Гадание на пожарище о будущем театра

Оценить
Гадание на пожарище о будущем театра
Что будет со зданием ТЮЗа в дальнейшем уже после восстановления – большой-пребольшой вопрос. Напомним, что еще ранее шли бурные дискуссии о том, нужны ли Саратову два ТЮЗа, а Андрей Россошанский предлагал забыть все предложения о приватизации здания и на
Скоро ли может быть восстановлен сгоревший ТЮЗ, и как будет использовано здание после ремонта?

Три дня подряд в начале октября в Саратове происходили серьезные пожары. Сначала старое здание ТЮЗа, потом дома на улице Челюскинцев, затем нефтеперерабатывающий завод. На НПЗ, к счастью, погиб всего один человек. Хотя и единственная жизнь бесценна. Самые большие разрушения – у ТЮЗа. Сколько времени займет его восстановление, не предположит сейчас никто. Многие боятся, что ТЮЗ может повторить путь филармонии, которая ждет реконструкции почти 6 лет. А может и вовсе не возродится, и на месте театра может появиться что угодно.

Разворот подготовили: Андрей Сергеев, Артем Земцов, Гульмира Амангалиева, Вера Салманова (фото)

Пожар давно минувших дней. Мертвая точка филармонии

В филармонии имени Шнитке пожар произошел 21 ноября 2006 года. Начался он из-за того, что раскаленные осколки взорвавшегося софита упали на сцену, после чего огонь перекинулся на потолочные покрытия и крышу. Пожарные справились с огнем практически за час. Никто не пострадал: 50 репетировавших музыкантов оркестра были своевременно эвакуированы. Материальный ущерб зданию тогда оценили в 1265838 рублей. 5 декабря было заведено дело по части 1-й статьи 293-й УК РФ «Халатность». Согласно техническому заключению, причиной пожара являлось нарушение правил пожарной безопасности при эксплуатации осветительных электроприборов.

Многие ли тогда предполагали, насколько затянется эпопея с восстановлением филармонии? Общая смета работ по утвержденному в 2008 году плану реконструкции была рассчитана на 400 миллионов рублей. Решением областной думы начало работ было запланировано на февраль 2009 года, однако деньги так и не были выделены. По словам тогдашнего директора филармонии Светланы Краснощёковой (ставшей недавно министром культуры Саратовской области), средства из областного бюджета выделялись только на зарплату и коммунальные услуги, из-за чего пришлось отказаться от услуг некоторых гастролеров. Проблемы затронули и творческий коллектив самой филармонии: в летнее время музыканты были вынуждены репетировать в фойе, а зимой арендовать помещении в одном из НИИ, где акустика не соответствовала требованиям.

Просьбы о помощи к тогдашнему областному министру культуры Владимиру Синюкову канули в Лету (позже министр заявит, что область не в состоянии тянуть филармонию, на которую и так выделяются значительные деньги, а потому надо привлечь федеральные средства). Главный режиссер филармонии Александр Авдонин сокрушался: «Мы стучались во все двери, а нам говорили: филармония-то областная, поэтому ей должно областное правительство заниматься, а оно не занимается…»

Только в сентябре 2010 года дело, казалось, начало сдвигаться с мертвой точки. Победителем аукциона на право проведения реконструкции стало ООО НППФ «Строй-Реставрация». Высказывались предположения, что при нормальном финансировании весь проект займет два года. Иными словами, ко дню сегодняшнему филармония как раз должна была восстановиться. Но воз и ныне там – не помогло и обращение коллектива филармонии к Валерию Радаеву, возглавлявшему региональный парламент. Шли разговоры и о переселении филармонии, на что ернически отреагировал Борис Шинчук, предложив перенести ее в здание правительства. Наконец, в августе 2011 года снова поднялся вопрос: планировалось, что на первом этапе будет выделено 38 миллионов рублей, к которым прибавят 65 миллионов на втором. Худрук филармонии Анатолий Катц тогда надеялся, что к 2013 году реконструкция завершится. После пожара в ТЮЗе он стал сомневаться, что и в 2013 году дело сдвинется с мертвой точки.

Пожар нынешний. Старый ТЮЗ: восстановить нельзя перепрофилировать

О том, как горел театр юного зрителя, вы можете прочитать в прошлом номере нашей газеты в репортаже «ТЮЗом больше? ТЮЗом меньше!». Сейчас мы остановимся на событиях, случившихся до и после пожара.

