Где мой чёрный пистолет?

Оценить
Где мой чёрный пистолет?
Короткоствольное огнестрельное оружие может появиться в свободной продаже

На днях первый вице-спикер Совета Федерации Александр Торшин презентовал экспертный доклад, обосновывающий необходимость введения в России свободной продажи короткоствольного огнестрельного оружия. Соответствующий законопроект сенатор планирует подготовить этой осенью, а пока обещает, что продажа населению пистолетов и револьверов способна принести в бюджет до одного триллиона рублей за пять лет.

Право на пистолет или револьвер, по мнению Торшина, должны иметь отслужившие в армии или прошедшие специальную стрелковую подготовку, психически здоровые, не состоящие на учёте в наркологическом диспансере граждане старше 23 лет.

Владельцев оружия планируется жестко контролировать, желающих приобрести пистолет или револьвер – учить обращению с ним.

Алексей Разумов, председатель Саратовского отделения Национал-демократической партии:

ВРЕМЯ ПРИШЛО

Ношение короткоствольного огнестрельного оружия в России нужно разрешить. Оно необходимо для самообороны.

У нас есть конституционные права на жизнь, здоровье, неприкосновенность имущества. Есть право на защиту этих прав. Есть статья 37-я Уголовного кодекса – о необходимой обороне. Однако по своим физическим параметрам все люди разные, кто-то сильнее, а кто-то слабее. Для равной реализации конституционных прав гражданам требуется некий уравнитель, например короткоствольное огнестрельное оружие, которым могли бы воспользоваться физически слабые люди, инвалиды, женщины. Я считаю, что время для его легализации пришло давно.

С 90-х годов прошлого века некоторые постсоветские государства, например страны Прибалтики, Молдавия, разрешили своим гражданам пользоваться короткоствольным оружием. Никакой войны всех против всех не наступило. Зато в два раза уменьшилась уличная преступность. Я считаю, что русские ничем не хуже прибалтов или молдаван, так что короткоствольное оружие у нас надо было разрешать ещё с 1991 года. Думаю, в этом случае криминальных 90-х удалось бы избежать.

Что касается современного огнестрельного оружия ограниченного поражения (раньше оно называлось травматическим), то оно для самообороны не подходит. Его максимальная мощность не превышает 91 Дж. Если один человек задумал убить другого или тяжело ранить, то выстрела в голову из такого оружия будет достаточно. Если же использовать трамватику для самообороны, а для этого люди интуитивно стреляют в корпус нападающего, то такой мощности не хватит. Преступника такой выстрел не остановит, а только разозлит, поэтому здесь нужно что-то посерьёзнее.

Раз в других странах, где короткоствольное нарезное оружие разрешили, а разрешение подкрепили правоприменительной практикой, связанной с вопросами самообороны, уличная преступность резко снизилась, то и у нас будет так же.

Насчёт слов о введении жёсткого контроля для тех, кто решит купить пистолет. Я плохо понимаю, что тут имеется в виду. К сожалению, в России это словосочетание означает обычно некий легализованный беспредел сотрудников контролирующих органов по отношению к контролируемым. Больше ничего.

А вот обучение владением короткоствольным оружием действительно необходимо. Получение лицензии на ношение можно вполне увязать с получением спортивного разряда по самооборонной стрельбе (IPSC). Именно за такой путь выступает Всероссийское общество владельцев гражданского оружия. Однако в этом случае государство должно позаботиться об открытии одного-двух пистолетных тиров в каждом районе, дешёвых патронах калибра 9х19 (наиболее распространённый в мире гражданский калибр). Под дешёвыми патронами я имею в виду цену в пять рублей за штуку – примерно столько они стоят в тирах Чехии. Также государство должно передать тиры и обучение в частные руки. Это позволит уйти от государственного монополизма и коррупции.

С предложенными в законопроекте ограничениями не согласен. Мне не кажется очевидным, что люди, отслужившие в строевых частях современной российской армии, имеют некие улучшенные навыки по владению оружием, чем среднестатистический обыватель. Так что порядок получения оружия должен быть единым для всех вне зависимости от пола и наличия военного билета.

