Александр Анидалов: Полыхнуть может именно с Саратова

Оценить
Александр Анидалов: Полыхнуть может именно с Саратова
Совсем недавно Александр Анидалов был первым секретарём Балаковского горкома КПРФ. Он устраивал в городе атомщиков креативные протестные акции, собирая на них внушительные толпы народа. Теперь он секретарь Саратовского обкома. К областному центру пок

Совсем недавно Александр Анидалов был первым секретарём Балаковского горкома КПРФ. Он устраивал в городе атомщиков креативные протестные акции, собирая на них внушительные толпы народа. Теперь он секретарь Саратовского обкома. К областному центру пока только присматривается, изучает. Кипучую деятельность обещает начать чуть позже. Переехав в Саратов, Анидалов с Балаково не порвал. Там живёт его семья, находится его работа – он к тому же депутат Балаковского районного собрания. Встретившись с Александром Юрьевичем, мы спросили его о делах партийных и житейских.

– Когда я готовилась к интервью, обнаружила, что в коммунистическом движении активно ведётся дискуссия о будущем КПРФ. Некоторые «красные» считают, что нужно создавать «новую подлинную коммунистическую партию». Как на всё это смотрят саратовские коммунисты? В КПРФ действительно раскол или это такая попытка ослабить партию?

Вы даже больше осведомлены, по-видимому, об этом, чем я. Только что я приехал с пленума ЦК, который проходил в конце июня, и никакого раскола внутри партии не заметил. Тем более нет его и здесь в Саратовском региональном отделении.

Сейчас создаётся множество партий-спойлеров, которые пытаются перетащить у нас голоса. Для этого, по-видимому, и был принят закон о партиях. Уже есть «Коммунисты России», «Коммунисты за Россию», «Россия за коммунистов» и так далее. Я не считаю появление каких-то параллельных структур расколом.

– А как же движение «Аврора», созданное петербургскими коммунистами? У него ещё потом появилась братская организация в Нижнем Новгороде.

Ну, в Питере вообще очень тяжелая ситуация была, пока там наш земляк Рашкин не навёл порядок. Но это не какие-то новые противоречия, это скорее отголоски ситуации с Семигиным была на рубеже веков кремлёвская попытка расколоть нашу партию. Эти попытки периодически возобновляются. Вот сейчас подняли шум якобы со здоровьем у Геннадия Андреевича не очень. Как только коммунисты пытаются поднять волну протеста, им сразу, что называется, по печени дают. Я не раз общался с представителями ленинградской парторганизации, могу сказать, что даже на уровне Питера ситуация с созданием «Авроры» не выглядит сколько-нибудь серьёзно.

– Что там со здоровьем Зюганова на самом деле?

Байку придумали о здоровье. Ему как будто было так плохо, что добрый президент прислал за ним самолёт. Геннадий Андреевич на пленуме был, выступал. Он здоровее меня выглядит.

– Электорат у КПРФ – пожилой, а вы человек молодой. Нестыковка получается.

Мы недавно проводили телефонные опросы, ситуация оказалась на 100 процентов противоположной: молодёжь и люди среднего возраста охотнее проголосовали бы за Зюганова на следующих выборах, чем те, кто старше 65 лет. Пожилые люди зомбированы телеящиком. Так что наш электорат как раз таки молодёжный.

Пример. Я курировал в Балакове президентские выборы. Это были первые за последнее время выборы, на которых студентов не загоняли на избирательные участки. Причину я потом узнал из противоположного лагеря. Всё дело было в том, что процент поддержки Путина среди молодёжи Балакова гораздо ниже, чем в области. То есть за Путина, за «Единую Россию» сейчас больше голосует старшее поколение. А за нас, как за альтернативу, начинают голосовать люди среднего достатка с высшим образованием и молодёжь.

Поэтому сейчас мы активно работаем с молодёжью, причём даже не агитационно-пропагандистски. Мы просто пытаемся политизировать молодых людей, чтобы они начали интересоваться будущим своей родины, своим будущим.

Мы свои партийные ряды активно омолаживаем. Я уже, кстати, не считаюсь молодым. У нас в состав обкома введены ребята до 25 лет. Да и в числе тех, кто пойдёт на выборы в областную думу, тоже сплошная молодёжь. Мы лишь немного укрепили их людьми опытными, известными в области. У наших противников ситуация та же самая. Все понимают, что в ближайшие годы в политическом процессе молодёжь будет играть весомую роль.

