Не верьте пехоте…

Оценить
Не верьте пехоте…
Нет в Саратовской области условий для развития бизнеса

Под «пехотой» в данном случае я подразумеваю министров правительства господина Радаева – Владимира Пожарова, Ивана Бабошкина, Романа Федосеева. Всё, что они говорят про создание условий для развития бизнеса и налогооблагаемой базы, – туфта. Четвертую неделю наша газета разбирает по косточкам пример уничтожения малого сельхозбизнеса в Аткарском районе. Мы привлекаем внимание всеми возможными способами. Но ничего не можем изменить. Комбайны грабителей всё идут и идут по полям. Смотреть на это можно, только сжимая кулаки от отчаяния. Управы на них нет. Люди, нанятые конкурсным управляющим с истекшим сроком полномочий, на комбайнах без номеров убрали уже 300 гектаров подсолнечника. На сумму примерно в пять миллионов рублей. Конкурсный управляющий идет на выборы в областную думу от партии ЛДПР. Эти деньги нужны ему, чтобы помочь партии победить?

20 тысяч гектаров от Переплетова

Нынешним летом аудиторы Счетной палаты РФ проверяли эффективность использования земель сельхозназначения, находящихся в государственной собственности. Аудиторы схватились за головы. Только за три проверенных года (с 1 января 2008-го по 1 января 2011-го) общая площадь российских земель сельхозназначения сократилась почти на 10 миллионов гектаров. Информация о преступном разбазаривании сельхозземель ушла в Росимущество, Правительство РФ, Государственную думу, Министерство сельского хозяйства и Генеральную прокуратуру РФ.

Особенную озабоченность коллегия Счетной палаты выразила по поводу использования земель сельскохозяйственного назначения, которые закреплены за организациями, находящимися в процедуре банкротства. Дело в том, что в настоящее время отсутствует механизм их использования. Он не прописан ни в одном из документов. В результате эти арестованные государственные земли выводятся из оборота. Как полагают аудиторы СП РФ, отсутствие механизма использования этих земельных участков «способствует их деградации, загрязнению, захламлению и другим негативным воздействиям». «А после завершения процедур банкротства использование таких земель становится нецелесообразным, в связи с необходимостью вложения в них больших финансовых средств для восстановления их качества», – сообщает департамент информации СП РФ.

Сколько земель изъято таким образом из сельхозоборота в 2011–2012 годах, аудиторы СП еще не подсчитали. Саратовская область, например, активно пополняла этот список. В 2011 году обанкрочено опытное хозяйство «Елизаветинское» НИИ Юго-Востока. 14 тысяч гектаров земли стоят теперь непаханые, несеяные. В завершающую стадию входит банкротство учхоза «Красная звезда» Саратовского аграрного университета. Здесь речь идет о 7–8 тысячах гектарах пашни. И это только Аткарский район. И это только труды одного конкурсного управляющего господина Переплетова.

Эти брошенные государством на произвол судьбы еще в конце 90-х годов земли обрабатывали фермеры и небольшие хозяйства. Местная власть всячески их в этом поощряла. Потому как желала отчитываться в региональный минсельхоз о том, что каждый гектар не оставлен без внимания. А министерство сельского хозяйства Саратовской области в свою очередь рапортовало наверх по вертикали, что пашни в регионе не стоят заброшенные, а активно обрабатываются. По последнему отчету Ивана Бабошкина, распахано и засажено у нас в области почти 4 миллиона гектаров земли. Ну, вот пусть внесет министр в доклад поправку про минус 20 тысяч га в Аткарском районе. Деградация этим землям и близлежащим селам обеспечена и по его вине тоже. Потому что не отстоял, не защитил пахарей от произвола молодчиков, которые к земле не имеют никакого отношения.

Вот Роман Переплетов, например, 1976 года рождения, окончил экономическую академию по специальности «экономист банковского дела». Еще не получив диплома, работал в ООО «Промис» в качестве специалиста по долговым обязательствам. Выбиванием долгов занимался и на следующем месте работы – в ОАО «Саринвест». Потом заведовал энгельсской базой ОАО МПП «Волгостальмонтаж» и дослужился в этой организации до заместителя генерального директора по общим вопросам. Проработав год, уволился. И два года где-то пропадал. В 2006 году прошел краткосрочное обучение по программе подготовки арбитражных управляющих в ПАГСе, зарегистрировал индивидуальное предприятие и вот уже седьмой год процветает и радуется. По грязным слухам, активизировавшимся в ходе предвыборной кампании (Переплетов – кандидат от ЛДПР в Саратовскую областную думу), в основном предпочитает жить за границей. А сотню контор одновременно за него банкротят помощники.

