Шестая волна пошла

Оценить
Шестая волна пошла
И толстый-толстый слой кандидатов!
Проникновенье наше по планете продолжается и расширяется. Кто же дома-то останется?

«Пора валить из этой страны!» – эту фразу я всё чаще слышу от молодых людей, знакомых и незнакомых. По данным Левада-центра, из России каждый год выезжает около пятидесяти тысяч человек, а в будущем это число может возрасти еще на десять-пятнадцать тысяч. Нынешнюю ситуацию называют шестой волной эмиграции. Первая началась в 1917 году после революции, пятая – в начале девяностых годов прошлого века.

Мы почитали блоги тех, кто свои намерения «валить» уже воплотил в жизнь. Их самые интересные заметки о политике и жизни за бугром предлагаем вам.

Падре на дьябломобиле и другие особенности выборов в Бразилии

«Канада не страдает тем, что пихает себя в самые-пресамые в мире, что свойственно некоторым другим странам с распухшим самомнением, – пишет в недавнем прошлом программист, а ныне обычный водитель такси ursego. – И действительно – живёт себе страна кленового листа потихоньку, тихо, как мышка, по населению – не большая и не маленькая (ну, а что по территории вторая в мире – так а толку-то от вечной мерзлоты?). «Помнится, как-то механическую руку для американского космического корабля сделала – ну, так совсем немного погордилась, иногда можно – тоже люди ведь... Канада не перекрывала Енисей и в области балета не впереди планеты всей, хотя, говорят, виннипежский – очень даже на уровне... Я вам больше скажу: Канада не считает некультурными тех, кто, о, ужас, не читал её литературу! А что в верхних строчках по уровню жизни – так, пардон, это статистики её туда пихают, гордыня тут ни при чём».

Дважды иммигрант ursego – переехавший сначала в Израиль, а потом в Канаду – пишет, что в первой стране он политикой интересовался, так как там общество было довольно политизированным, во второй надобность в этом отпала:

«В Израиле от того, кто придёт к власти, действительно много зависело, чего не скажешь о Канаде. Трудно поверить, но первые три месяца после приезда я даже не знал фамилию премьер-министра своей новой страны. Сейчас знаю, но из какой он партии и какие здесь вообще есть партии – спросите что-нибудь полегче».

Особенностями выборного процесса в Бразилии делится блогер brasileiro-ru. Так, например, за пять дней до выборов и два дня после в стране карнавала наступает так называемая прощёная неделя. По старому закону № 4737, оставшемуся в наследие жителям ещё со времён военной диктатуры, в этот период времени нельзя никого арестовывать и задерживать, за исключением тех случаев, если преступление совершается в данный момент:

«То есть, если убийца, находящийся в розыске, появится на этой неделе чтобы пообщаться с друзьями, то его тронуть никто не может. Ему можно спокойно проголосовать, отдохнуть дома и исчезнуть. Тем более что голосование в Бразилии обязательное, священный долг будет исполнен».

Конкуренция на выборах в этой стране всегда жёсткая, кандидатов – море. Чтобы выделиться на общем фоне, приходится прилагать массу усилий и креатива. Блогер знакомит своих читателей с одним из кандидатов – католическим падре Роке, владельцем ночного заведения для свингеров «Большой диван»:

«Семидесятилетний падре уже не проповедует, однако по его словам, бывших падре по каноническому праву не бывает, поэтому он продолжает величать себя этим титулом».

Кандидат проводит свою избирательную кампанию на колёсах – разъезжает по Рио на своём ярко-красном автобусе, прозванном «дьябломобиль». В общении с избирателями Роке помогают две персональные ассистентки – девушки в откровенных платьях и с маленькими рожками на голове. «Когда падре спросили, как он дошёл до жизни такой, он ответил, что всего лишь потерпел поражение в борьбе с соблазном. Интересно, что на предыдущих выборах он снял свою кандидатуру, поскольку решил «не продавать свою душу дьяволу». В этот раз он, наверное, передумал», – пишет блогер. И рассказывает о предвыборных листовках: «Каждый раз ночью накануне выборов земля здесь покрывается толстым слоем кандидатов. Эти мелкие рекламные листовки называются «santinnho», уменьшительное от «святой». Избиратели в массовом порядке попирают кандидатов, наступая на их просветленные и улыбающиеся лица».