– Коммунисты очень любят массовые акции. Многие люди поэтому считают, что деятельность вашей партии сводится только к ритуальным вещам – демонстрациям, пикетам, митингам. Почему так мало известно о конструктивной стороне деятельности – законодательных инициативах, каких-то конкретных делах?

Вы лучше меня, наверное, знаете, что Ольга Алимова занимала первое место по законодательным инициативам в областной думе. Теперь она первая и в Государственной думе. Балаковские депутаты тоже активны. За последние два-три месяца мы выступили с несколькими инициативами по детям войны, по детскому отдыху. Но оппозиционным партиям приходится достаточно тяжело.

Насчёт массовых акций. С их помощью удалось многого добиться. Мнение о том, что митинги неэффективны, что на них ходить не надо, что это лишь способ пиара для коммунистов, навязывает людям власть. Потому что власть боится народа.

Всего два примера приведу. Они балаковские. Просто пока они мне ближе, я в Саратове только начал работать. После того как на улицы вышли тысячи жителей Балакова, в их коммунальных платёжках в течение года не появилось ни одной корректировки. К нам привезли кучу проверок, ни одна управляющая компания даже пискнуть не посмела. Потом балаковцам попытались поднять нормативы на воду. Народ вышел на улицы со свистками, свистели так, что депутаты районного совета выступать не могли. В итоге нормативы подняли, но не в два раза, как планировали, а на 20 процентов.

Неизвестно, как бы всё это сложились, если бы тех акций не было. У нас нет СМИ, у нас нет ресурсов, поэтому мы выходим на улицу и доносим свою позицию до людей.

– Кстати, насчёт людей. На акции КПРФ в Балакове тысячи на улицы выходят. Город меньше, а народ активнее – в Саратове в последнее человек триста от силы собирается. Это зависит от инертности населения или просто работа здесь не так активно велась в данном направлении? А теперь вот вы пришли, как начнёте людей на улицы выводить!

Я думаю, иллюзии на этот счёт строить не стоит. Это не та ситуация, когда привели одного человека, и сразу всё изменилось. Во-первых, Саратов, по моему ощущению, по-прежнему город аяцковщины. Город, который задавлен всеподавляющим воздействием административного ресурса в СМИ, в вузах, на работах и т. д. Это город промышленной депрессии, пусть это и звучит несколько обидно. Закрытые заводы. Люди в отчаянии, люди думают о хлебе насущном на завтрашний день. Им не до каких-то политических дел. Когда народ опущен ниже определённого уровня, его уже политика не интересует, у него нет сил сопротивляться, он сварился. Но мы знаем характер нашего народа. Он долго терпит, но когда его терпение кончается, когда терять уже нечего, может полыхнуть. Я опасаюсь, что полыхнуть может именно с Саратова.

На здании консерватории висит табличка, информирующая о том, что там была провозглашена советская власть. Это же произошло буквально на следующий день после событий в Петрограде. Вот эта революционная традиция, я надеюсь, ещё сохранилась. Думаю, что всё поправимо, и Саратов покажет себя, свои возможности. Надеюсь, даже в ближайшее время. Говорят, революцию делает не оппозиция, революцию делает власть. Если власть сейчас совершенно упустит ситуацию из-под контроля, тогда она и огребёт.

– КПРФ сейчас активно выступает против вступления России в ВТО. Почему?

У нас есть аналитика, причем сделана она не только нами, а ещё и министерством финансов страны, только о ней никто не говорит. Согласно ей более 40 тысяч неконкурентоспособных предприятий, а они в основном работают в регионах, будут закрыты. Из-за массового закрытия производства более 30 миллионов человек потеряют работу. Миллионы гастарбайтеров из Китая и Средней Азии, согласные трудиться за копейки, хлынут в Россию. Зарплата же у тех россиян, кто работу не потеряет, по самым скромным оценкам правительства, упадёт на 11,5 процентов.

Сокрушительный удар вступление в ВТО нанесёт по селу. Просто на ура будет уничтожена мясная и молочная промышленность, потому что мы не в состоянии конкурировать с генно-модифицированными продуктами, которые хлынут к нам по дешёвке из-за рубежа. К сожалению, мы не имеем традиции читать то, что написано на упаковках, поэтому народ будет травиться, а наше сельское хозяйство – умирать. Вот вам факт: на Украине, когда она вступила в ВТО, за семь месяцев была полностью уничтожена сахарная промышленность.