В 2010 году в ходе плановой проверки в старом здании ТЮЗа было выявлено 39 нарушений. Как заявит уже после пожара врио начальника ГУ МЧС по Саратовской области Михаил Лихачев, критических нарушений выявлено не было, и основная масса их была устранена. Значит, виновными в возгорании нарушения, в общем-то, быть не могли. Обнаруживались нарушения и в ходе проверок 2012 года, как заявила прокуратура Саратовской области. Хотя перечисленные ею огрехи не касаются напрямую чердака, с которого начался пожар.

2 октября, буквально через пару часов после происшествия, вице-губернатор Денис Фадеев заявил, что основной версией причины пожара является подозрение на возгорание электропроводки, но не исключается и вероятность поджога. Заместитель председателя правительства Андрей Россошанский еще до заседания специальной комиссии заострил внимание на том, что во многом в масштабных последствиях пожара (уничтожено порядка 70–80 процентов здания) виновата администрация ТЮЗа. Михаил Лихачев сказал, что версия о поджоге маловероятна, так как «всем же ясно, что это здание никто никому не отдаст», но добавляет, что рассматривается версия о проникновении на чердак неких детей.

На следующий день заместитель председателя Совета Федерации Светлана Орлова заявила, что СФ поддержит восстановление театра. Губернатор Валерий Радаев встретился с министром культуры РФ Владимиром Мединским. По результатам этой встречи объявлено, что из федерального бюджета будет выделено 300 миллионов рублей. Называлась и вероятная цена восстановления: около 350 миллионов.

4 октября губернатор области – главный ньюсмейкер в вопросе о театре. Сначала он объявил, что создан фонд пожертвований для восстановления ТЮЗа (собирать деньги будет общественная палата), а затем отстранил от должности директора театра Валерия Райкова на время проведения экспертизы. Губернатор постарался вразумить общественность, напирая на то, что не стоит придумывать и распространять версии о причинах возгорания, пройдясь мимоходом и по версии о «мальчиках на чердаке», в которую, похоже, сам не сильно верит.

8 октября коллектив театра выступил с открытым обращением, в котором просит жителей области принять участие в сборе средств на ликвидацию последствий пожара, обращая внимание на то, что «в канун своего 95-летия перед театром стоит первоочередная задача – возобновить текущий репертуар в новом здании». За три дня до этого с аналогичным обращением выступили торгово-промышленная палата области, Союз товаропроизводителей и работодателей и совет бизнес-объединений. Восстанавливать придется много: общая площадь возгорания составляет примерно 3000 квадратных метров.

11 октября было возбуждено уголовное дело по статье 168 УК РФ «Уничтожение или повреждение чужого имущества в крупном размере, совершенные путем неосторожного обращения с огнем или иными источниками повышенной опасности».

Где горит?!

1 октября – сгорел жилой дом в селе Бородаевка Марксовского района. Жертв нет. В тот же день полностью выгорела машина в селе Сосновка Красноармейского района. В селе Расловка-1 сгорели две дачи. На одной из них был обнаружен труп мужчины. В Красном Куте же был уничтожен огнем сарай.

2 октября – сгорела баня в Аткарске. Пострадавших нет. Но самый серьезный пожар этого дня, конечно, в ТЮЗе.

3 октября – крупный пожар в центре Саратова по улице Челюскинцев между Рахова и Чапаева, который был виден почти что из окон редакции. Из огня спасали пять человек.

4 октября – пожар на ООО «Саратовский НПЗ» (нефтеперерабатывающий завод). Пострадало пять человек. Один из них скончался на следующий день. Всего в тот день произошло семь пожаров. Из них два в Саратове. Из остальных следует отметить пожар в Березовке Энгельсского района, в котором погиб мужчина.

7 октября – пожар в доме на Чернышевского. Удалось спасти хозяина квартиры. А вот в селе Курдюм Татищевского района при пожаре в сарае был обнаружен труп мужчины.

9 октября – небольшой пожар на территории ООО «Саратоворгсинтез». К счастью, с огнем справились еще до приезда пожарных.

Юрий Лемясов, председатель совета ветеранов 39-го военного городка:

Весть о пожаре в ТЮЗе огорчила. У нас на 5 октября было запланировано торжественное собрание в ТЮЗе, в новом здании, но всё равно неприятно. Понимаете, в чем дело: пожар просто так не случается. Везде, во всем, в любой чрезвычайной ситуации обязательно кроется чья-то халатность – кто-то недосмотрел, кто-то специально сделал. В любом случае это человеческий фактор.

