Проныры рулят фантомным домом

Оценить
Проныры рулят фантомным домом
И никакой ответственности за это не несут

Может быть, конечно, пронырливых людей грызет изнутри черная зависть по отношению к еще более пронырливым. Может, они испытывают такие муки ущемленного сознания, что обычным людям, которых правильнее называть простофилями, они и не снились. Но простофили не хотят входить в положение проныр. Потому что они их измучили своей наглостью, хамством и непрофессионализмом. И простофили всё чаще лезут в документы, что миллионами тонн узаконили проныры, разбираются в них и с возмущением начинают привлекать проныр к ответу. В минувший четверг в министерстве строительства и ЖКХ области члены жилищно-строительного кооператива «Молодость-94», а также пайщики и дольщики дома, который строится уже четверть века, вытрясали правду из председателя Николая Якимова. И такого натрясли, что совсем уж им тошно стало.

Бедные люди

Николай Васильевич – человек в городе Саратове довольно известный. Он даже был депутатом городской думы, одновременно являясь руководителем нескольких фирм, связанных со строительством. Так что видела я его и в дорогом костюме, и с выражением народного избранника на лице. Но на встречи со своими обманутыми дольщиками-пайщиками-членами кооператива он предпочитает приходить потрепанным и изображать из себя эдакого неудачника, которого более хитрые и пронырливые обобрали и обманули. На самом деле этот «человек пенсионного возраста», как он себя называет, тоже обманул многих. Но все годы, что длился обман, умудрялся имитировать бурную деятельность и вести себя так, что деньги в дом, который строила Молодость-94, продолжали нести. Потому что Николай Васильевич всем давал понять, что всё у него на контроле, всё схвачено, за всё заплачено, и печалиться никому не надо.

Принимая дела председателя лет этак 14 назад, он сказал, что домик будет даже лучше, чем тот, на который подписались первые члены ЖСК в 1987 году. В 2004 он сказал, что никаких дополнительных денег с людей, заплативших полную сумму, никто не возьмет. И вот через восемь лет обнадеженные люди решили спросить у Николая Васильевича, что же он сделал. Потому что они убеждены, что ничего, а он считает, что очень много. И он очень сердится из-за того, что люди его усилия не оценили правильно. А люди уже готовы идти в суд, хотят, чтобы эта государственная структура понудила Николая Васильевича действовать.

– Поверьте, мы не хотим вас снимать, – говорил ему Павел Марчук, который выплатил уже кредит банку за свою долю в строительстве. – Мы хотим построить наконец квартиры для наших детей!

И при этом Павел Александрович на самом деле очень слабо верит в то, что эти квартиры будут построены. Уж больно дела на этом доме идут сложно. Не готов еще даже пакет документов на строительство. С 1987 года.

Страшная история про конструкторов и экспертов

-Я спросил у губернатора, когда построят наш дом, который уже значится на особом контроле в правительстве области, – говорит Марчук. – И губернатор мне ответил, что никакого строительства не будет, пока не будет полного комплекта документов. Вам восьми лет не хватило, чтобы их оформить?

Николай Васильевич разговоры про документы переживает плохо. Можно даже сказать, дергается ото всех вопросов на эту тему. А люди всё спрашивали и спрашивали его, почему и сам не делает ничего, и помощи у членов кооператива не просит. И дожали все-таки своим напором люди председателя, и рассказал он им страшную историю про конструкторов и экспертов. Он им уже и уголовным делом пригрозил, и отстранением от должности без права занимать ее в дальнейшем.

Когда Николай Васильевич стал председателем, он вдруг выяснил, что проект дома нужно менять. Потому что запроектированная девятиэтажка «не проходила по экономике». Она ведь была рассчитана на советских людей, тех, которые платили 20 лет 70 процентов от стоимости строительства под 0,5 процента годовых. А чтобы уложиться в реалии того дня, когда кооператив возглавил Николай Васильевич, нужно было строить 16-этажный кирпичный дом. Дом спроектировала мастерская Акимова. Со стенами первых этажей в метр с лишним толщиной. Но у экспертов к дому было много вопросов. Боялись, что поплывет фундамент. Проектировщики и сами не знали, как себя дом поведет. Поэтому пришлось заказывать другой проект, уже монолитного дома. Но миллион рублей за проект сомнительного кирпичного никто кооперативу назад не вернул. «Я же им поэтапно платил», – говорит, ничуть не смущаясь, председатель кооператива Якимов.

– Мы продолжили работать с Акимовым, потому что у Саратовгражданпроекта не было на тот момент специалистов по монолиту. Но потом появились. И они начали нам строить козни: мы это не признаем, и это. Началось перетягивание каната. Это можно мне «Майн кампф» писать. После 2004 года мы проект переделывали еще трижды.

