Молодые, ваше жильё – тюрьма!

Оценить
Молодые, ваше жильё – тюрьма!
«Квартирной мясорубкой» прозвали в Балакове суды над участниками жилищной программы «Молодая семья», обвиненными в мошенничестве

На членов 12 молодых балаковских семей заведены уголовные дела по обвинению в мошенничестве, по 11 суд уже вынес приговоры. Обвиняются они в намеренном ухудшении своих жилищных условий с целью войти в программу «Молодая семья», получить сертификат на выделение бюджетных денег. Восемь обвиняемых признали вину, обязались вернуть бюджетные средства и выплатить штраф – и получили условные сроки. Единственный пока Рамиль Калаев вины не признал и получил полтора года вполне реального заключения. Отбывает наказание в Вольске. На слушаниях по этой теме в совете областной общественной палаты 1 августа председатель палаты Александр Ландо долго удивлялся факту зависимости приговора от признания вины.

«Мы должны дать возможность большому количеству российских семей решить свою жилищную проблему, и выполнение этой базовой задачи не должно упираться ни в административные, ни в бюрократические, ни в коррупционные барьеры».

Владимир Путин (на совещании по вопросу развития жилищного строительства в г. Истре)

Автор: Антон Наумлюк

Балаковский районный суд. Ряды казенных стульев, клетка, громко гудящий кондиционер. Еще не началось заседание, нет ни судьи, ни секретаря. Впереди меня сидят две женщины с сосредоточенными нервными лицами – Лариса Богданова и Галина Лапшина. Я познакомился с ними только что, в саду около здания суда. Это участники прекрасной по своим целям подпрограммы «Обеспечение жильем молодых семей» федеральной целевой программы «Жилище» на 2011-2015 годы. Обвиняемые в мошенничестве в особо крупных размерах. Некоторые еще подсудимые, другие уже осуждены.

Эти несколько объединившихся женщин боятся всего – что их уволят, что уволят их мужей, что чиновники обозлятся окончательно и наказание будет несоизмеримо суровым.

В зал заходит оператор НТВ с включенной камерой. Сидевшая неподалеку женщина резко встает и выбегает из зала, отворачиваясь от съемки. Позже я с ней познакомлюсь – это Светлана Николаевна Денисова, начальник управления муниципального жилья и жилищной политики администрации Балаковского района. Вернулась она только после того, как пристав увел оператора.

Понадеялись на «специалистов»

Стоим в коридоре, ожидая начала суда. Директор-корреспондент Приволжского бюро НТВ Сергей Савин пытается получить по телефону хотя бы какие-то комментарии администрации: «Вы понимаете, что чиновники администрации выглядят в этой истории крайне негативно? И после этого ничего не хотите сказать?» Глава района – на учениях МЧС, а подчиненным он запретил давать комментарии.

Я беседую с адвокатом Александром Ильиным. «Понимаешь, это системная ошибка в законодательстве. В 51-й статье Жилищного кодекса нет ничего про пятилетний срок, в который нельзя намеренно ухудшать свое жилищное положение. А в 53-й говорится как раз об ответственности за нарушение этой нормы», – объясняет он. Начинается заседание, и мы, не успев договорить, заходим в зал. Ответчиком выступает Лариса Богданова. Прокурор требует для нее три года колонии-поселения с отсрочкой, пока подрастет дочь. Муж Ларисы умер два года назад после долгой болезни. Онкология. В это же время она решила участвовать в подпрограмме «Обеспечение жильем молодых семей». Написала заявление, принесла документы и встала в очередь. Дождалась сертификата, купила квартиру. Теперь – на скамье подсудимых.

Первой выступает Светлана Михайловна Денисова, та самая, что убежала от камеры энтэвэшников, начальник управления муниципального жилья и жилищной политики. Человек, на показаниях которого строится обвинение.

Денисова рассказывает процедуру действия программы с неофициальным названием «Молодая семья»: семья пишет заявление о признании ее нуждающейся в улучшении жилищных условий, управление муниципального жилья принимает его и вместе с пакетом необходимых документов передает в общественную комиссию, которая принимает решение по каждой конкретной семье. После положительного решения семья встает в очередь, дожидается своего сертификата, получает, открывает счет в банке, выбранном администрацией, и использует его для покупки или строительства жилья либо для оплаты основной суммы долга по жилищным кредитам.