Давно покинувший Россию и обосновавшийся в Новой Зеландии stas-kulesh отчего-то до сих пор интересуется делами родины и пишет о Pussy Riot. А заодно делится мнениями своих новых соотечественников на этот счёт. «Здесь в Окленде я до двух ночи обновлял твиттер-ленту, чтобы узнать, чем закончится дело. На следующий день о цветных балаклавах рассказал мне случайно встреченный новозеландец, продавец кухонь. Мол, после Горбачёва была надежда, что в России дела наладятся и вроде шло на поправку, а теперь снова – назад в пещеры. Очень ему грустно.

Когда о российских закидонах мне рассказывают незнакомые представители западного общества, простые люди, так скажем, из народа, которые средне политизированы, и смотрят вглубь вещей, только если действительно интересно, становится неуютно. Я не хочу говорить стыдно, но чувство схожее».

Они обувь от заразы чистят и «спасибо» водителям говорят

Ещё stas-kulesh составил сотню фактов о Новой Зеландии. Вот те, что показались нам наиболее интересными. Итак, фермерские дети развлекаются тем, что участвуют в соревнованиях – кто дальше бросит мёртвого опоссума или кто лучше нарядит чучело опоссума. Причем последние соревнования организуют учителя в школах. В Новой Зеландии три официальных государственных языка – английский, маорийский и язык жестов. И два гимна – государственный и британский. Армия в этой стране профессиональная, попасть туда не так-то просто, нужно сдавать экзамены по определённым предметам и физподготовке. Ещё здесь не очень грязно на улицах, поэтому многие даже в центре города ходят босиком.

В Новой Зеландии нет детских домов и бездомных животных. Детей усыновляют, в очередях, по слухам, стоят годами, животных отлавливают и усыпляют. На выходе из автобуса здесь принято говорить «спасибо» или «спасибо, водитель». В 90 процентах случаев так поступают вежливые пассажиры. Водители же в свою очередь часто ждут, когда пассажир сядет, прежде чем отъехать от остановки. Если пассажир пожилого возраста – ждут всегда.

На местных улицах и в парках чисто, мусора почти нет. О замеченном на стене граффити можно сообщить городским властям, и за пару дней следы вандализма скроют – стену покрасят. То же касается несанкционированных свалок. На входе во многие парки стоят жидкости для очистки обуви от микробов – достаточно просто опрыскать подошву. Дело это добровольное, контролёров никто не ставит.

«На улице в центре Окленда, как и положено относительно большому городу, много активистов всего чего угодно, которые что-то от вас хотят: спасти лес, спасти кита, полюбить Иисуса, разлюбить премьер-министра. Это называется демократическим обществом».

Ещё делится блогер информацией о машинах, правах, бензине – не так давно он стал водителем. «В Новой Зеландии не производят автомобили, оттого низкие пошлины. К тому же здесь хорошие дороги и довольно комфортные для механизмов условия – авто довольно долго изнашиваются, что создаёт большой рынок подержанных машин».

Начинающий водитель stas-kulesh искал машину по принципу «чтобы ездило». Нашёл Nissan Cefiro (1995 год выпуска, пробег 112 тысяч километров). Обошлась ему машина в 3000 новозеландских долларов. На наши деньги это 76 тысяч рублей. Эта сумма, по словам блогера, составляет одну среднестатистическую новозеландскую зарплату.

«После передачи денег хозяину, я взял у него ключ, он заполнил на сайте форму, мол, продал авто такому-то. Я заполнил форму в ближайшем почтовом отделении [обошлась в 470 рублей. – Прим. ред.], мол, купил такую-то машину, такой-то номер. Если по дороге на почту я превысил скорость и сей факт был зафиксирован автоматической камерой, то штраф придёт по почте старому владельцу. Ехать после передачи денег можно сразу, но владение наступит после попадания формы в систему (несколько дней).

Перед сделкой, конечно, проверил техосмотр (для старых машин его проходят раз в полгода). Техническое состояние можно проверить в любой зарегистрированной автомастерской [стоит 602 рубля. – Прим. ред.]. Данные проверки заносятся в глобальную систему, отмахнуться не получится.

Кроме техосмотра, нужно платить государственный дорожный налог [11,5 тысячи рублей в год. – Прим. ред.].