***

«А много или мало ТЮЗу два театра?»

О том, как распорядиться зданием после восстановления, размышляют эксперты

Александр Ландо, председатель Общественной палаты Саратовской области:

ПОКА ВОСТРЕБОВАННОСТЬ СРЕДИ ЗРИТЕЛЕЙ ЕСТЬ

Наш ТЮЗ – это, как известно, первый в мире детский театр, он имеет удобное местоположение, он был такой, так сказать, домашний… Там трудился главный идеолог театра, его душа – Юрий Петрович Киселев, оттуда вышла большая плеяда талантливых мастеров сцены: Зоя Спирина, Владимир Краснов, Григорий Цинман, Олег Балакин...

Театр позволяет молодому поколению задуматься над важными вопросами, пересмотреть свои жизненные позиции. Вот что важно! И потом, я являюсь еще и родителем, у меня дочь посещала этот театр, а теперь еще и внуки. ТЮЗ – это уже часть истории моей семьи!

Старый ТЮЗ должен, на мой взгляд, быть восстановлен в своей прежней ипостаси. Когда у нас начинают рассуждать по поводу, а много ли или мало для ТЮЗа два театра, у меня возникают разногласия. Если все площадки заняты зрителями, то такие разговоры – неправильные и бесполезные. Это один из немногих театров в нашей стране, которые практически всегда на сто процентов укомплектованы зрителями. Юные зрители пока что ходят в театр с удовольствием. Пока есть потребность у зрителей, ее надо удовлетворять. Возможно, придет время переориентировать здание, но пока об этом говорить не нужно.

Наталья Динер, депутат Саратовской областной думы второго созыва:

СЛЕДУЕТ ОСВОИТЬ НОВУЮ СЦЕНУ ТЮЗА

Наверно так же, как и в жизни многих саратовцев, ТЮЗ им. Ю. П. Киселева – это воспоминание о юности (детство мое проходило не здесь), это знакомство с хорошим репертуаром, с хорошими актерами, это сверстанный, тщательно продуманный репертуар театра. Это возможность прививать детям основы хорошей театральной культуры.

Хотелось бы сохранить здание ТЮЗа, которое является одним из учреждений, выполняющих просветительско-культурные функции. Но мне кажется, что в современных реалиях оставлять вторую сцену ТЮЗу нет смысла. Надо, чтобы актеры полностью освоили новую сцену. Лучше средства направить на то, чтобы быстрее, в полном объеме запустить новую сцену, ставить полноценные спектакли, чтобы старый репертуар был восстановлен, и хорошие условия позволили бы осваивать новый репертуар.

Сергей Утц, профессор, главный врач клиники кожных и венерических болезней СГМУ:

РАССУЖДАТЬ НЕЧЕГО: ЗДАНИЕ ДОЛЖНО ПРИНАДЛЕЖАТЬ ТЕАТРУ

ТЮЗ – театр моего детства. И как всё связанное с детством с каждым годом становится мне всё дороже. Так уж сложилось, что я был знаком со многими актерами и режиссерами.

Восстановление ТЮЗа – очень важная задача с точки зрения воспитания гражданского сознания. Тут, в общем-то, и рассуждать нечего: здание должно принадлежать театру. Какому – покажет время. Мне бы очень хотелось, чтобы это был по-прежнему мой любимый ТЮЗ.

Анатолий Катц, заслуженный деятель искусств РФ, профессор, художественный руководитель Саратовской областной филармонии имени Шнитке:

ЧТО ДЕЛАТЬ С МИЛЛИОНАМИ?

Я сам фактически работник театра юного зрителя: написал для него шесть-семь (я даже не считал) спектаклей. Мне очень горько и обидно за то, что с ним случилось.

Недавно в средствах массовой информации появилось сообщение о том, что из федерального бюджета выделили триста миллионов рублей на восстановление старого ТЮЗа, и они вот-вот должны прийти в Саратов. А что с ними делать будут, кто-нибудь может объяснить? Когда нет проекта. Проект в таких случаях готовится минимум год, уже не говоря о том, что зданию надо элементарно год простоять и высохнуть. Деньги будут лежать и ждать, когда ТЮЗ высохнет, когда сделают проект? А к этому времени эти деньги из-за инфляции превратятся в какие-то, скажем, сто восемьдесят миллионов. Тут складывается странная ситуация. Наши государственные структуры как-то не очень задумываются об этом.