Принципиальный момент: практически во всех операциях по жилью в рамках программы принимал участие тогдашний начальник отдела по учету жилья управления Владимир Иванович Андреюшкин, впоследствии осужденный «за мошенничество», а попросту за аферу, в результате которой он оформил сертификат на получение 317 тысяч по программе «Молодая семья» на своего сына. Владимир Иванович в виде наказания получил 100 тысяч штрафа, сын и его жена до сих пор работают в администрации, а после следствия и суда над чиновником начались обвинения балаковских семей, участвовавших в программе. Операция, получившая в городе название «квартирная мясорубка».

Те фигуранты дела, с которыми мне удалось пообщаться, предполагают, что Андреюшкин получил минимально возможное наказание за «сотрудничество» со следствием, то есть сам назвал и круг лиц, и возможные нарушения, за раскрытие которых можно отчитаться в графе «борьба с коррупцией».

Светлана Денисова уверяет суд, что при принятии заявления и документов от семей им были даны все необходимые объяснения законодательства и в том числе 53-й статьи Жилищного кодекса.

«Статья 53. Последствия намеренного ухудшения гражданами своих жилищных условий.

Граждане, которые с намерением приобретения права состоять на учете в качестве нуждающихся в жилых помещениях совершили действия, в результате которых такие граждане могут быть признаны нуждающимися в жилых помещениях, принимаются на учет в качестве нуждающихся в жилых помещениях не ранее чем через пять лет со дня совершения указанных намеренных действий».

То есть в течение пяти лет нельзя ухудшать свое жилищное положение, если это приведет к статусу нуждающейся семьи. Если были какие-то операции с жильем, ухудшившие положение, то семья не может быть признана нуждающейся и участвовать в программе. Все осуждённые и находящиеся под следствием балаковские семьи обвиняются как раз в нарушении этой 53-й статьи. И все в один голос говорят, что не знали об этой статье и уголовной ответственности за ее нарушение. Они понадеялись на профессионализм чиновников администрации, решили, что если люди работают специалистами, получают бюджетную зарплату, они ответственно и грамотно делают свою работу. В управлении у них принимали массу документов, удостоверяющих личность, семейное и материальное положение. Ни одной справки, ни одного документа об операциях с недвижимостью за последние пять лет чиновники с людей не потребовали.

Три года или сто тысяч?

Светлана Денисова уверяет: «Разъяснительная беседа со специалистом была, в том числе о софинансировании и о 53-й статье Жилищного кодекса. Полномочий проверить предоставленные семьями данные у управления нет. И вообще, знание законодательства, его разъяснение и толкование не входят в полномочия специалистов управления».

Среди условий, по которым молодая семья может быть признана нуждающейся, такие: если жилья нет вовсе, если оно менее учетной нормы в 14 квадратных метров на человека, если помещение для проживания не соответствует требованиям для жилых помещений и если в квартире проживает несколько семей, а в составе семьи «имеется больной, страдающий тяжелой формой хронического заболевания, при которой совместное проживание с ним в одной квартире невозможно». Это по 51-й статье Жилищного кодекса. Ничего про пятилетний мораторий.

В паспорте программы указываются условия, которым должна соответствовать молодая семья, чтобы участвовать в ней: возраст до 35 лет, признание семьи нуждающейся, наличие у семьи доходов для софинансирования социальной выплаты. Всё. Больше ничего, и снова ни слова про пять лет и 53-ю статью.

Основанием для отказа молодой семье в участии в программе могут быть только несоответствие требованиям, непредставление или представление не всех необходимых документов, недостоверность сведений, содержащихся в них, и если семья уже улучшала свое жилищное положение с «использованием социальной выплаты или иной формы государственной поддержки за счет средств федерального бюджета». Ничего ни про пять лет, ни про Жилищный кодекс.

Всё это я узнал уже позже, когда стало ясно, что без квалифицированной юридической помощи молодым семьям, впервые столкнувшимся с государственной инициативой, вряд ли возможно разобраться в нашем законодательстве. А пока я слушал показания Светланы Денисовой, которая на вопрос, как она понимает «намеренное ухудшение жилищных условий», нимало не сомневаясь, заявила скороговоркой: «Изменение жилплощади, состава семьи и других условий – это и есть намеренное ухудшение жилищных условий».

