История с нехорошим привкусом

Оценить
Эксперты обсуждают приговор по делу о «панк-молебне» в храме Христа Спасителя

В пятницу, 17 августа, Хамовнический суд Москвы признал участниц группы «Pussy Riot» виновными в хулиганстве по мотивам религиозной ненависти и вражды и вынес приговор: Надежда Толоконникова, Екатерина Самуцевич и Мария Алехина получили два года колонии общего режима.
Мы попросили наших экспертов прокомментировать решение суда.

Михаил Шаповалов, юрист, кандидат юридических наук:

ПРИГОВОР ВОЗМОЖЕН, ЕСЛИ ПРИЗНАТЬ ВЕРУ В ПУТИНА ОФИЦИАЛЬНОЙ РЕЛИГИЕЙ

Можно бесконечно вести дискуссию о том,хорошо или плохо поступили девушки из группы «Pussy Riot», и в основе данного спора лежит, конечно же, не религия, а политические предпочтения, ведь очевидно, что цели оскорбить верующих, а уж тем более возбудить религиозную вражду, у них не было.

Приговор Сыровой мог бы быть возможным, если на конституционном уровне признать веру в Путина официальной религией, тогда бы всем стало ясно,о каких чувствах и о каких именно верующих идет речь! Проведя голый правовой анализ произошедшего, можно с уверенностью утверждать, что приговор судьи Сыровой не имеет ничего общего со словами «закон»и «справедливость», он заведомо неправосудный, вот за что, кстати, предусмотрена уголовная ответственность. Как только дело дойдет до ЕСПЧ, он, безусловно, будет отменен.

Соглашусь с мнением российскийского адвокатского сообщества о том, что в действиях девушек нет состава преступления, ответственность за совершение которого предусмотрена ст. 213 УК РФ «Хулиганство». Объектом преступного посягательства при хулиганстве служит общественный порядок и безопасность, то есть это поведение,недопустимое в любом общественном месте –электричке, театре, парке. Согласно Конституции,Россия – светское государство. В этих условиях признавать внутрицерковный порядок общественным и судить девушек за танцы на амвоне и куплет их песни недопустимо.

Особое недоумение вызывает реакция Российского МИДа и депутатов партии «Единая Россия» на судебный процесс, а в особенности на небывалую поддержку мировых правозащитных организаций, политиков и артистов. В частности, МИД РФ пытается своими заявлениями ввестиграждан в заблуждение относительного того, что во Франции и Германии за аналогичные действия следует уголовная ответственность. Во-первых, за аналогичные действия законодательством ни Франции, ни Германии уголовная ответственность не предусмотрена. Ставить в один ряд осквернение памятников и кладбищ (акты вандализма) с панк-молебном «Богородица,Путина прогони» некорректно. Во-вторых, неверный анализ законодательства европейских стран не оправдывает незаконного приговора, и уж юристы МИДа должны это знать. В России уголовная ответственность за оскорбление чувств верующих отсутствует. Уж больно эти чувства тонкая материя, чтобы внедрять ее в УК РФ.

Конечно,процесс и приговор по делу Pussy Riot вызывают заслуженное возмущение и негодование как в России, так и за рубежом, поскольку речь идет об ограничении прав граждан на самовыражение, свободуслова. Однако для профессионального юридического сообщества проблема стоит более глобально. Не секрет, что аналогичные неправосудные решения стали системой, в которой действуют не законы, а «понятия». Очевидно, что подобного уровня упадка судебная система достигла именно в период двенадцатилетнего правления Путина. Судьям, конечно, и до него носили конверты, но такого уровня непрофессионализма, кумовства и правового произвола в судебной системе не было. В этих условиях рекомендации главы государства обращаться для разрешения практически любых проблем в суд, кроме иронии,ничего не вызывают!

Денис Есипов, главный редактор газеты «Репортер»:

СУДИЛИ ДЕТЕЙ БОЖЬИХ ЗА ПЛОХОЕ ПОВЕДЕНИЕ В ДОМЕ ОТЦА

Если бы в школьном актовом зале учительница поймала за руку трех курящих девочек, то все восприняли бы с пониманием лекцию о вреде о курения, неуд по поведению в дневнике, родительское собрание с пропесочиванием трех хулиганок... «Курилки» и их одноклассники сделали бы вывод, что так поступать нехорошо, а через неделю тема инцидента сошла бы на нет. Теперь давайте представим, что поймавшая трех курящих девочек учительница в наказание начала их морить голодом, пытать лишением туалета, травить ротвейлером, тыкать в лицо горящими окурками и призывать других учеников зашить этим бестиям рты, чтобы нечем было курить... А директор школы в ответ на возмущенные возгласы общественности о чрезмерно жестоком наказании сказал бы своим подчиненным что-нибудь в этом духе: «Вы им в лицо-то не слишком сильно окурками тыкайте, без фанатизма». Последующие обвинения в свой адрес со стороны коллег из других, более цивилизованных школ преподавательский состав назовет происками врагов самой гуманной в мире системы образования и закроет трех негодниц в карцер, назвав меру наказания актом человеколюбия, так как в школах третьего мира за подобный проступок запороли бы до смерти.

