Не младший брат

Оценить
Не младший брат
20 лет преобразили Беларусь, но общего с Россией по-прежнему много

Беларусь частенько продолжают воспринимать как копию России, только чуть поменьше и с Лукашенко вместо Путина во главе. Такое восприятие, конечно, в корне неверно, хотя общего хватает. Беларусь – не одна страна с Россией. Многие забывают об этом и почему-то продолжают воспринимать союзное государство как одно целое. Но, как говорится, и времена не те, и люди уже не те. И такая ли уж Беларусь – младший брат? Может, пора ее воспринимать как совсем другую, хоть и близкую нам по многим причинам страну?

Автор: Осип Кунцев

Что же первым бросается в глаза, когда вы попадаете в другую страну? Наверное, языковой барьер и переход на другую валюту. Начнем и мы с этого.

Тарашкевица

До недавнего времени в социальной сети «ВКонтакте» можно было указать в качестве языка некую «тарашкевицу». Как поясняет знакомый лингвист, ее ошибочно принимают за белорусский язык, что в корне неверно, так как тарашкевица является вариантом классического литературного языка, который по сути не звучит в обиходе. Впрочем, в обиходе не звучит и белорусский язык.

Как ни грустно признавать, но беларусская мова становится постепенно мертвым языком, подобно латыни. По сути кроме жителей запада Белоруссии да сельской местности, а также некоторых патриотов на белорусском не говорит никто. Впрочем, вы, конечно, можете услышать этот язык на радио и ТВ, увидеть на страницах газет и книг, но и всё это – капля в море и попытка сохранить белорусскую речь если не в качестве обиходной, то в качестве официального языка – торжественные церемонии идут на ней, даже в транспорте вы услышите: «Осторожно! Двери зачиняются. Наступный прыпынок – площадь Незалежности» («Осторожно! Двери закрываются. Следующая остановка – площадь Независимости»). Но, видимо, уже поздно.

Сто к одному

Точнее, 250:1. Примерно таков сейчас курс отношения белорусского рубля (б. р.) к русскому (р. р.). Разница заметна, поэтому, оказавшись в Беларуси, готовьтесь к тому, что все цены будут в тысячах, десятках и сотнях тысяч, а то и в миллионах. Металлическая мелочь в этой стране отсутствует как класс. Готовьтесь к тому, что ваши кошельки будут пухнуть. Другое дело, что эта пухлость сродни пухлости голодных детей Африки: то есть деньги вроде как есть, а по сути их и нет. Те, кто хорошо помнит, как в 90-е все в России были миллионерами, но особо не жировали, прекрасно поймет аналогию.

Тем удивительнее для нас будет соотношение цен. В Беларуси в основном всё дешевле. Огурцы вы можете купить за 2400 (то есть менее 10 р. р.), а, скажем, полуторалитровая бутылка кваса стоит 7500 (30 р. р.). Больше всего удивил маленький шашлык за 6500 (26 р. р.). Часто пугают дороговизной белорусского хлеба. Но это как поискать. Мне удалось за 6500 купить батон и буханку белого хлеба. При этом хлеб на вкус и на запах был как настоящий деревенский.

Удивительно, но за эту же цену (6560 б. р.) можно достать махровое полотенце. И качество, заметьте, будет лучше, притом что в Саратове аналогичный товар будет стоить в несколько раз дороже. Впрочем, всё сильно зависит от того, где вы будете искать: в Беларуси без труда можно отыскать магазинчик, где цены превысят средние российские. Другое дело, что это своеобразные магазины «для ленивых», размещающиеся во дворах, и туда ходят те, кому неохота бежать в универмаг. Впрочем, их аналоги присутствуют и у нас.

Пафос

Беларусь сейчас частенько представляют нам как страну с жестким политическим режимом Лукашенко. Логично, что в стране непременно должен присутствовать официоз и напыщенный патриотизм.

К сожалению, мимо Дня независимости (3 июля) я пролетел. Как мне рассказывают, в этот день мероприятия действительно были напыщенными, но, что удивительно, невозможно было увидеть людей с алкоголем. Не потому что с утра кто-то разобрал. А потому что в этот день он элементарно не продавался. Так что в этом плане нам есть чему поучиться у белорусов.

Впрочем, пафоса и без этого хватает. Другое дело, что он вполне здоровый. Гуляя по Гомелю, постоянно натыкаешься на плакаты типа «Мы белорусы!» с двумя улыбающимися девочками на фоне бескрайних полей и массу патриотичных растяжек с небольшим вкраплением рекламы сбоку, не столь, надо заметить, навязчивой, как патриотический текст, или, скажем, небольшой стенд «Беларусь у маiм сэрцы» (в городке Речица). В общем, пропаганда процветает.

Как же реагируют на нее и на саму политическую ситуацию собственно белорусы? Конечно, можно было бы залезть в Интернет и посмотреть там, но нам захотелось живого общения, и здесь мы наткнулись на стену: в большинстве своем белорусы рассуждать о политике не любят, как и обсуждать персону Лукашенко. Отчасти потому, что такие разговоры уже приелись, отчасти потому, что у многих всё еще действует пресловутый страх «у стен тоже есть уши».