Суд закончился как-то неожиданно. Вынесение решения перенесли на 2 августа, а потом перенесут еще раз на понедельник. Вечером в тот же день должен был состояться еще один суд, над семьей Лапшиных. Но решение снова не вынесут, а перенесут на утро. Прокурор будет требовать три года лишения свободы, а судья установит наказание в минимальные 100 тысяч штрафа и возврат бюджетных средств. Документы у Лапшиной принимала Юлия Андреюшкина, родственница осужденного начальника отдела учета муниципального жилья, работавшая в 2008 году в том же управлении инспектором. Говорит: «При приеме граждан всем разъясняла условия программы, в том числе выяснялась обеспеченность обратившегося жильем менее учетной нормы. Положения статьи 53-й Жилищного кодекса разъяснялись всем обратившимся гражданам на консультации».

Больше уголовных дел только в Тамбове

В этот же день я общался со Светланой Денисовой. В официальных комментариях она отказала, но поговорить согласилась. Ситуация, по ее мнению, плачевная, и людей ей жаль. Однако никаких полномочий и возможности проверить документы у специалистов управления нет, и в общем-то, не их это дело. На следующий день, когда министр строительства и ЖКХ области Сергей Канчер вспомнит постановление правительства области от 18 августа 2008 года № 332-П «О порядке предоставления гражданам социальных выплат на строительство (приобретение) жилых помещений», она будет молчать и об отсутствии полномочий уже не заговорит.

Я слушал ее и понимал, что проблема эта федерального масштаба. Сколько таких семей в каждом районе каждой области? Сколько чиновников даже не потрудились прочесть, кроме паспорта программы, соответствующие статьи Жилищного кодекса, не говоря уже о разъяснении их гражданам? Из-за несоответствия федеральной программы нормам Жилищного кодекса люди оказываются на скамье подсудимых. Больше уголовных дел при реализации подпрограммы «Обеспечение жильем молодых семей» оказалось только в Тамбовской области, где только в 2006 году их было заведено 17.

Вряд ли что-то для балаковских молодых семей, попавших в государственную программу и на скамью подсудимых, теперь изменится. Скорее всего, им придется выплатить штрафы и каким-то чудом вернуть деньги по сертификату. Скорее всего, Рамилю Калаеву сидеть свой срок до конца. И они это понимают. Тем более что никто из тех, кто их выслушал, ничего не обещал.

Министерская комиссия и совет общественной палаты в один голос начинают свои заявления с того, что решения силовых органов и судебной системы не комментируют и повлиять на них не могут. Государство перекладывает ответственность за неграмотно написанные законы на граждан. На мое предложение составить наконец регламент управления по реализации подпрограммы «Обеспечение жильем молодых семей», в котором бы была четко прописана процедура проверки документов граждан, Сергей Канчер отшутился: «Ну не будем же мы регламентировать всё на свете, как ручку двери в машине открывать».

А тем временем несдавшиеся балаковские семьи собираются в Москву на прием к президенту.

***

«Снова по углам мотаться?»

Четыре жилищно-житейских истории

Уже в конце заседания адвокат зачитал показания отца Ларисы Богдановой– Геннадия Ивановича Пешкова. Вполне обычная, грустная семейная история, о которых стараются не вспоминать. Геннадий Пешков развелся с супругой и, оставив мать и дочь в квартире, купил себе небольшую «однушку». Поехал на заработки в Москву, а через несколько лет выписал на бывшую супругу доверенность и попросил продать его жилплощадь. Вернувшись через год, обнаружил, что квартира переписана на супругу и дочь, причем последняя и не знала об этом. А когда выяснила, в сердцах подарила матери свою долю в отцовской квартире – мол, сами разбирайтесь, я в этом участвовать не хочу и не буду. А через два года, когда муж смертельно болел, встала в очередь на получение своей квартиры по программе «Молодая семья». В понедельник Богданову приговорили к штрафу в сто тысяч рублей. Приговор она намерена обжаловать.

