«Не исключая и столиц»

Оценить
«Не исключая и столиц»
Ни один город в России в начале двадцатого века не был освещён так хорошо, как Саратов

15 апреля 1905 года Саратовская городская дума заключила с бельгийским АО «Взаимная компания трамваев» договор об устройстве уличного электрического освещения. Договор был рассчитан на срок до 31 декабря 1945 года, когда «концессия, как для предприятия электрического освещения, так и для электрических трамваев, истекает».

Дело в том, что бельгийское акционерное общество успешно провело переговоры с управлением конно-железных дорог Саратова о передаче бельгийцам конки с последующим преобразованием её в трамвай.

Бельгийское АО получило «исключительное право строить в Саратове центральную электрическую станцию, прокладывать от неё по улицам и площадям города воздушные, а равно и подземные проводы для отпуска электрической энергии». Городская управа обязалась никому другому подобных прав не давать и для себя новых электрических станций и освещения не устраивать, продолжая пользоваться лишь театральной станцией. Частные владельцы также могли пользоваться своими станциями и даже могли устраивать новые, но тоже лишь для себя, без права продажи электрической энергии.

Район освещения, отведённый бельгийскому обществу, был заключен между берегом Волги от Затона до Шелковичного взвоза, улицами Шелковичной, Астраханской и Большой Горной. Бельгийское АО обязано также было давать электроэнергию за пределы этого оговорённого района на расстояние не далее 50 сажен.

Вне указанного района городская власть могла своими силами устраивать электрические станции и уличное освещение или предоставлять такое право другим компаниям в том случае, если «Взаимная компания трамваев» не пожелает отпускать в эту местность электроэнергию по общему тарифу. Тариф был установлен следующий: за кВт*час для ламп накаливания – 28 коп., для дуговых фонарей – 25 коп., для технических целей – 15 коп. Городским учреждениям делалась скидка и действовали такие цены соответственно: 22 коп., 19 коп. и 13 коп.

За предоставленное право концессии бельгийское АО обязывалось ежегодно выплачивать городу со своей валовой выручки процентные отчисления: со дня подписания договора до 1915 года – 3 %, с 1915 года до 1925 года 4 %, с 1925 года 5 %.

Причём было определено, что сумма этого процентного отчисления не может быть менее 22500 рублей и что вносить её следует не деньгами. Взамен указанной платы АО должно было за свой счёт обеспечивать освещение вдоль всех трамвайных линий, а также установить на металлических столбах 400 дуговых десятиамперных фонарей силой света не менее 1000 свечей каждый и затем обеспечивать горение половины из них в течение 2250 часов в год. Содержание второй половины фонарей возлагалось на городскую управу.

Бельгийское АО в августе 1907 года начало строить электрическую станцию на углу Астраханской и Большой Казачьей улиц и укладывать трамвайные рельсы на Ильинской (ныне Чапаева) улице. 22 февраля 1909 года городская электрическая комиссия провела технический осмотр электрической станции и готовой части сети уличного освещения. Все сооружения комиссия признала выполненными правильно и в соответствии с договором. Было решено начать освещение через два-три дня.

Выполняя пункт договора, запрещающий всем другим станциям продажу электроэнергии, городская театральная станция в мае 1909 года передала свои 143 частных абонента бельгийскому АО. На обеспечении театральной станции остались только 11 учреждений – управа, театр, публичная библиотека, народная аудитория, общественный банк, художественный музей, ломбард, бульвар «Липки», лечебница Медведева, 3-я пожарная и 3-я полицейская части.

Свет на окраинах обеспечивала городская контора керосинового освещения. К 1913 году на окраинах горело 1580 керосиновых фонарей, в том числе таких усовершенствованных, как «Молния» и «Мотодор». В том же году городская управа постановила приобрести десять керосинокалильных фонарей «Автолюкс» силой света в 1200 свечей и стоимостью 135 руб. каждый. Этот фонарь заменял 6–8 обыкновенных керосиновых фонарей. Новинка предназначалась для установки около Пушкинского сада (ныне сквер у академдрамы), а также на перекрёстках улиц Мало-Царицынской (ныне Мичурина) и Железнодорожной, Большой Казачьей и Казарменной (ныне Университетская). Так освещение лишённых электричества окраин тоже постепенно улучшалось.

Вообще же в Саратовской губернии, как и во всей России, пользование электричеством было в начале века уже довольно масштабным. В целях учёта производителей электроэнергии министр внутренних дел предписал всем губернаторам предоставить сведения «об имеющихся в губернии земских, городских и частных электрических устройствах». Выполняя это поручение, Строительное отделение губернского правления установило, что самой мощной электростанцией (3300 кВт) располагал цементный завод Зейферта в Вольске. В Саратове же самой мощной была станция Бельгийского АО (1000 кВт).

Однако интереснее другое: электрическое освещение к тому времени появилось не только на крупных предприятиях, но и на небольших мыловарнях, пивоварнях, рыбокоптильнях, корьедранках, а также в банях, «номерах для приезжих», кинематографах, фотографиях и т. п. С 1910 г. освещалась электричеством имение Исидора Евдокимовича Усачёва в селе Болдыревка Саратовского уезда. Это пока единственное выявленное в документах упоминание об электричестве в барской усадьбе. В Вольском уезде в селе Колояр владелец мельницы Иван Афанасьевич Шарошкин устроил электрическое освещение своей квартиры и церкви. Возможно, это была первая в губернии церковь с электрическим освещением!

Много лет спустя бывший гласный городской думы Иван Яковлевич Славин писал: «Ни один город в России, не исключая и столиц, не был освещён так, как Саратов. Ни один город в России не имел трамвайных путей таким протяжением и на такие расстояния, как Саратов; причём расстояния каждый год до конца концессии должны были увеличиваться и увеличивались за счёт бельгийцев».