Ужасы нашего региончика

Оценить
Ужасы нашего региончика
Саратовцам даже не нужно лезть на Соколовую гору, чтобы попасть в оползни, провалиться сквозь землю можно и посреди города
Насколько безопасна жизнь в Саратовской области и насколько обоснованны или, наоборот, беспочвенны наши страхи и опасения по этому поводу?

Стихийные и рукотворные бедствия трясут один за другим российские регионы. Сегодня в одном месте наводнение, завтра в другом – ураган, послезавтра в третьем – взрыв. В начале прошлой недели в средствах массовой информации появились сообщения об утечке нервнопаралитических веществ на заводе по уничтожению химического оружия под Брянском. МЧС информацию о выбросе вредной химии не подтвердил, однако местные жители по-прежнему озабочены опасным соседством. А уверения, что утилизация боевых химикатов проходит абсолютно безопасно, только подогревают сплетни и домыслы.

Другая крайность современного общества: мы привыкли пропускать мимо ушей и сердца даже самые страшные новости. Кажется, если завтра Волга выйдет из берегов и затопит половину города, в Ленинском районе горожане будут мирно пить кофе и не осознают масштабы трагедии, даже если услышат о них в утренних новостях по радио или ТВ. Мы спросили у саратовцев, каких возможных на территории нашего региона катаклизмов они боятся больше всего.

Александр Осокин, дежурный диспетчер по лесным пожарам министерства лесного хозяйства области:

ВИРУСЫ В ЦЕНТРЕ ГОРОДА

Ну, в первую очередь институт «Микроб». Вокруг него много разных слухов ходит, что там самые опасные вирусы на планете обитают. Страшно как-то – в центре города всё же находится. Балаковская АЭС – понятно, почему. Еще к числу самых опасных объектов Саратовской области можно отнести переработку химического оружия в поселке Горный. Вот их и боюсь.

Елена Ежова, сотрудник издательского отдела:

САРАТОВ ФРАГМЕНТАРНО ПРОВАЛИТСЯ

Какие у нас могут быть катастрофы? Выброс на Балаковской АЭС (особенно с учетом того, что там время от времени останавливают то один, то другой реактор по техническим причинам, что вызывает чувство неуверенности), например. Страшно. Еще пугает, как бы поточнее выразиться... То, что Саратов может фрагментарно провалиться. Он же построен на пустотах в земле, в связи с чем время от времени проваливается земля... Еще пугает относительная близость Горного и Шихан с их полигонами. Думаю, понятно, почему.

Ирина Милош, журналист:

МЫ ВСЕ УМРЕМ

У меня много страхов относительно нашего чудесного города. Рейтинг моих страхов таков. Первый: рухнет старый мост. Второй: рухнет новый мост. Третий, что упадет многоэтажка на Предмостовой площади. Четвертый, что устроят учения на Балаковской АЭС, и в реактор войдет графитовый стержень. Пятый касается того, что террорист взорвет ГЭС вверху по течению, и мы все умрем. Шестой страх о том, что саранча принесет заразу, и над Саратовом будут летать вороны в поисках мертвечины.

Анна Мухина, журналист:

ВСПУЧЕННЫЕ ДОРОГИ

А мне страшно, что однажды все трубы водоканала сгниют разом (я думаю, это дело ближайших двух-трех лет), и Саратов медленно просядет и быстро утечет в Волгу. Мне кажется, что в моем детстве такого количества провалов в асфальте, вспученных дорог и тротуаров просто не было. А сейчас постоянно наблюдаю картину, как машины не могут выехать с парковки, потому что сзади асфальт обвалился, а впереди заборчик (по Радищева огромное количество провалов). Реки это подземные виноваты или трубы текут и подмывают землю – не знаю. Но провалиться внезапно, как девушка с ребенком в Брянске, реально страшно.

Юлия Новичкова, гражданский активист:

КОКТЕЙЛЬ «БАЛАКОВСКАЯ АЭС» ХОРОШ ДЛЯ ДОРОГИ НА КЛАДБИЩЕ

Начну с того, что судить о катастрофах могу только как обыватель, подверженный тем же страхам и мифам, что и все. Помните, как у нас «взрывалась» Балаковская АЭС? Тогда мне хватило фрагментарных знаний из университетского курса ОБЖ, чтобы не напиться йоду с красным вином. Что, однако, не мешает с 86 года (Чернобыль) бояться Балаковской АЭС. Для меня это инфернально, как «бабай», и думаю, что для многих людей моего поколения тоже. Если не мы, то кто? Выпил всё «красненькое» и весь йод. И не потому, что никто пользоваться Интернетом не умеет (в три клика можно понять, что в случае лучевой болезни пить коктейль «Балаковская АЭС» нужно лишь для того, чтоб веселее было ползти на кладбище). И не потому, что все неучи проклятые. Наоборот, все Пушкина читали – «Пир во время чумы». Например, а лично я не пила, признаюсь, из мелкого нонконформизма.

Чего еще я боюсь? Что крысы с городской – пока еще городской, а вскоре ничьей – свалки пойдут в город. Саратов намерен отказаться от городских свалок юридически, но фактически туда будут продолжать свозить отходы. Вот попробуйте дома отказаться от помойного ведра – тоже юридически, то есть выбрасывать бытовой мусор продолжайте, но на улицу ничего не выкидывайте, а главное, старайтесь не замечать этого. Тогда спустя неделю можно будет уже надеть противогаз, а через месяц соседи вызовут СЭС. Давайте ждать, когда в Волгограде или Астрахани будут призывать Онищенко? «Давайте!» – сказал любимый город на общественных слушаниях этим летом. Хотя «любимый город» звучит безлично, правильнее говорить «наши учителя и врачи» – именно они составили большинство на общественных слушаниях. И нельзя не обратить внимания, что большинство из них женщины. А женщины у нас ничего не боятся, и, видимо, почитав Некрасова и клятву Гиппократа, они однозначно решили, что свалку мы видеть не будем и нюхать тоже, и из Волги вода ни нам, ни волгоградцам ни к чему. И, я уверена, они правы! А я вот боюсь, боюсь как саратовец и как женщина экологической катастрофы. Хотя откуда мне знать, что это такое – я же не эколог.