История Лапшиных, наверное, проще всех. Проживали в небольшой «трешке» впятером. Квартира принадлежала Галине Лапшиной, ее сестре и маме. В 2006-м встали в очередь по программе «Обеспечение жильем молодых семей», но были исключены по возрасту. До 2008 года максимальный возраст участников был 30 лет. В 2007-м Лапшины взяли кредит и купили однокомнатную, чтобы жить отдельно. Общую трехкомнатную продали и свою долю передали маме. В 2008-м возраст участников программы увеличили до 35, и Лапшины снова встали в очередь. То есть они дважды подавали заявления и все необходимые документы, теоретически им дважды должны были объяснить пресловутую 53-ю статью Жилищного кодекса. Тем не менее, Галину Лапшину судили, приговорили к штрафу, и это, по всей видимости, первый случай, когда непризнавший свою вину в этом деле не получил реальный срок. Человек вышел из программы и уже не предполагал в нее вернуться, продал то, что есть, взял кредит, купил что-то маленькое на трех человек. Потом вернулся в программу, и в этом рассмотрели мошенничество…

Александр Онохин – бывший заместитель начальника балаковского отделения межрайонной ИФНС. Уволили на следующий день после возбуждения дела. Серьезный мужчина, аккуратно говорит, но уже через полчаса срывается на доверительность и с матерком удивляется: «Ну как это возможно, чтобы все показания о том, что какие-то разъяснения были, под копирку написаны? Это свидетели, которых прокуратура привела. Не было никаких объяснений, ни одной бумажки с этой 53-й статьей не было там. Ну ведь люди не стали бы связываться, если бы знали, что нельзя, а теперь на них всё вешают».

В 2008-м году Онохин владел с братом на двоих квартирой, в которой жили и родители. Женился, но что-то не задалась жизнь всем вместе, и он, подарив свою долю родителям, уехал к родственникам жены. В 2009-м вступил в программу «Молодая семья» и, не дождавшись очереди, взял в ипотеку однокомнатную. Дождался, получил сертификат, оплатил. После рождения второго ребенка материнским капиталом оплатил оставшуюся часть. А в 2010 году – доследственная проверка и дело – умышленное ухудшение своих жилищных условий, чтобы воспользоваться программой. Вопрос в том, как рассчитывать учетные показатели на одного человека, если в квартире прописаны, например, родители, не имеющие собственности вовсе. Запрос в минэкономразвития – ответ однозначный: родители входят в число членов семьи и должны учитываться. Александр получил условный срок и предписание отдать полученные 502 тысячи.

«Не отдал еще?» – спрашиваю.

«Нет. У меня нет ничего после ипотеки. Только квартиру продавать и снова по углам мотаться».

Марина Калаева, чей муж уже отбывает полуторагодовой срок, ждет второго ребенка. Ближайшие полтора года будет жить с двумя маленькими детьми на пособие в пять тысяч.

На каждом заявлении по форме, которые подписывали молодые семьи, есть запись об обязанности проинформировать управление при улучшении жилищных условий. И ни слова про ухудшение, тем более в пятилетний срок. Такое же заявление подписал Рамиль Калаев. Между прочим, участник боевых действий в Чечне. В очередь на сертификат Калаевы встали в 2006 году. А в 2008-м его мама наконец-то выплатила полностью рассрочку за квартиру, которую ОАО «Балаковские волокна» выдало ей еще в 1998-м году. В рассрочке участвовали все, кто проживал в то время в квартире, в том числе и Рамиль Калаев, имеющий четверть. В том же году он и его сестра дарят родителям свои доли. Это дарение и будет потом расценено как мошенничество.

Калаевы каждый год подтверждали в управлении документы для участия в программе. И ни разу за три года им не объяснили ни 53-ю статью, ни ответственность за ее нарушение. Впоследствии на суде специалисты, принимавшие в то время документы у семей, будут сваливать вину друг на друга. В 2011 году семье предъявили обвинение в мошенничестве, то есть в намеренном ухудшении своего жилищного положения. Суд приговорил Рамиля к полутора годам тюремного заключения. Сейчас он близко, в Вольске.

***

«Чисто коррупционная составляющая»

На следующий день – после репортажа НТВ – в район была направлена комиссия под руководством министра строительства и ЖКХ области Сергея Канчера.

На пресс-конференции по результатам работы комиссии министру задали вопрос: «Будет ли хоть что-то сделано для того, чтобы ситуация не повторилась в других районах, или правительство действует только после репортажей НТВ и других федеральных каналов?» Министр заверил, что работа будет, и наказанные будут. И мы об этом узнаем.

