Забыть PR-«молебен»

Оценить
Забыть PR-«молебен»
Мыльный пузырь скандала только кажется больше храма
«Выступление» трех участниц панк-группы в храме Христа Спасителя дало именно тот результат, какого они и добивались

В пятницу, 17 августа, Хамовнический суд Москвы должен вынести приговор трем участницам феминистской панк-группы, совершившим «панк-молебен» (по их терминологии) в храме Христа Спасителя в феврале этого года. Надежда Толоконникова, Мария Алехина и Екатерина Самуцевич были арестованы в марте. В ходе суда прокуратура потребовала для них лишения свободы на три года в колонии общего режима. Каким бы ни было решение суда, власть и православная церковь уже в проигрыше. Провокация против них – свершившийся факт. А власть своими неуклюжими действиями только обостряет ситуацию.

Провал в памяти у меня образовался ночью, во время бессонницы. Нисколько не сочиняю, действительно, проснулся в третьем часу и вдруг понял, что не могу вспомнить его имя. Я не мог понять, зачем оно понадобилось мне среди ночи. Тем не менее, часа два, до самого рассвета вертелся на смятых простынях, перебирая древнегреческие имена: Гераклит, Геродот, Гиппократ, какой-то Термостат… Откуда ни возьмись выскочила, совсем уж некстати и в совершенном неглиже, Лисистрата. Я шуганул её, но и это не помогло вспомнить имя того древнегреческого авангардиста, чтобы не сказать панка, который подпалил две с лишним тысячи лет назад храм Артемиды в Эфесе с единственной целью – прославить свое имя в веках.

И я возликовал – наивно, конечно: пусть хоть на час, пусть благодаря провалу в моей полусонной памяти, почти во сне, но всё-таки сбылся приговор, вынесенный давным-давно: «Забыть Герострата!»

Далеко не круглые дуры

Потом-то, конечно, сон с меня совсем слетел, память вернулась, всё встало на свои места, занял свое вечное место в истории и Герострат. Он знал, что делал, прекрасно понимал, что историки не удержатся от соблазна поведать миру эту историю преступного тщеславия. Еще лучше понимают это его последователи эпохи информационного общества.

Перейдем же к «панк-молебну» в храме Христа Спасителя. Не самые радикальные сторонники трех панк-«артисток», желая, видимо, смягчить впечатление, пытались «политкорректно» перевести название их группы как «бунтующие кошки», чуть ли не дошли до безобидных, почти сказочных «кошек, гуляющих сами по себе». Но всякий мало-мальски знакомый с английским языком прекрасно понимает, что имеется в виду нечто совершенно иного рода.

А вот аббревиатура этого названия как нельзя лучше соответствует и их действиям в храме, и, видимо, всей деятельности этих авангардистов. PR – эта аббревиатура прочно вошла не только в сленг политиков и журналистов. Настолько прочно, что перестала быть аббревиатурой. Пиар в современном русском языке – почти синоним рекламы. По большей части рекламы политической, причем зачастую не совсем чистоплотной. Именно таким пиаром три барышни и занимались в храме.

Могли ли они не понимать, что делают и какие последствия им грозят? В ходе суда они, вполне по нынешнему модному слову-паразиту, «как бы» извинились перед верующими. Но их объяснения, что они совершили «этическую ошибку», в их искренности не убеждают.

Но сейчас разговор не об этом. Если они и совершили этическую ошибку, то тактической ошибки не совершили. И стратегически всё сделали безупречно – с их точки зрения, разумеется, с точки зрения целесообразности. Их действия полностью соответствовали их целям.

Устроив далеко не молебственные песни и пляски в главном православном храме страны, призывая в этих песнопениях Богородицу прогнать президента страны, могли ли они рассчитывать, что это сойдет им с рук как милая детская благоглупость? Вряд ли. Для этого надо быть круглыми дурами. А уж на кого, на кого, но на круглых дур они не похожи. Очень неглупые барышни, себе на уме. И уж конечно, учли они особые отношения, имеющиеся в России между властью и православной церковью.

Кстати, сделаю признание, рискуя навлечь на себя гнев поборников «индивидуалистического гуманизма» – или «гуманистического индивидуализма» (вы представляете себе, как индивидуализм может быть гуманистическим? Я что-то не очень).

Так вот, признаюсь: в этих особых отношениях между властью и церковью я вижу гораздо больше хорошего, чем плохого (хотя дело о «панк-молебне» относится к исключениям, то есть скорее к плохому, но об этом – дальше). Извините, что употреблю «неприличное» слово – «Госдеп», в смысле Государственный департамент США. Это ведомство, по сути своей министерство иностранных дел, опубликовало на днях очередной доклад о свободе вероисповедания в различных странах мира. О России там сказано, что в стране нет государственной религии, однако доминирующую позицию занимает Русская православная церковь, которая вместе с другими традиционными религиями получает преимущества.

И прекрасно, и почему бы им, традиционным, не получать преимуществ? Решительно не понимаю.

Интрига и ловушка

Но вернемся к «панк-молебну». Среди коллег-журналистов давно нашлись любители теории заговора, которые постарались связать «Богородица, Путина прогони», спетое в храме Христа Спасителя, с опубликованным за месяц до того письмом «лондонца» Бориса Березовского патриарху Кириллу: «Помогите Путину опомниться. Донесите до него глас народа. А когда Путин услышит вас, возьмите власть из его рук и мирно, мудро, по-христиански передайте ее народу».