Александр Глущенко, полковник запаса:

САМОЕ СТРАШНОЕ

Завод по переработке боевых отравляющих веществ в поселке Шиханы – страшнее не бывает.

Антон Хействер, программист, блогер:

НИКАКИХ КАТАСТРОФ

Если честно, то я катастроф не боюсь. Я не сомневаюсь в надежности Балаковской атомной станции и гидроэлектростанции. Разве только лесные пожары. Но я не боюсь, просто жалко лес.

Валерия Павелко, студентка:

БАЛКОНЫ-УБИЙЦЫ

Саратовские дороги под огромным слоем пыли и грязи города не вызывают восторга. Поэтому если прошел дождь, то лучше надеть резиновые сапоги. Иначе приходится обходить все лужи окольными путями, которые часто ведут под балконы разваленных саратовских пятиэтажек постройки годов пятидесятых. Не понаслышке знаю, что частенько эти самые балкончики падают, и гибнут люди. А уж если посмотреть на их катастрофически рассыпное состояние, то у меня действительно начинается паника. Весной приходится передвигаться теми же путями. И тут уже случается переживать не только из-за балконов, но и при виде толстого ледяного покрова и сосулек самых разных размеров, на счету которых тоже немало смертей.

В общем, чтобы избавить жителей от похожих страхов, нужно либо администрации города в срочном порядке делать дороги или хотя бы избавляться от таких балконов, либо всем обзаводиться резиновыми сапогами и железными касками. Впрочем, скорее всего, придется использовать последний вариант.

Лидия Виненко, председатель общественной организации «Наш дом Саратов»:

У НАС КАТАСТРОФА НА НОСУ

Можно долго говорить и об АЭС, и о Горном, и о Шиханах. Но я хочу сказать о том, чем я занимаюсь последние два месяца, – о застройке в Смирновском и Октябрьском ущельях, которая вполне может привести к большим оползням. Эти ущелья достаточно молодые, на карте Саратова они появились после землетрясения 1807 года, они очень нестабильные. Тут бойся не бойся, а всё равно это произойдет, если ничего не делать.

Вот смотрите, застройщики в 2008 году не получили разрешение на строительство, тогда и жители забеспокоились, и геологи признали, что зона оползнеопасная. В 2012 они разрешение получили и стали ковырять гору. Спилили 98 деревьев, которые сажали местные жители, чтобы удержать склон. В советское время за ущельями следили и регулярно присылали солдат, которые засаживали деревьями самые крутые склоны, на остальных участках деревья сжали сами местные жители. 20 лет там ничего не делалось, и кое-где на склоне образовались «лысые» места. Многие коттеджи, которые там построили, просто «трещат» по швам.

Я уже два месяца пишу во все возможные инстанции, чтобы остановить застройку. И два месяца не вижу просвета, от одной отписки к другой. Сейчас вот написали уже в генеральную прокуратуру. И всем пытаюсь объяснить, что катастрофа на носу. А если перестать везде об этом говорить, то варварство на склоне продолжат. Так и получается, что уже два месяца я держу эти два склона на своей хребтине. Иначе не скажешь.

Кроме того, на мой взгляд, вполне реальной кажется угроза землетрясения. Ведь новая уплотняющая застройка в городе перекрывает газовые потоки, которым скоро вообще негде будет выйти.

***

Общие страхи

В марте этого года Всероссийский центр изучения общественного мнения провел традиционный опрос с названием «Чего боятся россияне?». По данным опроса, самыми страшными явлениями россияне считают «рост цен на продукты» (40 процентов) и «введение полностью платного образования и здравоохранения» (30 процентов). Каждый пятый граждан нашей страны боится «второй волны экономического кризиса», «стихийных бедствий» и «террористической угрозы». Больше половины россиян предрекают нашей стране разрушительные стихийные бедствия чрезвычайные ситуации и катаклизмы.

***

Учебный гром грянул не везде

27 июля в Саратовской области проводилась техническая проверка системы оповещения населения. В областном центре электросирены для передачи сигнала «Внимание всем!» услышало большинство жителей, некоторые из них узнали об учебной чрезвычайной ситуации из радиосообщений и бегущей строки на телеэкране, а отдельные счастливчики еще и СМС-сообщения получили.

А вот в районах, как выяснилось в ходе состоявшейся в минувший четверг видеоконференции заместителя председателя правительства Юрия Моисеева с главами районов, всё не так хорошо. Как отметил чиновник, по информации на 2 августа, электросирены оповещения отсутствовали в Александрово-Гайском, Балтайском, Воскресенском, Ивантеевском, Озинском, Петровском, Перелюбском, Ровенском и Самойловском районах. И если главы отдельных районов рапортовали, что в ближайшее время уже купленные новенькие электросирены можно будет проверить, то другие их коллеги прямо сказали Моисееву, что денег на средства оповещения граждан у них нет. Прямо как в известной поговорке: пока гром не грянет, мужик не перекрестится. Несмотря на все препирательства районных руководителей, Моисеев заявил, что планирует проверить наличие электросирен в упомянутых районах 15 августа. Главное, чтобы гром не грянул раньше.