Что касается того, как использовать старый ТЮЗ в дальнейшем, – тут очень сложный вопрос. Я не знаю в России еще театра с четырьмя сценами одновременно, за исключением МХТ в Москве – Табакерки. Четыре сцены ТЮЗа – это прекрасно, но есть муниципальные театры: «Версия», которой некуда деваться, «Балаганчик», который ютится в подвале на Кутякова. Я как художественный руководитель филармонии – лицо «материально безответственное», потому не берусь комментировать вопрос принадлежности здания старого ТЮЗа. Это решать местным властям.

***

Торговый центр? Ресторан? Даже подумать страшно

Нужен ли саратовским юным зрителям ТЮЗ в прежнем виде?

Сергей Геращенко, студент:

ГЛАВНОЕ, ЧТОБЫ РЕКОНСТРУКЦИЯ НЕ СТАЛА ДОЛГОСТРОЕМ

На мой взгляд, здание старого ТЮЗа у всех саратовцев связано с какими-либо теплыми воспоминаниями: кто-то сам еще ребенком ходил на его спектакли, у кого-то после его посещения развивался бурный роман, многие, уже став родителями, стали приводить в него своих детей. Поэтому, безусловно, восстановление необходимо, притом в кратчайшие сроки. Выделенная под это благое дело сумма позволяет. Старые спектакли на новой сцене уже не будут восприниматься так, как на родной Вольской.

А переделок у нас в городе и без этого хватает. И здесь возникает еще одна проблема: насколько затянется реконструкция здания? Не повторилась бы история со строительством нового здания театра. А так полностью за восстановление, и сразу же после него буду одним из первых, кто посетит любимые спектакли.

Мария Саранцева, студент:

НОВЫЙ ТЮЗ – КАК НОВОЕ СЕРДЦЕ: МОЛОДОЕ И КРЕПКОЕ, НО УЖЕ НЕ ТО

Вы можете представить Саратов без ТЮЗа? Без старого доброго ТЮЗа, с которым у каждого из нас связано множество чудесных воспоминаний из детства... Лично я – нет! Я не хочу говорить о его исторической и культурной ценности для страны и города, это и так всем хорошо известно. Но стоит вспомнить о том, что он значит для каждого из нас в отдельности. Как театр за свою жизнь воспитал не одно поколение. Как видел нас сначала маленькими, держащими за руку родителей, на детских представлениях, затем нас – школьников со своими учителями на экранизациях классических произведений, и, наконец, нас – взрослых в компании уже собственных чад.

Новое здание ТЮЗа – это прекрасно, это новые постановки, новые возможности для культурной жизни города. Но вообразить, что оно заменит то старое, родное, – это всё равно, что представить, как тебе пересадили сердце. Пусть молодое и крепкое, но чувствует не так, любит не так, страдает не так. Разве может в столь значимом для многих поколений саратовцев месте открыться, например, торговый центр или ресторан? Об этом даже подумать страшно. Надеюсь, ТЮЗ в скором времени будет восстановлен.

Александр Музалевский, студент:

БОЛЬШЕ, ЧЕМ ПРОСТО ТЕАТР

Здание старого ТЮЗа очень много значило для меня и моих знакомых. Надеюсь, что восстановят его как можно скорее. Если власть примет иное решение, придется вмешаться в ситуацию самим: собирать акции протеста, писать обращения к администрации города, любыми путями добиваться того, чтобы людям вернули их театр. Потому что для многих старый ТЮЗ – куда больше, чем просто театр.

Георгий Тадтаев, студент:

ГЛАВНОЕ, ЧТОБЫ НЕ БЫЛО «ДЫРЫ»

Много лет ТЮЗ был центром культурной жизни Саратова, где к искусству театра приобщалось не одно поколение. Можем ли мы с ним попрощаться? Да и почему мы должны ставить вопрос именно так? ТЮЗ – это не просто здание, это целая культурная традиция. Само здание должно остаться частью архитектурного облика нашего города – оно занимает положение в самом центре города, где не должна зиять архитектурная «дыра» в классической застройке. Но ему не обязательно оставаться театром. Новое здание вполне обеспечивает потребности в площадке для представлений, а старое здание после реставрации фасада может быть отдано под социальные нужды, например, под молодёжный центр.

