«Медные трубы» для волонтеров

Оценить
Добровольцам приготовили новое испытание

Концепция проекта федерального закона «О волонтёрстве», подготовленная некоммерческим партнерством «Юристы за гражданское общество» и опубликованная на прошлой неделе в сетевом дневнике депутата Госдумы от «Справедливой России» Ильи Пономарева, вызвала много споров. Слушания в федеральной общественной палате доказали, что эта законодательная инициатива вызывает не только опасения, но и острое неприятие у главных действующих лиц документа – волонтёров.
Почему добровольцы, прошедшие огонь лесных пожаров в 2010-м и воду Крымска сейчас, выступают против государственного регулирования своей деятельности?

Добровольцами и волонтерами – как в нашумевшей концепции, так и в жизни – называют одних и тех же людей. Волонтер/доброволец в России – это и человек, помогавший жителям подтопленной Кубани очищать дворы от трупов животных, и школьник, посадивший дерево в сквере, и студент, помогающий спортсменам и гостям большого турнира не потеряться в новом городе или стадионе. Поле их деятельности огромно. Можно сравнивать заслуги тех и других, но сути дела это не меняет: это люди, добровольно занимающиеся общественно полезной деятельностью.

Объять необъятное

Один из авторов концепции будущего законопроекта член общественной палаты Дарья Милославская довольно доходчиво разъясняет цель документа – создать юридические обоснования. По её словам, сейчас привлечение волонтёров законно для оргкомитета Олимпиады и благотворительных организаций, остальные волонтёры совершают добрые дела без законных на то оснований.

«Само волонтёрство можно рассматривать как деятельность физических лиц в свободное от работы (учебы) время добровольно, без оплаты осуществляющих по поручению организатора добровольное выполнение работ (предоставление услуг) в общеполезных целях», – говорится в документе. Далее приводится список этих целей: от улучшения материального положения малоимущих и содействия предотвращению социальных, межнациональных, межэтнических, религиозных конфликтов до содействия укреплению престижа и роли семьи в обществе и содействия защите материнства, детства и отцовства.

Есть среди них и такие пункты: «подготовка населения к преодолению последствий стихийных бедствий, экологических, промышленных или иных катастроф, к предотвращению несчастных случаев» и «оказание помощи пострадавшим в результате стихийных бедствий, экологических, промышленных или иных катастроф, социальных, национальных, религиозных конфликтов, жертвам репрессий, беженцам и вынужденным переселенцам». И если со вторым понятно, то первый вызывает подозрения, что всю профилактику профессионалы министерства по чрезвычайным ситуациям могут сбросить на плечи волонтеров.

Уже одно только определение самой волонтерской деятельности – «добровольное выполнение работ (предоставление услуг) по поручению организатора» – может отвратить от добровольческой деятельности сотни людей, имеющих возможность ей заниматься. Люди едут не «предоставлять услуги» и «выполнять работы», они едут помогать, по зову души, потому что никто больше не поможет. А законодатели предлагают между благородным порывом души одних людей и горем других вставить посредника, именуемого в концепции законопроекта «Организатор волонтерской деятельности». По замыслу авторов концепции, он, являясь юридическим лицом, должен облегчить жизнь волонтёров тем, что оплатит расходы на дорогу, питание и проживание. Юристы не забыли уточнить статус людей, которым волонтёры помогают. «Третье лицо» – так авторы законопроекта назвали тех, кто принимает помощь.

Добро по договору

Юристы предлагают всем сторонам волонтерской деятельности заключать между собой договоры. Организаторам волонтерской деятельности и волонтерам, а также организаторам и третьим лицам.

В договоре между нанимателем волонтеров и добровольцами должны быть прописаны права и обязанности сторон, порядок и размер оплаты расходов волонтера, вид и срок деятельности волонтера, а также «ответственность организатора и волонтера за неисполнение (ненадлежащее исполнение) договора». За ненадлежащее «оказание услуг» волонтерами нести ответственность предстоит организатору, это необходимо прописать уже в другом договоре.

Идея письменных договоров особенно не понравилась действующим добровольцам, которые занимаются волонтерской деятельностью в экстренных ситуациях. Они уверены, что новый закон «замусорит» бумажной волокитой ту деятельность, которая сейчас прекрасно обходится без лишних документов. К тому же в законе просто нет понятия «волонтер-одиночка».

– Волонтеры – это люди, кто замещают замещает государство, когда оно провалилось. Это единственное, во что стоить верить в нашей стране, единственная прослойка между государством и обществом, которая без бюрократии, напрямую готова помочь человеку, – заявила на слушаниях «Проблемы волонтерства в России. Правовые и практические аспекты» в общественной палате наша коллега и активист добровольного поискового отряда по поиску пропавших без вести «Лиза Алерт» Ирина Воробьева.

Еще более категоричен был руководитель лесного отдела «Гринпис России» Алексей Ярошенко:

– Сейчас много волонтеров работают без помощи государства, без каких-либо официальных рамок, но организационно немалая часть этих ребят работают значительно лучше, чем какие-либо официальные структуры. Не хотелось бы, чтобы законопроект ставил волонтеров вне закона. Я предлагаю от имени Гринпис отказаться либо признать данную концепцию законопроекта негодной или начать ее разработку с нуля.

Сомнительные обещания

Закреплены в концепции и вполне логичные шаги. Например, возможность освобождения волонтеров от налогов и страховых взносов, в счет потраченных ими за время добровольчества личных средств. Однако даже сама Дарья Милославская в своих интервью выражает сомнение, что подобные налоговые послабления удастся ввести.

Также «Юристы за гражданское общество» прописали в концепции законопроекта «О волонтёрстве» ответственность должностных лиц – как федеральных, так и муниципальных – за препятствование или противодействие волонтерству. Но на свежих примерах видно: зачастую трудно будет доказать, что чиновники против волонтеров. Когда от волонтеров требовали перенести лагерь из центра на окраину разрушенного Крымска, это было «противодействие» или «препятствование»?!

В любом случае, до октября, когда закон, как предполагается, внесут в Госдуму, волонтерам и тем, кто хотел бы ими стать, остается ждать, как эта концепция раскроется в большом документе. Авторы пообещали, что прежде, чем инициатива доберется до думских чтений, она пройдет процедуру общественного обсуждения и оценки в Интернете.