Саратов. Разруха

Оценить
Саратов. Разруха
Владимир Рыжков, сопредседатель партии «РПР-ПАРНАС»
Но власти бодро рапортуют об успехах, весь город и область завешаны плакатами «Единой России»

Поделюсь впечатлениями о работе в Саратовской области, где провел почти неделю и где Республиканская партия России – Партия народной свободы («РПР-ПАРНАС») идет на выборы в областную думу 14 октября. Общее впечатление от состояния дел в области – очень тяжелое. Если сказать одним словом – разруха.

Автор: Владимир Рыжков

Первое, что бросается в глаза, – ужасное состояние дорог. Даже по федеральным трассам проехать непросто. Районные и местные дороги просто убиты в хлам. До некоторых сёл с населением в 800–1000 человек можно доехать только транспортом высокой проходимости. Так, мы едва проехали кусок «дороги» в 3 км до села Грачевка в Петровском районе. Я проехал тысячи полторы километров по «дорогам» Саратовщины и ни разу (!) не встретил никаких признаков присутствия дорожников. Местные жители дружно признают, что дороги в Саратовской области намного хуже, чем во всех соседних регионах.

Зато в самом Саратове на никому не нужную реконструкцию части набережной Волги длиной в 800 метров потрачено 800 миллионов рублей – по миллиону на метр. На эти деньги можно было бы построить 800 квартир для молодых семей или решить другие кричащие проблемы региона. Но у местных начальников другие приоритеты.

Кстати, Саратовская область фактически банкрот. При доходной части годового бюджета в 63 млрд рублей долг региона достиг 36 млрд. Куда делись все эти деньги – неясно. Признаков их освоения в области не видно. Зато теперь на каждом жителе висит долг более чем в 14 тысяч рублей.

В ужасном состоянии сельское хозяйство и сёла области. Когда мы ехали из Балтая в Саратов, я на протяжении десятков километров наблюдал по обеим сторонам дороги заброшенные поля. На них уже несколько лет не заходила никакая техника: на полях уже в метр-полтора поднялись молодые сосенки и березки.

В сёлах – тишина и запустение. Работы нет, народ разъехался на заработки кто куда. Скота и птицы нет: у людей нет земли под пастбища, а корма дороги. Улицы не освещены, в Заволжье не решена проблема питьевой воды. На 19 сёл Безымянского муниципального образования весь годовой бюджет – 7 млн рублей, на которые ничего нельзя сделать. И так везде. В селе Заветное местный начальник дважды собрал с населения деньги на ограду для кладбища, деньги пропали, забора нет. Крыша клуба провалилась.

В городах не лучше. Город Петровск за последние годы потерял всю свою промышленность. Прекратили свое существование мясокомбинат, швейный комбинат, кирпичный завод, молокозавод, четыре строительные организации и две дорожные организации. Отменен поезд на Москву, закрыта станция. Сейчас обанкрочен градообразующий завод «Молот», на котором раньше работали 10000 человек. На предприятии осталось 800 работников, и тем с апреля не платят зарплату. В районе закрыто несколько школ, три сельские больницы. Потушен Вечный огонь у памятника погибшим на войне, а в детском парке свободно работают питейные заведения, принадлежащие единороссам.

В Петровске стало меньше мужчин трудового возраста – разъехались на заработки, многие из них в Москву. В городе остались молодые мамки с детьми и пенсионеры. На фоне развала промышленности города идет быстрое разрушение сферы ЖКХ. Видел женщину с двумя полными ведрами воды, которые она несла из уличной колонки в «благоустроенный» «военный городок» Петровска – там пить воду из кранов практически невозможно.

Многие люди подходили ко мне и жаловались на невозможность устроить ребенка в детский сад. Неудивительно: по области более 20 тысяч детей не могут попасть в садик, в самом Саратове – около 9 тысяч. Зато областное начальство задумалось о строительстве дорогостоящего выставочного центра (мало им набережной) – нет больше проблем и забот в Саратовской области!

Народ криком кричит о проблемах в сфере ЖКХ. Управляющие компании собирают с людей деньги, люди ничего не получают взамен. Тарифы постоянно растут, а качество услуг остается никаким. В Энгельсе билетерша в троллейбусе подарила мне квитанцию, по которой она должна заплатить за ОДН (общедомовые нужды) – а на практике за одну лампочку освещения – более 800 рублей в месяц (при зарплате чуть более 2000 рублей)! Контроля за этими деньгами – никакого. Чиновники на многочисленные обращения людей вообще не реагируют.

В загоне находится саратовский бизнес и фермеры. Так, в эти дни жесткой атаке рейдеров и правоохранителей подвергается аткарский фермер Александр Маслов. Предприниматели жалуются – власть только мешает, ставит бесконечные препоны, помощи никакой. Неслучайно в свежем рейтинге регионов в «Докладе о конкурентоспособности России» за 2012 год, подготовленном совместно со Сбербанком России и Стратеджи партнерс групп, Саратовская область даже не попала в число 40 оцениваемых регионов, хотя в рейтинге присутствуют все основные регионы Поволжья (Ульяновск, Самара, Нижний Новгород, Казань, Астрахань, Волгоград и другие). В апреле рейтинговое агентство Moody’s понизило кредитный рейтинг Саратовской области, прогноз «негативный».

При этом власти бодро рапортуют об успехах. Весь город и область завешаны плакатами «Единой России» и ее кандидатов. Их невозможно не заметить – на саратовских дорогах не разгонишься. При этом партию власти не смущает присутствие кандидатов, которых народная молва упорно связывает с криминальным или полукриминальным прошлым.

За тысячи встреч и разговоров я не увидел ни одного жителя области, который готов был бы голосовать за «Единую Россию». При этом, как говорят в народе, план на 14 октября уже спущен, и этот план – не менее 65 процентов за ЕР.

Без смены власти и прихода к ней профессиональных и настроенных работать для людей лидеров в Саратовской области ничего не изменится. Область продолжит свое несвободное падение вниз. Поэтому мы и идем на выборы и надеемся на поддержку жителей Саратовской области.

3 октября 2012 года