Тем не менее, не стоит думать, что в Беларуси люди не ходят на те же митинги только из-за постоянного страха быть схваченными (не стоит забывать, что после терактов в Минске почти у всего мужского населения республики были взяты отпечатки пальцев), в Белоруссии хватает и сторонников батьки. Весьма распространено мнение, что только за счет Лукашенко одна из постсоветских республик до сих пор не рухнула. Мол, живем не бог весть как, но если батька уйдет, то у нас всё пропадет: выхода к морю нет, с хлебом могут начаться проблемы, ресурсов тоже не много. К тому же могут поглотить или Европа, или Россия. И еще большой вопрос, кто из них хуже. Невольно напрашиваются аналогии с недавними криками о том, что без Путина России конец. Надо заметить, белорусские опасения все-таки кажутся более обоснованными.

Экспансия России в Беларусь действительно беспокоит жителей республики. Давние разговоры о воссоединении братских народов в едином государстве пугают их, потому как вполне обоснованно они опасаются краха экономики (элементарно белорусские товаропроизводители могут не выдержать конкуренции), более того, витает страх, что республику просто «разграбят». Поэтому Россия так часто возникает на страницах белорусской прессы не иначе как в черном одеянии грозного соседа.

Пресса

Условно всю общественно-политическую прессу Беларуси можно делить по двум типам – языковому и по отношению к власти. По первому типу пресса делится на белорусскоязычную (которой, надо заметить, немало) и русскоязычную. По второму типу – на официозную и оппозиционную. Конечно, наверняка есть и вполне умеренная, без явных признаков симпатий, но мне она как-то не попадалась.

И если анализировать первый тип сложно в силу незнания белорусского, то во втором случае очевидно официозная пресса проигрывает острой на слово оппозиционной. И дело, собственно, в следующем: по большей части материал ангажированной власти прессы сложно не охарактеризовать выражением «и в воздух чепчики бросали»: прошел День независимости – первый залп, начался в Витебске «Славянский базар» – очередной залп. Это быстро надоедает – это однообразно и скучно. Не менее однообразны и скучны их новости, более похожие на сухие сводки пресс-релизов: прошло то, сказал тот, награди тех. И, в общем-то, всё. Зато это не мешает делать броские, хоть и безыскусные заголовки: «Новаторская кампания», «Высокая мера заслуг» или «Славянский базар» – это песня!».

Общего с оппозиционной прессой немного: и те, и другие не сильно любят Россию, но официальные СМИ постоянно пытаются принизить соседей, сравнивая с благополучным, на их взгляд, государством Лукашенко. Вот типичный пример таких рассуждений: «…мы должны говорить о демократизации России фактически по белорусскому варианту. При этом в головах некоторых российских деятелей твердо засело, что якобы в Беларуси меньше демократии, чем в РФ. Ясно, что это говорят из Америки, из Европейского союза, и цель преследуют достаточно прагматичную: расколоть Беларусь и Российскую Федерацию. <…> Демократизация России по белорусскому образцу способна сплотить россиян, уменьшить важность нефтяного экспорта для будущего развития страны. Повлияет она положительно и на общую безопасность союзного государства, и на перспективы евразийских интеграционных проектов» (из статьи Сергея Кизимы «Какая демократия убивает, а какая лечит?» в газете «Рэспублика», № 128).

Другого мнения придерживаются оппозиционеры, хотя в отношении России они настроены так же недружелюбно, видя в ней потенциального дилера, насаживающего страну на нефтяную иглу. Впрочем, отнюдь не в положительном ключе думают оппозиционеры и о своей системе.

Так, Валерий Карбалевич в статье «Медвежья услуга» на страницах № 27 «Свободных новостей плюс» пишет: «На самом деле власть давно разучилась нормально разговаривать с народом. Подмена реальности пропагандистской туфтой была одним из важных факторов распада советской системы. А в эпоху информационного общества, когда любой пользователь Интернета может посмотреть ролик с плюшевыми мишками (Карбалевич говорит о политической диверсии, произошедшей 4 июля и никак не освещенной официальными СМИ: самолет, пилотируемый гражданами Швеции, нарушил воздушное пространство Беларуси и сбросил над рядом городов плюшевых медведей с надписями в защиту прав человека. – Прим. ред.), законсервировавшаяся система работает на саморазрушение гораздо больше, чем любые идеологические диверсии».

Еще более жестко выражается на соседних страницах Александр Класковский в статье «Беларусь независима, но зависла»: «Приходится смыкаться с сырьевой Россией и третьим миром.

Отсюда и проистекает главный вызов: синеокая республика может превратиться в полуколонию с бутафорскими институтами, сама рискует стать той частью третьего мира, что погрязла в бедности и бесправии, пожалуй, уже навсегда.

Установка на консервацию ситуации в стране ради сохранения власти сегодня стала тормозом развития Беларуси, основной угрозой ее независимости в широком смысле слова.

Потому что в узком смысле самой независимой страной мира выглядит, пожалуй, Северная Корея. Всех мировых грандов диктаторская династия посылает куда подальше. Но вот народ ест траву и под палками благодарит очередного вождя.

Хотят ли белорусы такой независимости лет через 20-25?»

Как видим, оппозиционеры настроены пессимистически. Один оптимист – Лукашенко.