Город братской любви

Оценить
Город братской любви
Коллега говорит мне: «Зря вы обижаетесь на политолога Д. Это же выборы». Мы – это те, кто на прошедших выборах в том или ином качестве работал с демократической коалицией. Д. работал с диаметрально противоположной стороны, хотя, вполне возможно, имее

Коллега говорит мне: «Зря вы обижаетесь на политолога Д. Это же выборы». Мы – это те, кто на прошедших выборах в том или ином качестве работал с демократической коалицией. Д. работал с диаметрально противоположной стороны, хотя, вполне возможно, имеет иные, нежели его работодатели, взгляды. Но это как раз тот случай, когда собственное мнение глубоко упрятано, а на всеобщее обозрение выставляется совсем иное.

Сложно объяснять, но приведу пример: именно этот человек в прекрасный – только погодой – день 14 октября на одном из сайтов рассуждал, что сегодняшняя плохая погода должна помешать явке избирателей. Вроде как советовал: сидите, любезные, дома, без вас всё порешают. И, по моему убеждению, несколько раз переходил ту грань, которая отделяет критику от оскорблений. Тем не менее, на Д. мы вовсе не обижались: чего обижаться – человек-то с другой стороны.

Наш разговор с коллегой продолжался: «Никто не знает, как всё дальше сложится. Может, вам придется с ним работать. Он опытный и квалифицированный человек». Ничуть не отрицая его опыт и квалификацию, я ответил, что работать вместе с ним мы не будем. И получил жёсткий ответ: «Это непрофессионально». «Может быть, и непрофессионально, зато честно», – ответил я.

Надо сказать, что это не коллега такой сердобольный человек, эта такая саратовская привычка. Мол, город маленький, наш мирок – журналистов, политологов и прочих заинтересованных людей – совсем мал. И не стоит ссориться из-за такой мелочи, как принципы.

Лучше всего этот модус вивенди характеризует одна давнишняя история. Еще губернатор Аяцков воевал с еще мэром Аксёненко. Долгая эта война велась в основном на страницах газет, об информационных сайтах тогда и речи не было. С губернаторской стороны идеологи битвы менялись постоянно, с мэрской – был один неизменный человек, Андрей Ежов. По несколько раз в день он звонил мне – редактору газеты – и обещал скорые суды и прочие ужасные кары. До судов дело не доходило, это был такой элемент давления.

Майские праздники. Я вожусь на участке и слышу звонок на мобильный телефон. Не взглянув на номер, беру трубку. Батюшки мои – Ежов. «Ну, – думаю, – сейчас опять начнет судом пугать». Но нет, Андрей обстоятельно поздравляет меня с первым маем, говорит всё, что полагается в таких случаях. Благодарю сдержанно и выражаю легкое недоумение. С чего вдруг такие политесы? Андрей объясняет, что, по его убеждению, мы воюем только тогда, когда работаем, а вечером и по праздникам тем более – что нам делить?

Думаю, что по отношению к той «войне» это было совершенно здравое мнение. Ведь рядовые тех битв вряд ли знали истинные намерения и планы своих генералиссимусов. Он могли и помириться на следующий день, что не раз и делали. Достаточно долгое время девиз «Мы воюем до 19:00» я считал правильным. Но пришли иные времена.

Есть очень мрачный прогноз Михаила Дмитриева: он в том, что Россию, если ничего не изменится, ждет крах, а народ – вымирание. Чтобы этого не произошло, надо менять власть. И по мере сил мы стремились это сделать. Не знаю, что мотивировало тех, кто работал с той стороны: деньги, драйв выборной гонки, с некоторым недоумением допускаю, что были убеждения. Но, главное, появилась черта, которая нас разделила. И я не вижу причин кому-то эту черту переходить.

P. S. В прошлом номере я писал, что правительственные сообщения «о 300 миллионах рублей, которые поступят в область в ближайшее время», считаю предвыборным пиаром. Правда, потом премьер Медведев сказал, что деньги будут. Дополнительные доходы российского бюджета в объеме 322 млрд рублей пойдут в фонд реформирования ЖКХ на строительство и приобретение жилья для военнослужащих, а также на строительство дорог, мостов и т. д. Кроме того, средства будут выделены на и восстановление Саратовского театра юного зрителя. «Есть проблемы, такие как пожар в Саратовском театре юного зрителя – он практически полностью сгорел, – надо тоже помочь им будет», – заявил Дмитрий Медведев.

Под дополнительными доходами бюджета подразумевались средства от продажи 7,58 процента акций Сбербанка. Но через несколько дней после того, как Медведев поделил еще не полученные деньги, информационные агентства со ссылкой на Германа Грефа сообщили, что основная прибыль от размещения акций Сбербанка пойдет в золотовалютные резервы, а не в российский бюджет, как изначально предполагалось. Наверное, премьера просто забыли известить.