Государственная защита костюма

Оценить
Государственная защита костюма
Не был в стране две с небольшим недели, как вернулся, одни разговоры и слышу: закон о цензуре в Интернете, закон об общественных объединениях, ну и прочее. Нет, я согласен – законы вредные и позорно-средневековые, но откуда удивление? Вы что, иного ж

Не был в стране две с небольшим недели, как вернулся, одни разговоры и слышу: закон о цензуре в Интернете, закон об общественных объединениях, ну и прочее. Нет, я согласен – законы вредные и позорно-средневековые, но откуда удивление? Вы что, иного ждали от этих граждан, которые считают себя народными избранниками? Более позорного для страны парламента у нас еще не было.

И его действия ни в коей мере не могут служить поводом для удивления. Сама направленность проголосованных (но не ею, думой, придуманных) законов тоже не должна никого приводить в состояние, близкое к шоковому. Обычный ход истории: сначала народное возмущение, не достигшее своих целей, как следствие – растерянность власти, пошедшей на уступки, затем – наступление политической реакции. Компромиссы, на которые было решилась власть, лишаются всякого смысла, пример – закон о выборах губернаторов. Начинается контрнаступление по всем фронтам. Подтверждений более чем достаточно.

Примерно такая же ситуация сложилась в России после революции 1905-1907 годов. И чем дело закончилось? 17-м, недоброй памяти, годом. Есть еще один очень важный момент – скорость распространения информации. От этого многое зависит, в политической жизни особенно. Такой пример: царские каратели расстреляли в Сибири революционера Ивана Бабушкина. (При советской власти его имя пытались занести на карту Саратова – был Бабушкин взвоз, а стал взвоз имени Бабушкина. Правда, очень скоро всё вернулось на круги своя.) Пока сибирские товарищи сообщили о казни в Женеву или Гельсингфорс (где-то там печаталась ленинская газета «Искра), пока напечатали, пока контрабандой привезли в Питер, глядишь, месяца через три и потянулись питерские пролетарии на демонстрации. А сейчас? Слово сказал – и ты уже в Сети.

Оставим любительские исторические аналогии. Давайте посмотрим, за что борется власть. Отметим при этом, что борется как-то лениво, вполруки, как многое другое делает. Включение клеветы в Уголовный кодекс Владимир Путин, сам же процесс и начавший, предложил тщательно обдумать, чем поставил перед фракцией ЕР неисполнимую задачу. Закон о СМИ – «иностранных агентах» – оказался самодеятельностью депутата Евгения Федорова, уже давно, после дискуссии с Навальным, пребывающего в сумеречном состоянии. Наконец, закон о цензуре в Интернете замаскирован под закон против педофилии. Депутат Елена Мизулина – единственная в стране – в это свято верит. И вообще, что-то много в России говорят о педофилии. Как что не так – например, тарифы повышают, – так сразу активизируются педофилы, и особенно борцы с ними. И вопрос возникает: почему с геронтофилией не борются? Депутаты от Саратовской области могли бы войти в историю, начав эту борьбу.

Так каковы цели всего этого процесса? На мой взгляд, основных функций у нашей современной власти две. Первая – распределение средств, поступающих от экспорта ресурсов. Вторая цель – кадровая политика: надо расставить людей так, чтобы они в полной мере соответствовали исполнению первой задачи.

Остальное – для телевизора. Именно на телеэкранах наша власть мудра, преисполнена понимания людских нужд и сочувствия. Она стоит на страже, она заботлива и помогает каждому. Она честна во всех своих проявлениях, неподкупна и… Каюсь, очень давно не смотрел центральные телеканалы и потому мой перечень их выдающихся достоинств выглядит столь скудно.

Всеми своими последними действиями власть защищает не себя саму, а созданный ей же свой собственный имидж. Масштабную панораму всеобщего благополучия и полного благоденствия. Вся эта картина есть современный парафраз сказки Андерсена, а применительно к нашим пенатам – пьесы Евгения Шварца. «Голый король» называется пьеса. Пока у нас достаточно людей, которые подобно свите шварцевского короля утверждают, что он прекрасно одет. Еще больше обывателей, которые в это верят или просто не смотрят в ту сторону. Но растет число людей, кто во весь голос говорит: «А король-то голый». Именно с ними и ведется нынешняя борьба. Иначе, увидев, что король гол, народ как минимум задумается. Дальше цитируем Шварца: «Они задумались. Задумались, несчастный шут! Традиции трещат! Дым идет над государством!»