Сергей Чудин, начальник центра лицензионно-разрешительной работы ГУ МВД по Саратовской области:

ЕСЛИ НА СТЕНЕ ВИСИТ РУЖЬЁ…

Статистика показывает, что у нас с оружием ограниченного поражения (в народе «резинострелы») пока не всё в порядке, не всегда оно применяется для самообороны, потому я отрицательно отношусь к возможности введения свободной продажи оружия, действующего на поражение.

Насчёт аргументов экспертной группы о том, что сотрудников правоохранительных органов в России ежегодно убивают почти в два раза больше, чем полицейских в США, что наглядно характеризует необходимость пересмотра существующих подходов в области поддержания безопасности и правопорядка. Не факт, что, разрешив свободную продажу оружия, мы исправим ситуацию в лучшую сторону, может и хуже стать. Поэтому лучше сразу исходить из негативного сценария, тем более в вопросах оружия.

Не каждый сотрудник правоохранительных органов имеет право на постоянное ношение боевого оружия. Сделано это в целях личной безопасности и безопасности окружающих. Например, сотрудники ФСБ и прокуратуры не ходят со своим огнестрельным табельным оружием. Вот если бы решили вооружить правоохранительные органы огнестрельным оружием ограниченного поражения, это было бы разумно и логично, а идея раздать в массы оружие, которое убивает, неразумна. Все прекрасно знают фразу: «Если в первом акте на стене висит ружьё, то в последнем акте оно обязательно должно выстрелить».

Константин Шлёпкин, военный пенсионер:

ОРУЖИЕ, ПОМНОЖЕННОЕ НА АЛКОГОЛЬ, – НЕЗАВИДНАЯ ПЕРСПЕКТИВА

Когда я служил в Забайкалье, у нас был случай: солдат, стоявший в наряде, расстрелял 12 человек – двух офицеров и 10 солдат, – после чего сбежал из части с автоматом. Мы искали его сутки. Нашли застрелившимся в трубе под мостом. Почему он так поступил, неизвестно. С головой у него было всё в порядке, тогда медкомиссии в армию абы кого не призывали. Раз уж на режимном объекте такое случилось, что говорить про гражданку? Поэтому я идею не поддерживаю.

Если закон примут, то пистолеты первым делом побегут приобретать богатые и идиоты, последних у нас полстраны, к тому же они любят выделяться. А чем они могут выделиться, если ума нет? Только пистолетом! А раз есть пистолет, то его нужно регулярно применять, иначе ты не крутой. Вот и будут они в собак бродячих постреливать. Потом на кошек и птиц перейдут.

Вспомнив ещё тягу нашего народа к алкоголю и то, что в России бытовые убийства во время пьяных ссор стали привычным делом, можно только ужаснуться открывающимся перед нами перспективам. Напьются и будут ходить по улицам, стрелять во всех, как в Америке. Но в Америке культуры побольше, там они хоть полиции боятся, у нас же люди ничего и никого не боятся.

Если человек очень хочет оружие для самообороны использовать, то никто не мешает ему самому однозарядный пистолет соорудить. Тем более что дело это элементарное. Вон в «Брате» Данила Багров нашёл на свалке трубку, сделал приклад из доски и проволоки, добавил гвоздей и пороха. Всё, оружие готово.

Есть ещё и правовая стороны вопроса: у нас обороняющийся человек законом не защищён. Его самого в итоге могут выставить нападающим.

Павел Галактионов, сопредседатель движения «Русский блок – Саратов», организатор апрельского пикета в поддержку введения в гражданский оборот короткоствольного нарезного оружия:

ТОЛЬКО ДЛЯ КОРЕННОГО НАСЕЛЕНИЯ

Я поддерживаю законопроект, только внёс бы такую поправку в него: правом на ношение оружия могут обладать только представители коренного населения страны. К нам переселяют два миллиона цыган, вот им оружие в руки давать точно нельзя.