После покупки автомобиля я озаботился изучением правил дорожного движения. Полные автомобильные права в Новой Зеландии получаются в три приёма [каждый стоит примерно 4 тысячи рублей. – Прим. ред.]: ученические – теоретический тест на компьютере, ограниченные – спустя полгода можно сдавать практический тест: час вождения с инструктором на своей машине без выезда на шоссе (скорость до 50 км/ч), полные – спустя полгода (год для тех, кто младше 25) можно сдавать второй практический тест: двадцать минут вождения с инструктором на своей машине с выездом на шоссе (скорость до 50 км/ч).

В июле я с первого раза сдал теоретическую часть. Смог водить, когда наклеил на машину заметную жёлто-чёрную букву «L» и посадил рядом опытного – два года полных новозеландских прав – водителя. Ездил по округе, в магазин, за город – тренировался. В декабре не без проблем, но с первого раза сдал на ограниченные права. Все типы прав выдаются на месте, сразу по окончании экзамена».

Об особенностях езды в Китае написал в своём блоге realchina. «В Сямэне запрещено ездить на мопедах. Но я всё равно купил. «Ямаха» китайской сборки и под китайским брендом. 125 кубиков, вариатор, максимальная скорость – 85. Легкий и юркий. То, что нужно для города». Мопед обошёлся блогеру в 3,5 тысячи юаней – около 17 тысяч рублей. Окупилось транспортное средство за три месяца.

«Полиция не разрешает использовать в городе мототехнику. Это оправданно. Иначе наш райский остров превратился бы в адский кишащий муравейник. Примеров полно. Достаточно отъехать в соседние провинциальные города. Именно поэтому я стараюсь не встречаться взглядом с полицейскими на перекрестках и не останавливаюсь рядом со служебными машинами. Я знаю, что меня никто никогда не догонит. Но всё же… Однажды вечером я ехал по тоннелю. Сзади меня догнал полицейский джип с мигалками. Я прибавил газу. Потом джип обогнал меня и прижал к стене. Когда мы остановились, я вывернул колесо, объехал его слева и двинул дальше. Этот бессмысленный маневр мы отрабатывали три раза. Пока тоннель не закончился. Когда тоннель закончился, я свернул на газон, потом на тротуар и скрылся в переулках. Не считая этого случая, никаких историй с полицией у меня не было. Езжу я аккуратно и тактично. И поэтому считаю себя на дороге полностью легальным».

Что касается других особенностей жизни в Китае, то нам понравилась зарисовка про озеро Сиху, что в городе Ханчжоу, куда realchina как-то приехал по работе. «В то утро я был в очередной раз и сильно удивлен Китаем и китайцами. Я всегда знал, что Цигун, Тай Цзи Цуань и просто утренняя гимнастика являются неотъемлемой частью китайской культуры, но меня искренне удивили масштабы этого явления. Каждое утро в шесть часов на набережную озера Сиху приходят тысячи и тысячи (я не оговорился) китайских старичков. Бабушки и дедушки семидесяти, восьмидесяти и даже девяноста лет. С веерами, с мечами, с ленточками, а кто-то и просто так. Каждый из них встает на своё излюбленное место и начинает ежедневный ритуал утренней гимнастики».

Не обошли своим вниманием граждане, ведущие интернет-дневники, темы о соотечественниках и о мате. «В Сямэне стало больше русского мата. И, сказать честно, меня это огорчает. Вчера я шёл по территории университета, а впереди шла компания из четырех юношей лет по 19. Такой восьмиэтажный мат! Просто невероятно! Процентов 30 речи – междометия. Я обычно всегда с удовольствием знакомлюсь с русскими, но с этими знакомиться не стал. Ещё два дня назад я припарковал свой мопед возле центрального входа в университет. Неподалеку стояла светленькая девушка. Такая симпатичная, стройненькая, в коротких синих шортах. Она разговаривала по телефону и была прекрасна. Я сделал несколько шагов навстречу и вдруг услышал это! В ту же секунду я просто физически ощутил, как стрелки всех моих датчиков упали в ноль. Она говорила это не в эмоциональном запале, не в ярости, а в повседневной меланхолии, таким спокойным голосом».

«В Бразилии использование нецензурной речи в значительной мере социально детерминировано – приличные люди не позволяют себе использовать низкий жаргон в ситуациях вне экстремальных. Да и в экстремальных ситуациях их запас крепких словечек по сравнению с Россией просто детский сад или институт благородных девиц, не больше», – пишет brasileiro-ru.