До уровня европейских повысятся внутренние цены на энергоносители. А это значит, что увеличатся тарифы ЖКХ, поднимутся цены на проезд. По подсчётам, этой осенью коммунальные услуги за трёхкомнатную квартиру будут стоить от восьми тысяч рублей. Потери бюджета страны, по самым скромным оценкам министерства финансов, составят к 2020 году триллионы рублей, а в первый же год, в год вступления, мы потеряем десятки миллиардов.

– Кому же это выгодно, раз всё так плохо будет?

Это выгодно лишь нефтяным, газовым и металлургическим лобби. Почему СССР в своё время рвался в ВТО, а его не пускали? Потому что советская экономика была готова к вступлению, была конкурентоспособна, а нефть, газ, металл принадлежали государству. А теперь вдруг Западу понадобилось принимать нас в ВТО, даже Грузию с Польшей, не самые дружественные нам страны, заставили все документы подписать. Почему? Потому что на Западе сейчас кризис, иностранцам нужны наши дешёвые нефть, газ, металл. Они наши ресурсы заберут и заодно огромный рынок сбыта для своих товаров получат.

Мы, кстати, поднимаем ещё одну замалчиваемую властями тему размещение базы НАТО в Ульяновске. Только представьте, подлётное расстояние оттуда до Балаковской АЭС 20 минут, никакого ядерного оружия не надо.

Возвращаясь к теме ВТО: Запад ещё продавил пункт, по которому международные законы будут иметь приоритет над российскими. В случае если какие-то иностранные структуры решат, что их здесь каким-то образом прижимают, они имеют право защищать свои интересы вплоть до вооруженного вторжения. Мало того, мы подписали договор, согласно которому НАТО в случае стихийных бедствий и народных волнений имеет право на нашей территории применять свои войска для их предотвращения и ликвидации последствий. Мы знаем, что в Сирии творится, что в Ливии…

Саратовцы, проходя по улице и читая наши лозунги, могут подумать: «Какое НАТО, какое ВТО, мне кушать нечего, не на что ребёнка в школу собрать!» Между этими вещами только на первый взгляд нет ничего общего. К сожалению, мы до народа пока не можем донести цепь логических взаимоувязок на этот счёт. В этом, наверное, и есть миссия, которую пока мы, компартия, не выполняем. Это единственное, за что нас можно упрекнуть.

– На пленуме ЦК, где вы недавно были, говорили о первичках. О чем именно – их важности? Необходимости укрепления? Как дела с первичками обстоят в Саратовской области?

Люди, которые сидят у власти, учились в наших же университетах марксизму-ленинизму и прекрасно знают, как бороться с коммунистической идеологией. Они запретили создание первичных партийных организаций на производстве, сказав, что партия теперь может строиться только по территориальному принципу. Это очень тяжело, потому что людей, живущих рядом друг с другом, сейчас почти ничего не объединяет. Ну, может быть, какие-то проблемы в доме, мусорки, которые не убираются, или парк, который сносят. В основном людей объединяют проблемы на производстве. Мы пытаемся сейчас нивелировать сложившуюся ситуацию, у нас происходит реструктуризация первичных отделений. Всё более актуальным вопросом становятся молодёжные первички. Есть у нас ряд интересных идей о работе первичного звена, но я всех карт раскрывать не будут.

– На какие средства существуют первички?

Ничего тайного нет. Есть небольшое финансирование из ЦК, есть разные структуры, которые перечисляют нам пожертвования. Люди тоже жертвуют нам деньги. Тут недавно одно СМИ подсчитало, во сколько я обхожусь обкому. Получилось у них 500 тысяч вроде. И квартиру мне снимают, и машину под меня купили, и личного секретаря с помощниками мне приписали. Так вот, нет ничего этого на самом деле. Живу я в партийном помещении, езжу на собственном «Рено Логане». Вот так действительно и живёт партия. У нас в первичных организациях основная масса работает за совесть. Так же обстоят дела и в райкомах, и в горкомах, и в обкоме. Нормально финансироваться оппозиционная партия не может. Как только находится спонсор, его тут же от нас отваживают. Они это делать умеют.