Вы скажете, что это же дети, а участницы Pussy Riot –вполне себе совершеннолетние женщины. Да, только судили их не по гражданским законам, а по (как бы) религиозным канонам. То есть судили не трех гражданок России, а детей божьих за плохое поведение в доме Отца. Одни дети судили других, потому что первые уверены, что они настолько безгрешны, что им позволено забрасывать камнями вторых. А обвинение вместе с судьей Сыровой примерило на себя полномочия инквизиторов, осудив участниц панк-молебна за ересь.

Детям свойственно ошибаться. Но не настолько же, чтобы не понимать, что ни этот судебный процесс, ни пафос обвинения не имеют отношения к христианству и вере. Либо на их иконах лики иных богов, правящих в этой стране и в этой жизни.

Илья Майоров, атаман Саратовской станицы Астраханского казачьего войска:

СКАНДАЛЬНУЮ ИЗВЕСТНОСТЬ НАЗВАЛИ «БОРЬБОЙ С РЕЖИМОМ»

Приговор суда увенчал путь к славе молодых женщин, которые посвятили этому пути несколько последних лет своей жизни! Начиная с той акции, где демонстрировалось, что они уже явно не девушки. Добиться известности, пусть и скандальной, – на это тратилась вся их энергия. А для оправдания своей деятельности назвали ее «борьбой с режимом», которой благополучно их игнорировал.

Но вот акция в храме Христа Спасителя привела к совпадению интересов представителей государства, «белоленточной оппозиции» и самих участниц группы в разворачивании кампании против РПЦ.

Каждый участник действа добился приговором своих целей. Либералы получили своих «мучеников», государевы мужи углубили раскол среди оппозиции и общества, чего они добивались с зимы. А если спросить осужденных, обменяли бы они мировую известностьна сроки заключения, то скорее они готовы были бы отсидеть и поболее.

Если же сравнивать приговор с аналогичными делами, то он вписывается в парадигму логики судов. Если дело привлекает внимание властей предержащих, то приговоры – от несколькихсотен часов исправительных работ за комментарии на форумах до нескольких лет за научную критику иудаизма, как пример с Душеновым.

В то же время с позиции православного считаю, что больше как на юродивых или бесноватых данные женщины не тянут. Тем более их действиями храм не был осквернен и не была приостановленаслужба. Именно поэтому считаю всю эту кампанию направленной на опорочивание РПЦ.

Владимир Милов, руководитель незарегистрированной партии «Демократический выбор»:

УДОБНЫЙ ПОЛИТТЕХНОЛОГИЧЕСКИЙ ПРИЕМ

История развивалась буквально на наших глазах. Если вы помните, сначала реакция власти была довольно вялой: ну попрыгали и попрыгали… Это уже потом власти сообразили раздуть это дело, арестовать девушек, потому что им исключительно выгодно создавать такой фон: мол, оппозиция – это не те, кто выступает за лучшее управление страной и честные выборы, а те, чья истинная сущность – петь срамные частушки в храмах. То есть те, кто ненавидит нашу религию, ненавидит наш народ. В этом плане власти выгодно, чтобы в кампанию по защите Pussy Riot включалось как можно больше людей, чтобы всех помазать одной краской. Это удобный политтехнологический прием.

Приговор суда жесткий и жестокий. В поступке девушек и близко ничего связанного с уголовным преступлением нет. Конечно, их нужно немедленно отпустить. Но нехорошего привкуса этот приговор не отменяет. Это удобная история для власти и крайне плохая для оппозиции.

Да, есть много вопросов к православной церкви, да, у многих православных вера неискренняя, потому что они даже не читали Библию, или, как показывают последние опросы, треть православных вообще не уверена в существовании бога, да, некоторые обряды (такие как поклонение культовым предметам) напоминают язычество, но антиправославная, антиклерикальная истерика, развернувшаяся в либеральной части общества, у многих нормальных людей, в том числе у меня, вызывает отвращение.

Я, как человек светский, всегда с уважением относился к чувствам верующих людей, и мне крайне неприятно, что на православных навешиваются ярлыки и против них используется принцип коллективной ответственности, что якобы все православные виноваты в том, что делают с этими девушками. Я не согласен со всеми теми, кто обрушил тонны помоев на православие.