***

Долгое прощание с моим ТЮЗом

Октябрь, жаркий как август. Прохожу по Вольской мимо сгоревшего тюза. Внешне всё в порядке: свозь отмытые стекла зеленеют какие-то растения на подоконниках. Над входом – транспарант: «Премьера «Серенький К.». У входа – две машины МЧС. Они здесь как знак беды.

Автор: Дмитрий Козенко

Старый ТЮЗ очень жалко. Наверное, трудно в нашем городе найти человека – из коренных жителей, конечно, – у которого не было бы воспоминаний, связанных с театром на Вольской. У меня таких воспоминаний много. Первое. Меня, пятилетнего, бабушка ведет в театр на «Аленький цветочек». И когда на сцене появилось чудище, как сейчас помню, откуда-то справа из полусумрака, я реально испугался и заорал. Бабушка кинулась успокаивать меня, а родители других детей смотрели с улыбкой – вот, мол, она, магическая сила искусства. Через двадцать пять лет я водил на тот же «Цветочек» свою дочь. Она была в том же возрасте, что и я, испугавшийся. Стремясь сберечь детские нервы, я заранее дочь успокаивал:

– Ты, Катя, не бойся, это театр, чудище будет не настоящее, оно потом станет прекрасным принцем.

Однако дочь, к тому времени достаточно закаленная мультфильмами, к бажовскому персонажу в тюзовском исполнении отнеслась спокойно. Только поинтересовалась:

– Папа, это динозавр?

Динозавров она видела в детской энциклопедии.

Но вот прощание мое с ТЮЗом – как зрителя – вышло какое-то скомканное, дурацкое, можно сказать. Класс самого младшего сына повели в театр. Билетов оказалось больше, чем могло идти детей, и сын притащил еще два билета домой: мол, пойдём вместе, дорогие родители. При этом, со слов сына, спектакль должен был быть «про любовь», а их, двенадцатилетних, интересовали любые проявления этого чувства. Мы и пошли. В гардеробе сын сразу умчался к громко галдящей толпе одноклассников. Мы же, коротая время, стали изучать расписание. И к огромному своему изумлению узнали, что мы идем на «Золотой ключик». Наблюдать за перипетиями жизни деревянного мальчика мы не захотели и ушли. Это был мой последний поход в этот театр. Кстати, а в новом театре я не был, он, по-моему, больше для торжественных мероприятий построен. «Вчера в зале театра юного зрителя состоялось… посвящённое… В президиуме – губернатор…» Ну и так далее.

В воспоминаниях о саратовском ТЮЗе есть и личный момент. Муж мой сестры – Стас Низовой – учился в студии при театре, а потом долгое время в театре работал. Студийцы большой компанией часто собирались у нас дома, всё в чисто шестидесятническом духе. Сначала чтение стихов, потом, естественным образом, бардовские песни. «У Геркулесовых столбов дельфины греют спины…»

Из молодых – тогда – артистов приходили Володя Трощенко, Юра Нажалкин, Виктор Конев, Сережа Литовченко, Тома Цихан. Это был выпуск 1972 года студии при театре. Учил их сам Юрий Петрович Киселев. Пару раз заходил Ошеров – он все-таки был постарше этой компании. С Гришей Цинманом тогда познакомился. Звездой нескольких вечеров была Ира Афанасьева. Я тогда был в нее немного и тайно влюблен. Ира была женщина крупная, энергичная, громогласная. В ТЮЗе тогда шла розовская пьеса «В день свадьбы», а по телику крутили одноименный телеспектакль. Сюжет такой, если очень коротко: в день свадьбы невеста узнает, что жених любит другую. И после долгих душевных мук решает – свадьбе не быть. В телеспектакле главная героиня финальное слово «Отпускаю» произносила горьким шепотом. Ира буквально кричала, да так, что зрители вздрагивали. Потом Ирина уехала в Москву, говорили, что ее пригласил сам Любимов в «Гамлет» играть королеву-мать. Случилось ли это – не знаю. Каких-либо следов Ирины мне найти не удалось – ни в Сети, ни у знакомых.

Многих, очень многих из этой компании нет уже: ушли Стас Низовой, Гриша Цинман, Володя Трощенко.

Теперь вот и театра не стало.