Отец за сына, или Давай не будем о грустном

Оценить
Отец за сына, или Давай не будем о грустном
– Привет. Что нового-хорошего?

– Привет. Что нового-хорошего?

– Опять всё стихло на нашей поляне. И с новостями совсем беда. Не говоря уже о слухах.

– Хорошо, я буду вопросы задавать. Почему Гайдук-старший ушел из гордумы?

– Знаешь, много всяких версий гуляет. Например, после некоего всплеска в комментах о семейственности было решено, что отец пожертвует карьерой ради сына. Есть вариант, что в Москве решили, что два Гайдука во власти – перебор.

– Да молодцы оба. Впрочем, Гайдук-младший произвел на меня неизгладимое впечатление.

– Понравился?

– Я не сказала бы. С другой стороны, так много говорить ни о чем – это надо уметь. Но давай о грустном не будем. Скажи мне, почему такой серьезный наезд на Прокопенко? Мне это не нравится.

– Ничего себе «не будем о грустном». А кому нравится? По этому вопросу существует две версии. Первая – Грищенко и Радаев нарушили некие договоренности с прокурорскими. Вроде как ими было обещано, что Прокопенко не будет больше сити-менеджером. И договоренности эти не были соблюдены.

– Не верю. Не знаю, как Радаев, а Грищенко «не по-пацански» не поступает. Потому давай вторую версию.

– Банальный тренинг. Наше всё должен держать в тонусе всех и вся. Все должны знать свое место, почитать и бояться. Потому для профилактики устраиваются встряски.

– В это я верю больше. Хотя… Как мы любим демонизировать наше всё!..

– Чему удивляешься? Мы – родина Володина!

– Ладно. Что еще?

– Говорят, Радаев не сильно доволен сферой культуры. Толку от нее – чуть, а шуму и прочего негатива – навалом.

– Ага. А еще он не очень доволен информатизацией региона и потому усилил ее министром Кузнецовой. Кстати, кто она по образованию?

– Понятия не имею. Но ты напрасно злобствуешь, давай посмотрим хотя бы месяц на ее работу.

– Да кто, собственно, возражает? Давай. Что еще нового?

– Говорят, что самые проблемные районы на сегодня – Петровский и Балашовский. Там самые сильные провалы по экономике.

– И что? Там все свои у руля.

– Вот именно. Потому, говорят, губернатор думает, кого назначить крайним. И вроде как пока выбор падает на Батяйкину.

– Все они – солдаты партии. Зато у Батяйкиной есть шанс сесть в министерское кресло.

– Всё правильно. Тем паче говорят, что она подруга Глыбочки, а это ничуть не хуже, чем быть подругой Радаева.

– Не глумись. Зависть – плохое чувство.

– Еще говорят, что четырех миллионов на новый журнал никто не даст, а присоседят его тому госучреждению, которое областную газету выпускает.

– И что, Столярова может остаться без работы?

– С чего это? У нее как минимум есть газета «Глобус». А на нее деньги всегда найдут.

– Вот. И будет как после фильма о животных – «ни один журналист в ходе съемки не пострадал». Еще что?

– Люди врут, что после Нового года закроется завод «Серп и молот».

– Это оборонка какая-то?

– Да, и там вроде как есть заказ минобороны.

– Так как они могут завод закрыть-то? Банкротство или что? В любом случае должны сотрудников предупредить за три месяца.

– Понятия не имею. По логике – никак. Но среди рабочих ходят упорные слухи.

– Странное дело.