, пока «путинские холуи будут покупать для себя лекарства за границей». Второй заявил, что в стране давно нет парламента – «первое, что делают враги, лишают народа представительства в законных органах власти».С другого конца площади заиграли песни военных лет.– Вставай, страна огромная, вставай в неравный бой, – отчаянно фальшивя, запел в мегафон Мурыгин, – с кремлевской силой темною и с путинской ордой.– Пусть ярость благородная вскипает, как волна, – подхватили вокруг, – идёт борьба народная, священная борьба.Внезапно внимание окружающих привлекло движение у самого фонтана.– Там, кажется, полиция пытается кого-то винтить? Пойдемте-ка посмотрим! – и толпа пошла за главой штаба Навального.Геннадий Болтышев требовал у молодого парня паспорт – тот отказывался предъявлять документ. Майор настойчиво просил молодого человека пройти с ним. Тот отказывался. Их окружила галдящая толпа, глава саратовских навальнистов стал спорить с майором, минут через пять Болтышев сдался и махнул рукой. К парню больше не приставали.Минут через десять под «Выходила на берег Катюша» гуляющие оппозиционеры (800-1000 человек) двинулись на проспект Кирова, скандируя понятные лозунги: «Путин вор», «Путин, уходи!», «Он нам не царь», «Долой царя», «Свободу политзаключенным», «Позор Роскомнадзору» и т.д.У шествия был интересный звукоряд: День Победы Саратов начал праздновать пятого мая – по всему проспекту Кирова – от цирка и до самых Липок – звучали военные песни.Протестующие шагали под «Смуглянку», «Катюшу», «Прощание славянки». Особенно поднимала дух песня «Этот день Победы». Машины иногда гудели колонне протестующих, когда шествие пересекалось с проезжей частью. У консерватории музыкальный ансамбль в честь праздника играл на барабанах. Ударные задавали ритм, и речёвки оппозиционеров становились мощнее и увереннее.Они шли по своему городу – в основном старшие студенты и школьники: девчонки с татуированными руками, выбритыми висками, в рваных джинсах, мальчишки с наклейками «Н» на телефонах. Юные велосипедисты, мечтающие сделать сэлфи с Мурыгиным – политик для них сегодня что-то вроде рок-звезды.Там же шагал и школьник Егор. Красная футболка, воодушевленный взгляд. Мы оказались с ним рядом уже на улице Волжской.– Я Егор, мне 14 лет (на самом деле, 12 – прим. редакции).Егора возмутила яма, в которую он накануне въехал на гироскутере на скорости 30 километров в час. Он не ожидал препятствие там, где его не было еще вчера. Но оно было. И он в эту яму свалился. Не успел из-за этого на собрание в штаб – хотел рисовать плакаты. Егор прекрасно знает, кто такой Алексей Навальный и кто такой Михаил Мурыгин. Правда, такой политизированный в своем классе он один.– Я ходил на все акции – и 12 июня, и 26 марта. Только зимой не ходил, я заболел. На выборы мы тоже не ходили. Мы наблюдали. Почему-то забастовку избирателей у нас в семье мало кто поддерживает – только я, папа и дед ещё. – А ты не боишься? – А чего мне бояться? Выходить [на митинги] – это законное право каждого человека. В школе меня не ругают. У нас, в десятой школе, как-то целую лекцию прочитали про Навального, что Навальный позор. А сегодня там на 14.00 субботник организовали. Если не придешь, обещали двойку поставить. По русскому. – То есть, ты и двойки не боишься? – Зачем бояться двойки, когда на кону свобода?А потом мальчишка пробился к мегафону, с его подачи толпа начала скандировать «Долой Радаева», а Егора забрали в полицию. Забрали в тот момент, когда на площади у речного вокзала уже не осталось никого, кто мог бы за него вступиться.Позже координаторы штаба Навального попросили вмешаться адвоката Максима Овчинникова. Но, по словам самого Овчинникова, его вмешательство не понадобилось. К тому моменту, когда он прибыл в Волжский РОВД, мальчика вместе с отцом уже отпустили.– С отцом, видимо, провели глубокую беседу, – рассказал адвокат. – Он вышел из отдела полиции и потащил этого зареванного мальчика за руку за собой. Общаться отказался. Сам мальчик, пока его тащили, сквозь слезы объяснил, что сотрудники полиции говорили, скажем так, я в мягкой форме говорю, что зря он выступал на митинге, там были нацисты, поскольку митинг был несогласованный, то все его участники – экстремисты потенциальные. Ребёнка просто запугивали. Ну и с папой, соответственно, провели беседу.  Задержали Егора по простой причине – несовершеннолетний гулял один, без взрослых. Это стандартная причина задержания полицией несовершеннолетних, которые участвуют в митингах.