Руслан Джаббаров, студент:

БУДУЩЕЕ – ЗА РАЗООРУЖЕНИЕМ

Разрешать свободную продажу пистолетов и револьверов, то есть короткоствольного огнестрельного оружия, преждевременно и необоснованно. Я поддерживаю идею легализации ношения гладкоствольных ружей и однозарядных винтовок. Однако правом на такое оружие, на мой взгляд, могут обладать только три категории граждан: занимающиеся охотой, имеющие особые заслуги перед страной в виде званий или наград, обладатели учёных степеней. Желающим приобрести оружие также обязательно пройти годичный курс обучения обращению с оружием, усвоить законы. К тому же обладателям ружей или винтовок необходимо, на мой взгляд, каждые три месяца проходить психологические проверки.

Криминальная ситуация с такими правилами легализации вряд ли изменится, но могут активизироваться межэтнические конфликты в Поволжье и Закавказье. И вот здесь всё будет зависеть от правоохранительных органов, от их способности противостоять преступности.

Россия находится на девятом месте в мире по количеству вооруженного народа: у нас «пушкой» владеет каждый десятый. Я считаю, что число оружия, находящегося у населения на руках, надо сократить, решительнее вести борьбу с нелегальным оружием, запретить продажу травматики. Будущее – за разоружением населения, России необходимо достичь результатов, схожих с японскими, где число владельцев оружия составляет одну сотую процента. Безопасность населения важнее интересов оружейного лобби и экономической выгоды от продажи «пушек».

Я думаю, законопроект в его нынешнем виде одобрения не получит и будет переработан в целях защиты чиновников и олигархов от пуль террористов и психов.

Отец Михаил Богатырёв, настоятель Владимирского храма:

НАС НЕ НУЖНО БУДЕТ ЗАВОЕВЫВАТЬ, МЫ САМИ СЕБЯ ПЕРЕСТРЕЛЯЕМ

Как священник и как человек, имеющий в прошлом юридическое образование, я против легализации огнестрельного оружия. Учитывая наш русский менталитет и то, как мы друг к другу относимся (взять хотя бы взаимоотношения между соседями в многоэтажных домах), учитывая наше отношение к документам (в России можно любую справку достать и сделать себе любой документ), никакой пользы эта легализация не принесёт. Особенно при нашем отношении к алкоголю. Это что касается бытовой стороны вопроса.

Вторая сторона – уголовно-правовая, уголовно-процессуальная. В Уголовном кодексе есть статьи о необходимой обороне и её превышении. Так вот эти понятия абсолютно размыты. Никаких гарантий человеку, защищающему себя и свою собственность, эти статьи не дают. На практике каждую ситуацию можно повернуть в любую сторону. Ничем хорошим это не закончится. В нашем государстве не сформировано отношение к институту собственности. В Европе и США другое отношение, поэтому там человек, защищающий свою собственность, всегда прав.

В той же самой Америке культура хранения и ношения оружия появилась с самого начала, когда приехавшая туда из Европы толпа вынуждена была защищать свою жизнь и своё добро. Это стало традицией и отразилось на менталитете. У нас такого нет.

Если взять отношение к законопослушничеству среднестатистических американцев и россиян, то это вещи абсолютно разные. Если в США запретят человеку на законодательном уровне ходить с оружием по улицам, все – за небольшим исключением – послушаются. У нас, я думаю, на этот закон просто плюнут. В России государству как законодателю народ не доверяет. Наше отношение к закону, который каждый день меняется, чтобы удовлетворить чьи-то желания, несерьёзное. И если мы сейчас дадим в руки людей оружие, на фоне этого нашего законопослушничества, мы просто устроим бойню.

Моё личное мнение: будущий законопроект – это, конечно же, чей-то заказ, лоббирование чьих-то интересов. Главная его цель – ещё больше сократить и без того ежедневно убывающее население России. Не нужно нас завоёвывать, не нужно к нам вводить войска, мы сами себя перестреляем.

Что же касается строки в Евангелии от Луки «продай одежду свою и купи меч», которую приводят в пример сторонники легализации оружия, то хочу отметить, что Христос здесь не призывает нас взяться за оружие. Он не призывает ходить с мечом по улице и косить всех направо и налево. Меч – просто символ борьбы человека с грехом.