Рецепты конкурсной процедуры

Второго октября на имя руководителя Аткарской межрайонной прокуратуры младшего советника юстиции Д. В. Болдарева поступило заявление от главы крестьянского фермерского хозяйства «Малашенко», главы КФХ «Мытаркин», главы КФХ «Нива-ХОФ» и директоров ООО «Эврика» и ООО «Тургеневский». Они просили «уважаемого Дмитрия Валерьевича» дать оценку действиям, которые происходят на территории не ведущего хозяйственной деятельности учхоза «Красная звезда». Дальше цитирую.

«Представители конкурсного управляющего Переплетова Р.Б.: Родионов А.Р., Тарасов М.В. без всяких на то оснований, расчетов обложив 30-процентным оброком наши посеянные земли, самовольно пригнав неизвестные комбайны в последствии которые убрали в КФХ «Малашенко» – 80 га на сумму 770000 (семьсот семьдесят) тысяч рублей, в КФХ «Мытаркин» – 8 га на сумму 215000 (двести пятнадцать) тысяч рублей, в КФХ «Нива-ХОФ» – 70 га на сумму 960000 (девятьсот шестьдесят) тысяч рублей, вООО «Тургеневский» – 25 га на сумму 550000 (пятьсот пятьдесят) тысяч рублей. Вывозили подсолнечник в неизвестном направлении, без взвешивания, акта, договора, накладных. Просим вас восстановить справедливость и юридическую законность происходящему».

И 3, и 4, и 5 октября грабеж продолжался в основном на полях, засеянных ООО «Тургеневский». Утром 8 октября директор Александр Маслов подсчитал, что убрано уже 130 гектаров. Ко вторнику эта цифра может дойти до 200 га. Он пишет и пишет жалобы, а правоохранительные органы складывают и складывают их в секретную папку. Маслова таким образом наказывают. За смелость перечить, за намерения платить деньги за пользование государственным имуществом официально. Потому что официальные платежи идут мимо карманов тех, кто привык жить безбедно.

Копия этого заявления об открытом грабеже была направлена начальнику межрайонной налоговой инспекции № 13 Герасимовой Л. А. Потому что именно налоговый орган, являясь зачинщиком банкротных процедур заброшенного государством учхоза, претендует на получение 80 процентов от всех его долговых обязательств. И именно этот уполномоченный орган попросил в 2009 году арбитражный суд назначить конкурсным управляющим Романа Переплетова.

Интересный документик я нашла, читая историю арбитражного производства по этому делу. Оказывается, почти год – со 2 октября 2009 года по 1 сентября 2010-го – конкурсный управляющий Переплетов щедро расплачивался с ООО «Финком» за мифические бухгалтерские и юридические услуги, оказанные ему. Ежемесячно по договору туда отправлялись 200 тысяч рублей. Руководителем этого ООО являлась Кровякова Анна Александровна, очень близкий, по крайней мере сейчас, к Переплетову человек.

Кредиторы попытались оспорить эти траты конкурсного управляющего в суде. Выслушав информацию о том, что более двух миллионов рублей ни за что ни про что повешены на конкурсную массу должника с условием первоочередных выплат, судья арбитражного суда Конарева решила, что наказывать Переплетова не за что. Налоговый орган сам виноват: надо было еще на первом собрании определить Переплетову потолок расходов. А не было потолка – значит, он имеет право расходовать деньги как хочет.

Судья Конарева была десять не раз не права. Потому что по факту поощрила коррупцию и грабеж хозяйства, не ведущего никакой деятельности. Потому что не вникла в связи между ООО «Финком» и Переплетовым, потому что не посмотрела среднюю цену этих услуг на рынке, потому что не попросила представить список оказанных услуг.

Ну, вот такие судьи у нас в саратовском арбитражном суде. Им по фигу, к кому и как они применяют нормы права. Главное для них, похоже, знать, какую выгоднее (или безопаснее?) применить в данный момент. Потому что их, всяких разных противоречащих друг другу, в законе немерено.