В 2008 году Николай Якимов подписал акт выполненных работ, из которого следовало, что все чертежи готовы и можно строить. Говорит измученным тоскливым ожиданием людям, что вынужден был сделать этот «авансовый» шаг, чтобы убыстрить ход работ. И потом его этим шагом сами же проектировщики начали шантажировать, требуя деньги. А он хотел от них сначала выполнения работ. Дело вроде даже дошло до суда, но закончилось мировым соглашением, согласно которому сейчас нужно заплатить около 700 тысяч рублей за работу одной и около 600 тысяч рублей другой организации за корректировку конструкции дома. В каждом этаже вдруг потребовались дополнительные вентиляционные отверстия. Но так как дом теперь будет монолитным, отверстия ослабят конструкцию и потому пересчет нужно делать полностью, и итогом работы должны стать рекомендации по усилению прочности и надежности стен.

Пока один миллион 300 тысяч рублей не будут заплачены, у застройщика есть все юридические права не приступать к работам. Люди выдавили из Якимова очередное обещание заплатить эти деньги до конца года. И долго пытали, какими деньгами он собирается делать эти платежи. Николай Васильевич сказал, что кредит ему не дают ни как частному лицу, ни как представителю кооператива. И поэтому вся надежда на то, что вдруг чудом начнут продаваться резервные квартиры в их недострое. А если нет, то придется под залог этих квартир возвратно брать деньги у членов кооператива.

Ушлые строители

-Когда подрядчик строил фундамент, кооператив заплатил за него трехкратную стоимость, потому что оказалось, что динамика грунтов такая, что сваи улетают. И вместо девятиметровых пришлось забивать 10- и 11-метровые. И плиту класть не 200, а 800. Когда мы вложились в эти затраты, то поняли, что медлить нельзя и что нужно как можно быстрее строить. Но поменялся Градостроительный кодекс, и уже запрещено стало строить без полной документации на дом.

Ответственность за качество строительства Якимов с себя снял в мае 2011 года. Передал ее ООО «Поволжье Газэнергостройсервис» вместе с функциями заказчика и с земельным участком под домом.

В 2010 году ООО «Поволжье Газэнергостройсервис» потребовались деньги на продолжение строительства дома для ЖСК «Молодость-94». Кредиторов, как говорит Николай Васильевич, не устраивала земля в субаренде у «Поволжья». И Николай Васильевич уступил им право на землю. Сейчас люди утверждают, что никто из членов ЖСК не голосовал за это решение, но председатель машет рукой, мол, дело прошлое, что сейчас говорить о том, что земля ушла. Зато «Поволжье» наказано теперь тем, что не может выполнить технические условия по подключению воды к дому. Потому что схватили недострой не думая. А трубу диаметром метр придется вести полкилометра через территорию завода свинцовых аккумуляторов, перекрыв для этого на два месяца дорогу Дружбы. Второй вариант – платить Водоканалу 24 миллиона рублей за присоединение. А денег в банке «Поволжью» не дают. И не из-за земли вовсе, а из-за того, что слишком закредитованы аффилированные фирмы. Такую информацию Николай Васильевич выяснил в службах безопасности банков. Он много чего выяснил недавно. Например, что за проект котельной заплатили двойную сумму…

Разоблачения

Николай Васильевич! Все здесь присутствующие, у которых вы забрали деньги 10 и более лет назад, – это не быдло. Это люди, которые доверились вам и не получили ничего. Зачем вы брали ответственность за их судьбу?

И Николай Васильевич вдруг начал рассказывать. Оказывается, в тот момент, когда он принимал решение о председательском месте, он был убежден, что достроит дом, пользуясь компенсационными выплатами из бюджета. По всей стране эти средства по особой программе для недостроя делились тогда по схеме 50 на 50 – половину денег давала городская власть, а половину федеральная. Как говорит Николай Якимов, ему удалось в Москве выбить для Саратова особые условия, когда из федерального бюджета выплачивалось 90 процентов компенсационной суммы, а из местного всего 10. И он, конечно, в ус себе не дул и не торопясь работал с проектировщиками, полагая, что денежки в кармане.

– Но в 1999 году премьер-министр Владимир Владимирович Путин отменил федеральную часть компенсации, переложив ее на областной бюджет. Областная доля была разделена между тремя депутатами Саратовской областной думы – один ныне здравствует, двое покойных. Они строили школы и поэтому всю компенсацию им отдали. Вот так распилили эти деньги депутаты. А потом программу прикрыли. Кто успел, тот и съел.

В следующий раз люди, оплатившие своими деньгами чьи-то амбиции, промахи и небрежности, решили собраться 29 ноября. Но собрание будет бессмысленным, если на него не придут две трети членов ЖСК. По уставу только они имеют право спросить со своего председателя Николая Якимова и смету расходов на 2012 год (до сих пор не утверждена), и отчет о финансово-хозяйственной деятельности в 2011 году, и про все задолженности, и про то, когда же начнется строительство этого фантомного дома. Потому что тем, кто пришел на собрание в четверг, Николай Васильевич ответил: «Я не Нострадамус». Он ведет себя так, как будто милость оказывает вообще фактом присутствия на сходах, которые они устраивают.