Кредитная история

Оценить
Кредитная история
Старики в России особенно легко верят всяким солидным бумагам – могут подписать всё, что им подсунут изобретательные жулики
В Балакове мошенника приговорили к трем годам колонии

Вступил в силу приговор в отношении жителя Балакова, который обещал пенсионеркам доступные кредиты и забирал у них квартиры. Мужчина предлагал клиентам подписать документы на недвижимость, убеждая, что речь идет о передаче жилья в залог, в действительности же это были договоры купли-продажи. Балаковский районный суд назначил Алексею Фомину наказание в виде трех лет колонии общего режима. Аферист попытался обжаловать приговор в областном суде, но безуспешно.

История одной из пострадавших наглядно иллюстрирует последствия навязчивой рекламы, которая еще в докризисные времена убеждала жителей провинции оформлять кредиты даже в тех случаях, когда это было не очень-то нужно.

Жительница Балакова Наталья Мамелина работала машинистом крана турбинного отделения одного из успешных энергетических предприятий Балакова. Получала достойную зарплату – от 23 до 29 тысяч рублей, в некоторые месяцы до 48 тысяч. Кроме того, она подрабатывала штукатуром-маляром на частных заказах, это давало еще 10–15 тысяч рублей в месяц. В одном из крупных банков женщина взяла 100 тысяч рублей под 19 процентов годовых, кредит потребовался ей после развода с мужем, так как бывший супруг забрал себе всю мебель и бытовую технику. Затем она оформила кредит в банке «Хоум Кредит» – 80 тысяч рублей на свадьбу сына. Потом еще 177 тысяч в «Русском стандарте», далее Наталья активировала кредитную карту этого банка. Платежи составляли уже около 20 тысяч рублей в месяц.

Женщина заболела, потребовались деньги на лекарства. Долги накручивались, как снежный ком: просроченная задолженность перед банками, займы у частных лиц, задолженность за жилищно-коммунальные услуги. К июню 2010 года Наталья была должна знакомым более 120 тысяч рублей, за ЖКУ – больше 36 тысяч и т. д. У Мамелиной была двухкомнатная квартира на окраине Балакова, вместе с ней жили два взрослых сына, сноха и двухлетняя внучка.

В балаковской газете женщина увидела объявление о выдаче кредитов без справок и поручителей. Позвонила по указанному номеру. Мужчина, представившийся Алексеем, объяснил, что солидная кредитная организация, которую он представляет, находится пока в стадии официальной регистрации, поэтому он принимает клиентов в собственном автомобиле. На встречу Мамелина взяла подругу, работавшую на том же предприятии. Позже женщины расскажут адвокату, что мошенник произвел почти гипнотическое впечатление, обе чувствовали себя «как в дурмане» и даже не подумали проконсультироваться с юристом.

Алексей Фомин пообещал Мамелиной 150 тысяч рублей под пять процентов в месяц на полгода. Следующую встречу он назначил в балаковском отделе федеральной регистрационной службы. Как отмечают в прокуратуре, жертвы афериста, «попав в незнакомое государственное учреждение, будучи дезориентированы официальной обстановкой и любезностью Фомина, «знающего всё и всех», соглашались расписаться в подготовленных документах, будучи уверенными, что заключают кредитные договоры». Алексей объяснил, что квартиру Мамелиной оформят в залог, упоминание о купле-продаже – просто формальность, на которую не нужно обращать внимания. В договоре следует проставить цифру в 300 тысяч рублей, документ с меньшей суммой не пройдет государственную регистрацию.

Кредитор тут же выдал обещанные 150 тысяч рублей. Наталья и ее подруга несколько раз пересчитали деньги и не заподозрили ничего дурного. Мамелина расплатилась за жилищно-коммунальные услуги, выплатила долги знакомым, которые требовали срочного возврата денег, и часть процентов по банковским кредитам. Фомин не торопил с оплатой, а вскоре и вовсе перестал отвечать на телефонные звонки. Осенью Мамелины начали получать коммунальные квитанции, в которых владельцем жилплощади значился Фомин, а затем обнаружили собственную квартиру в объявлениях о продаже недвижимости (кстати, новый хозяин хотел за нее 600 тысяч рублей, то есть в четыре раза больше, чем заплатил Наталье).

Наталья обратилась в милицию. В возбуждении уголовного дела гражданке отказали, посчитав, что «между гражданами сложились гражданские правоотношения, которые разрешаются путем подачи исковых заявлений в суд в частном порядке». Мамелина подала иск о признании сделки ничтожной. В октябре 2010 года Балаковский районный суд ей отказал и удовлетворил встречные требования Фомина о признании Мамелиной, её сыновей и маленькой внучки «утратившими право пользования квартирой». Мамелины были вынуждены переехать к знакомым.

Весной 2011-го женщина вновь обратилась в районный суд с просьбой признать сделку кабальной (согласно Гражданскому кодексу, это «сделка, которую лицо было вынуждено совершить вследствие стечения тяжелых обстоятельств на крайне невыгодных для себя условиях»). Фомин на заседание не явился, но письменно объяснил, что договор купли-продажи был заключен по обоюдному согласию. По словам Фомина, он расклеивал на улице объявления о покупке недвижимости, к нему подошла Мамелина и предложила купить квартиру по привлекательной цене. Районный суд посчитал, что продажа квартиры за бесценок «не может свидетельствовать о совершении сделки на крайне невыгодных условиях», Мамелина «при заключении договора обладала свободой выбора, была согласна с условиями и желала совершить данную сделку». Областной суд, куда женщина обращалась с кассационной жалобой, оставил решение первой инстанции в силе.

Буквально через два дня Фомина задержали оперативники ОБЭП. Оказалось, что таким же способом он лишил жилья еще двух женщин пенсионного возраста. Одной жительнице Балакова он выдал 30 тысяч рублей на шесть месяцев, получив взамен квартиру стоимостью более 350 тысяч рублей. Другой ссудил 100 тысяч, переоформив на себя ее квартиру стоимостью более 900 тысяч рублей.

Отметим, что в 1998 году мужчина уже был судим за мошенничество: тогда он вместе с братом провернул в Саратове довольно крупную для тех времен аферу – собрал деньги с нескольких десятков горожан, обещая установить домашние телефоны, об этом скандале писала местная пресса. Тогда Фомин получил пять лет лишения свободы.