Четверг, 4 октября, Саратовский областной арбитражный суд

Это был очень важный день для директора «Тургеневского» Александра Маслова. В 9:50 слушалась его жалоба на действия конкурсного управляющего. Опровергать ее пришли двое – высокий молодой человек с рыбьими пустыми глазами и неопрятный толстяк неопределенного возраста в черных-черных очках, который представлял территориальный орган Росимущества. Поддерживать жалобу Маслова не пришел никто. Хотя его интересы представляет известная в Саратове фирма «ЮРКОМ». Из-за отсутствия представителя истца судья Шкунова перенесла слушание жалобы на 1 ноября.

В 14:30 в том же суде слушалось масловское заявление о намерении выкупить долги учхоза перед налоговой инспекцией. Александр Иванович, в отутюженном костюме, в начищенных до блеска ботинках, сидел в зале прямо перед судьей Шкуновой. Эта женщина в черной судебной мантии знала о том, что творится в селе Тургенево, как ведут себя представители конкурсного и как люди волнуются от всего этого беспредела, что происходит на земле, где они родились и где растут их дети и внуки. Они все ждали этого дня. Они устали перекрывать дорогу комбайнам захватчиков. Они надеялись на то, что судья Шкунова решит вопрос по справедливости. И тогда под залог выращенного урожая можно будет получить кредит, чтобы потом иметь право сменить конкурсного Переплетова на нормального человека, который имеет понятия о чести и совести.

Но судья Шкунова отложила рассмотрение дела на конец октября. По просьбе того же самого пустоглазого представителя Переплетова. Он указал суду на то, что надо было извещать всех кредиторов о заявлении Маслова, а не только налоговую инспекцию.

После заседания я подошла к судье Шкуновой с просьбой объяснить, почему из-за ошибки суда в деле извещения кредиторов должны страдать люди.

– Это не ошибка суда, – ответила Елена Викторовна. – Мы всё сделали по закону. Суд уведомил тех лиц, которых посчитал необходимым. Но одна из сторон заявила ходатайство, чтобы были извещены все. Сторона говорит, что в данном случае работает старый закон о банкротстве, по которому гасить надо все задолженности. А раз гасить надо всем, то надо всех и уведомлять. Поэтому суд идет навстречу всем лицам, участвующим в деле, чтобы они знали, что у нас уполномоченный орган получит денежные средства, произойдет смена в реестре кредиторов.

– Так по какой редакции закона вы будете принимать решение, если сначала приглашали участников дела по новой, а потом приняли решение приглашать по старой?

– Консультацию тут я не имею права давать, потому что тогда я дам по сути свое решение.

Вот такая вот судебная казуистика.

«Мудила твой Маслов инфантильная», – сказал мне один из знакомых, заинтересованно следивший всё это время за конфликтом. Он имел в виду, что подлых людей надо бить их же картой. Директор ООО «Тургеневский» Александр Маслов на подлости и подставы не способен. Сказал однажды в сердцах: «Да по хрену мне этот подсолнечник будет, если я поступлю непорядочно». И люди под его руководством работают такие же. В ответ на устроенный на полях беспредел твердят упрямо: «Мы хотим, чтобы всё было по закону». Знали бы они, сколько этих законов в стране и сколько ушлых юристов, использующих тот, что надо именно сегодня именно в этом деле.

Вот, например, кто бы мог подумать, что если у конкурсного управляющего истек срок, на который он назначен, это ничего по закону не значит? А умная девушка из ЮРКОМа объяснила мне в коридоре арбитражного суда, что если срок истек у самого управляющего, то это не значит, что истекли полномочия у его помощников.

– Да они же могут натворить очень много плохого, – забеспокоилась я.

– Могут, – улыбнулась юрист. – Но никто не запрещает потом оспорить их действия.

У разинувших рот на чужой урожай людей принципов нет. И у тех, кто их должен останавливать, тоже. А вот мое мнение состоит в том, что все эти молодые люди, идущие на смену тем, кто воспитывался в советские времена, просто гопники. Сегодня они гребут сотнями тонн чужое зерно, завтра будут грести миллионами. А послезавтра зерна в стране не будет. Потому что гопники его производить не умеют.

На днях одна хорошая, спокойная, трудолюбивая, семейная женщина, всегда встречающая меня в гостях пирогами и блинами, сказала, что всем работающим сегодня во всех учреждениях власти людям принудительно нужно поставить клеймо на лбу: «чиновник времен Владимира Путина». Это не экстремизм. Это я, как журналист, довожу до сведения власти то, что бурлит там, внизу, под ней. Поднимать вверх оценочные суждения – моя профессиональная обязанность.