Борис Абрамович, конечно, опытный интриган и провокатор. Но версия связи между двумя призывами мне представляется натяжкой. БАБу, может быть, просто не дает покоя воспоминание о том, как он посоветовал уставшему от работы с документами «Папе»-Ельцину двинуть вверх, в президенты, честолюбивого подполковника из «питерских» (есть такая версия у историков и политологов). Вероятно, рассчитывал приобрести пешку для своих политических игр, а пешка возьми да и выйди из повиновения и давай ходить вдоль и поперек доски по своим правилам, а то и без всяких правил – а БАБ-то думал, что это только ему позволено.

Есть ли связь между этими двумя демаршами, и тем более являются ли они составными частями единого замысла, об этом предоставляю судить и гадать конспирологам. Важно другое: в храме Христа Спасителя три (или их было больше?) барышни совершили сознательную провокацию. Таково моё оценочное мнение – так, кажется, теперь положено оговариваться, чтобы не получить судебный иск. Если слово «провокация» кажется слишком жестким, грубым и т. п., можно сказать иначе: они поставили ловушку (силок, капкан). А дальше…

Дальше и началось самое неприятное. Потому что власть со всего размаху в эту ловушку и вляпалась. Начались аресты, потом нарочито неспешное следствие, долгое-долгое, на полгода, и на всём протяжении его три молодые женщины сидят за решеткой, потом суд со странными ссылками на церковные документы тысячелетней давности. Общественность тоже в стороне не стоит, вернее, по двум сторонам разошлась: от предложений наказания в виде публичной порки и мытья общественных туалетов до полного оправдания, возвеличивания и признания права свободной личности творить что угодно и где угодно (утверждая параллельно, что трое панк-молельшиц совершили не что иное, как акт творчества). Интервью, блоги, пикеты в поддержку, манифестации в осуждение, шум, гам. Пыль столбом, дым коромыслом. Скандал на весь мир.

Только сдается мне, что именно этого, один к одному, три барышни и добивались. Для того и ловушку ставили. И не ошиблись. И оставили власть в дураках, теперь непонятно, как ей выпутываться из этого щекотливого положения.

«Контрольный пакет» ответственности

Скандалы международного масштаба, вызванные действиями, оскорбившими чувства верующих, – не новость.

2002 год, Нигерия. Накануне конкурса «Мисс мира» 2002 года, который должен был пройти в этой стране, журналистка Исиома Дениел написала статью, в которой говорилось, что если бы пророк Магомет побывал на конкурсе, то мог бы жениться на одной из участниц.

Это вызвало гнев мусульман и привело к массовым беспорядкам. В результате столкновений погибли более 200 человек. Конкурс «Мисс мира» был перенесен организаторами в Лондон. Автору статьи вынесли религиозный смертный приговор – фетву. Впоследствии высший исламский совет упразднил приговор, но журналистка предпочла покинуть страну.

2005 год. Публикация карикатур на пророка Мухаммеда в европейской прессе вызвала массовые акции протеста мусульман в разных странах мира, продолжавшиеся больше месяца. В результате беспорядков погибли около 100 человек.

Тремя годами позже датский апелляционный суд отклонил иск со стороны семи мусульманских организаций, поданный к издателям газет, опубликовавших карикатуры на пророка Мухаммеда. Суд решил, что публикация не была нацелена на то, чтобы оскорбить последователей ислама.

Председатель апелляционного суда подчеркнул, что датское правосудие в соответствии с Европейской конвенцией о правах человека не может ограничивать свободу слова, пока с очевидностью не доказано, что ее использование представляет угрозу общественной безопасности.

Мы, слава богу, мирные люди, и до погромов дело не доходит и не дойдет. Но общество накалено. На самом деле накалена малая часть общества. Однако шум, как уже было сказано, большой. Суду и тем силам, которые им, независимым, управляют, предстоит вынести решение, которое заведомо может удовлетворить не все заинтересованные стороны, кто-то да останется несогласным.

Какого решения хотел бы автор этих строк? Трудно сказать. Во всяком случае, полагаю, что за решеткой три скандалистки отсидели более чем достаточно. Добавлять им срок было бы просто немилосердно.

«Я, когда мне что нужно сделать, сейчас себя в уме спрашиваю: можно ли это сделать во славу Христову? – говорит священник в одной из повестей Лескова. – Если можно, то делаю, а если нельзя – того не хочу делать».

Христос однажды спас женщину от побития камнями одной бессмертной фразой: «Кто из вас без греха, первый брось на нее камень». Но эта женщина была всего лишь блудницей, а не осквернительницей храмов. А Толоконникову сейчас судят не за участие в публичном совокуплении в Биологическом музее в феврале 2008 года.

Но в вопросах веры Христос был куда суровее: «не мир пришел Я принести, но меч». Насколько я понимаю, меч имеется в виду сугубо символический, знак непримиримости в борьбе за веру, стойкости в сражении с силами зла. Много ли зла натворили три панк-феминистки?

Один из главных выводов, который делают эксперты из дела «панк-молебна», заключается в том, что скандальный процесс расколол российское общество. Если это так, то власти лишь отчасти ответственны за это. Три девушки, что называется, «первыми начали». Так что «контрольный пакет» ответственности (50 процентов плюс самая малость), видимо, всё-таки принадлежит им.

Справедливее всего было бы их «казнить молчанием», как древние греки пытались поступить с Геростратом. Но то, что не удалось в 356-м году до Рождества Христова, тем более не удастся теперь.

Да и не для того они поднимали шум на весь мир, чтобы их забыли. Пиар, граждане, пиар!