35 или около того

Оценить
35 или около того
Когда-то в юности, мучимый самому еще не ясными протестными настроениями, я решил не ходить на голосование. Избирали, по-моему, в Верховный Совет РСФСР – какого-то партийного старца и обязательного в таких случаях передового токаря.
(В скобках за

Когда-то в юности, мучимый самому еще не ясными протестными настроениями, я решил не ходить на голосование. Избирали, по-моему, в Верховный Совет РСФСР – какого-то партийного старца и обязательного в таких случаях передового токаря.
(В скобках замечу: тогда, почти как сейчас, токарь или газорезчик уже есть. Наблюдается недостаток в партийных старцах, но это дело поправимое.) Те выборы были летом, и я дерзко отправился на пляж. «Пусть они без меня обойдутся!»

Но постепенно первоначальный запал стал пропадать: вдруг матери предъявят, мол, коммунист и воспитала такого непутевого сына. Я искреннее полагал, что такое возможно. И, запугав сам себя, в середине дня направился домой. «Ты чего так рано»? – заинтересовалась мать. Я объяснил. «Не волнуйся, уже в обед приходили с урной. Я за тебя проголосовала».

Так в очередной раз была достигнута постоянная для Российской Федерации явка 99,99 процента. Кстати, для Прибалтики делали скидку в одну сотую процента: там явка была 99,98.

С семидесятых и по нынешний день явка прожила интересную жизнь. Сначала она была полнокровной, хотя некоторые считали ее надутой – 99,99. Потом она похудела, но стала настоящей, за нее боролись. Еще ей установили порог, ниже которого явка уже и была вроде бы не явкой. А в пресловутые годы стабильности ее просто похоронили за ненадобностью. И вдруг она вернулась оттуда, откуда не возвращаются. Еще не совсем ожила, но, понимая, откуда прозвучало предложение, мы можем уверенно прогнозировать: она скоро будет с нами.

Сперанский наших дней директор Института социально-экономических и политических исследований (ИСЭПИ) Дмитрий Бадовский предложил установить явку на выборах на уровне 35 процентов. Чуть ранее тот же Бадовский предлагал пройти через выборы всем назначенным губернаторам. Собственно, одна инициатива Бадовского проистекает из другой. «Часть губернаторов с неустойчивыми позициями могут думать в нынешних условиях, когда порога явки нет, что для них главный вопрос – переизбраться, а как – не очень важно, политтехнологи могут к этому подталкивать, – констатирует Бадовский, подчеркивая, что во время кампании технологи могут специально «сушить явку». – Так можно досушиться до того, что совсем она окажется низкой, и вопрос о легитимности будет стоять довольно серьезно. Надо учиться побеждать в нормальной конкурентной борьбе при высокой активности избирателей».

Получается: наши власти – со значительным опозданием – задумались о собственной легитимности. При этом сам Бадовский не настаивает именно на 35 процентах, можно также 30 и 40 – мол, как Дума решит. А Дума решит как скажут. Это подтвердили первые комментарии единороссов, которые единодушно взяли под козырек.

Столь же предсказуемо думские оппозиционеры со скепсисом отнеслись к новации администрации. И КПРФ, и даже ЛДПР считают, что теперь региональные власти будут вместе с процентами за себя любимых «накачивать» и явку. Правда, есть эксперты, которые полагают, что явку так просто не «надуть». Так, руководитель региональных программ Фонда развития информационной политики Александр Кынев уверен, что введение минимального порога явки приведет к массовому срыву выборов. И действительно, сначала вводят единый день голосования, выбрав такую дату, которая всем неудобна, – отпуска, дачи... Потом говорят о пороге явки. Правая рука не знает, что делает левая. Возможно, вообще нет понимания, что же делать в нынешней ситуации, которая стремится в тупик. Отсутствие взаимопонимания между ветвями и веточками власти подтверждает нервная реакция чуровского ведомства. Секретарь ЦИК Николай Конкин заявил, что введение порога явки не сулит ничего хорошего. «…Бесконечное проведение выборов, чтобы была явка, может привести к усталости избирателя», – сказал он. И тут же добавил, что ЦИК готова выполнить любое решение. Кто бы сомневался.

День как бы выборов 14 октября. Шестой час вечера. Мы голосуем на своем участке. На листе журнала выдачи бюллетеней наши фамилии – первые. Остальные тринадцать граф пусты. Пока член комиссии отошла, листаю журнал. Следующий лист полностью пуст. На третьем – опять же две фамилии.

«Дай бог процентов десять», – вздохнула член комиссии, когда я спросил о явке.

Объявленный итог вы знаете – 46,93 процента.