Об итогах работы комиссии Сергей Канчер сказал:

«Сам факт привлечения к уголовной ответственности мы не комментируем. Он находится за пределами наших полномочий. Люди должны сами обжаловать эти решения в законном порядке. Самый важный вывод, к которому пришла рабочая группа, изучая документы: мы выяснили нарушения в работе администрации Балаковского района. Эти люди в свое время не должны были оказаться в списке программы. У нас есть претензии к работе администрации, есть несоответствия в работе. В своем решении мы эти моменты отразили и сегодня же доложим главе региона, выйдем с предложением провести комплексную проверку в Балаковском районе не только по вопросу обеспечения жильем. Подобные проверки будут проведены по всей области».

В этот же день свои комментарии дал первый заместитель прокурора Балаковского района Владимир Ходаков:

«Обвиняемые знали об условиях участия в программе, но представили о себе ложные сведения, сокрыв факт совершения сделок с недвижимостью накануне постановки в очередь. Для вступления в программу они сознательно ухудшили свои жилищные условия. Факт мошенничества в данном случае заключается в том, что обвиняемым были разъяснены условия получения субсидии, и это они, а не чиновники представили о себе ложные сведения. Чиновники же поставили их в очередь, опираясь на представленные к рассмотрению документы, не в их компетенции устанавливать их подлинность и достоверность».

Депутат Саратовской областной думы Леонид Писной так прокомментировал ситуацию «Газете недели в Саратове»:

«Все правовые службы, связанные с разработкой и принятием законодательства, а это правовое управление правительства, и правовое управление думы, и юристы минстроя, и сотрудники аппарата комитета по жилищной политике, высказали единодушное мнение, что действующая редакция 39-го закона «О предоставлении жилых помещений в Саратовской области» не содержит в своем составе каких-либо норм, которые могли бы способствовать нарушению порядка принятия граждан на учет в качестве нуждающихся. Изучение личных дел показало, что постановка на учет осуществлялась с грубейшими нарушениями. На учет ставились не только те, кто искусственно ухудшил жилищные условия, но даже те, кому попросту жилье было не положено, в связи с тем что нет норм нуждаемости. Был факт, когда на учет была поставлена семья из трех человек при наличии квартиры в собственности 47 квадратных метров, семья из двух человек при наличии отдельной квартиры в 36 квадратных метров. Получили статус нуждающихся в улучшении жилищных условий. Поэтому я думаю, что это чисто коррупционная составляющая. Вероятнее всего, это взятки. Я бы это назвал так, что в составе документов, которые предъявлялись на постановку на учет в качестве нуждающихся, были излишние документы с изображением Джорджа Вашингтона или какого-либо другого американского президента».

Проект и его подпроекты

Национальный проект «Жилье», или «Доступное и комфортное жилье – гражданам России», был объявлен Владимиром Путиным в 2005 году. Тогда же среди целей проекта объявлялась помощь молодым семьям в решении жилищных проблем. Курировать национальные проекты, в том числе «Жилье», должен был Дмитрий Медведев, возглавивший совет при президенте Российской Федерации по реализации приоритетных национальных проектов. Основным инструментом помощи молодым семьям, которые не могли самостоятельно накопить на покупку квартиры, должно было служить ипотечное кредитование. Правила реализации проекта несколько раз менялись. В 2008 году проект по факту слился со вторым этапом федеральной целевой программы «Жилище», действующей с 2002-го до 2010 года. Среди подпроектов программы есть раздел «Обеспечение жильем молодых семей», в котором довелось поучаствовать и нескольким сотням балаковских семей. После слияния национального проекта и программы в 2008 году правила вновь изменились – прежде всего, появилась необходимость подтверждать доходы молодой семьи, которые позволят в дальнейшем выплачивать ипотеку.

В 2011 году правительство РФ издает постановление «О федеральной целевой программе «Жилище» на 2011-2015 годы», которое, вместе с паспортом программы и отдельных ее частей, является основным регулирующим документом. Цели подпрограммы «Обеспечение жильем молодых семей», в общем-то, ясны. Предполагалось, что с помощью государства улучшить свое жилищное положение смогут 172 тысячи молодых семей, на что предполагается потратить 28 млрд федеральных средств, 66 млрд из бюджетов субъектов и 219 млрд собственных, «семейных» рублей. В балаковском районе до сих пор участниками подпрограммы числятся около 450 семей из трех с половиной тысяч нуждающихся.