Алексей Плотников, депутат Первомайского муниципального образования Краснокутского района от «Справедливой России»:

ЭТА АКЦИЯ – ПРОЯВЛЕНИЕ ВНУТРЕННЕГО УРОДСТВА ДУШИ Акция Pussy Riot – это «культурный терроризм», диверсия по отношению к одной из основ русской культуры, которая складывалась столетиями. Диверсия вхраме, где мы крестим детей, проходим таинство венчания, отпеваем усопших, то естьместе, куда мы приходим за поиском ответа и доверяем самое сокровенное, исповедуясь и причащаясь. Эта акция –проявление внутреннего уродства души и демонстрация непонимания границ дозволенного и возможного. Это демонстрация обнищания граждан нашей страны!

Я за наказание Pussy Riot, это преступление. Даже несмотря на то что выискивается множество сторонних мнений, это остается преступлением! И я не считаю, что наказание слишком строгое или незаслуженное. Текст приговора без лишних слов полностью обрисовал то, что сделано и за что их осуждают!

Нас давно и спаивают, и унижают, и делают нищими, теперь нас пытаются лишить духовных ценностей, наклеивая на РПЦ ярлык коррупции и мерзости! Если мы не хотим окончательно сойти на нет, то следует с уважением относиться к своим ценностям.

Физическая бомба и терроризм убивают конечное число, а «терроризм культурный» калечит и убивает бесконечное число душ.

Лев Гурский, писатель:

КТО-ТО СПЯТИЛ –ЛИБО ВСЕ ГРАЖДАНЕ РОССИИ, ЛИБО НАША СУДЕБНАЯ СИСТЕМА

У меня есть кошка Пульхерия, сокращенно Пуся. Иногда она ведет себя безобразно: прыгает на занавеску, может пробежаться грязными лапами по простыне и даже вскочить на обеденный стол. Если Пуся, упаси боже, однажды забежит в православную церковь, в костёл, мечеть или синагогу и начнет орать, мою кошку надлежит изгнать из храма пинком и на пару дней лишить «Вискаса». Но если какой-то умник решит, что в наказание за свой безбожный проступок кошка должна провести два года на цепи в сыром подвале, питаясь ржавыми селедочными головами, то я сочту этого человека элементарным садистом и натравлю на него Гринпис...

Не сравниваю свою неразумную кошку Пусю с девушками из Pussy Riot. О другом речь – о соразмерности проступка и наказания. В случае с панк-молебном соразмерностью не пахнет, зато попахивает политическим заказом и послушным его исполнением. Два года за сорок секунд глупых плясок? Эй, да вы чего? В Уфе два года дали пенсионерке, которая, осерчав на мужа, насмерть прибила его кувалдой. В Кемеровской области молодая мамаша получила два года колонии за умышленное убийство новорожденного ребенка. В Ставропольском крае районный суд приговорил к двум с половиной годам детину, который, напившись, до смерти забил отца семейства. А в Томской области инспектор ГИБДД, балуясь табельным оружием, застрелил коллегу –и получил год условно с отсрочкой приговора на год; если за это время он больше никого не убьет, его, наверное, простят... Похоже, кто-то тут спятил– либо все граждане России, либо наша судебная система.

Дмитрий Коннычев, руководитель саратовского регионального отделения партии «Яблоко»:

РПЦ ДЕЙСТВУЕТ КАК ЧАСТЬ ГОСУДАРСТВА

В демократическом государстве свободное высказывание собственных мыслей и свобода творчества –неотъемлемое право каждого человека. И в этом смысле хуже не может быть властителя, который сажает в тюрьму тех, кто против него. Создается впечатление, что власть слишком поздно поняла, какой оборот набрало дело Pussy Riot. Мне кажется, произошло это в тот момент, когда за девушек

вступилась европейская общественность.

Православие в отличие от Путина никуда не денется. Дело Pussy Riot не нанесет урон православной церкви. Скорее наоборот. Тем не менее, мне хотелось поверить в то, что РПЦ перестанет действовать как часть государства и займет место традиции. В ходе судебного разбирательства, как и при вынесении приговора, этого не произошло. Приближениек власти для церкви опасно, попытка стать ею – губительна. Но РПЦ заняла другую позицию: мы поддерживаем власть, потому что мы тоже власть. Власть же, заручившись поддержкой церкви, превратила судебный процесс в акцию устрашения, что не полезно для страны и вредно для церкви. Это не решение проблемы. Надавив на страх, государство, возможно, отпугнуло часть тех, кто поддерживал девушек. Но в этом смысле загнать протест вглубь – не уничтожить его. Не говоря уж о том, что есть и те, кто воспринял приговор иначе – как руководство к действию.

Я ни секунды не сомневаюсь, что судья Сырова своим приговором с реальным сроком заключения дала отсроченный старт второй протестной волне. Дело пойдет по высшим инстанциям и дойдет до Европейского суда. Я убежден, что наказание, которое получили девушки, несправедливо, и они выйдут на свободу.