Псалом два-восемь-два от депутата-единоросса

Оценить
Псалом два-восемь-два от депутата-единоросса
Язвительная «антипремия», присужденная патриарху Кириллу, вызвала в недрах партии власти попытку изменить Конституцию

Недавно депутат от «Единой России» Алексей Журавлев предложил усилить санкции пресловутой статьи 282. При этом Журавлев имел в виду наказание конкретных людей за конкретный поступок. А именно ведущих передачи «Серебряная калоша» за репризу в адрес патриарха.

Авторы: Дмитрий Козенко, Мария Алексашина

Псало́м («хвалебная песнь») – гимны иудейской и христианской религиозной поэзии и молитвы из Ветхого Завета.

Они составляют Псалтырь, 19-ю книгу Ветхого Завета. Авторство псалмов традиционно приписывается царю Давиду (около 1000 до н. э.) и нескольким другим авторам, среди которых Авраам, Моисей и другие легендарные личности.

Статья 282 Уголовного кодекса РФ. Возбуждение ненависти либо вражды, а равно унижение человеческого достоинства.

«Действия, направленные на возбуждение ненависти либо вражды, а также на унижение достоинства человека либо группы лиц по признакам пола, расы, национальности, языка, происхождения, отношения к религии, а равно принадлежности к какой-либо социальной группе, совершенные публично или с использованием средств массовой информации, наказываются штрафом в размере от ста тысяч до трехсот тысяч рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период от одного года до двух лет, либо лишением права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью на срок до трех лет, либо обязательными работами на срок до ста восьмидесяти часов, либо исправительными работами на срок до одного года, либо лишением свободы на срок до двух лет».

Защитник веры Журавлев

Тут хорошо бы понять: Журавлев действительно не понимает, что он говорит, или тупо занимается самопиаром? Или – это третий вариант – хочет в очередной раз изменить Конституцию России? Ибо в Конституции, в ее 54 статье, сказано:

«1. Закон, устанавливающий или отягчающий ответственность, обратной силы не имеет.

2. Никто не может нести ответственность за деяние, которое в момент его совершения не признавалось правонарушением. Если после совершения правонарушения ответственность за него устранена или смягчена, применяется новый закон».

Или депутат Журавлев не читал Конституцию страны, которой он, наравне с другими депутатами, как бы руководит, и это вполне возможно. Или, что тоже очень вероятно, Конституция ему не указ.

Наверное, надо написать, кто он: новатор российской политики и истовый защитник православия. Но для начала замечу, что, как только прочитал об инициативе г-на Журавлева, сразу подумал: не иначе бывший комсомольский деятель. Ибо нет у нас в стране больших ревнителей веры, чем отставные офицеры КГБ и бывшие комсомольские работники. Интуиция не подвела. Сайт воронежской ЕР сообщает: «Трудовая деятельность Журавлева началась в КБХА, в должности мастера. (КБХА – конструкторское бюро химавтоматики – занималось разработкой ракетного топлива. – Д. К.) Здесь же он был избран секретарем комитета комсомола. Чуть позже он стал заведующим экономическим отделом Воронежского обкома ЛКСМ.

С середины 90-х годов Алексей Александрович занимался общественной, политической и административной работой. Неизменным на протяжении многих лет оставалось одно – верность патриотическим взглядам, стремление сохранить национальные корни своего народа не только на областном, но и на федеральном уровне.

С декабря 2011 года депутат Государственной думы РФ шестого созыва».

Ну вот и решил депутат «защитить национальные корни своего народа» на всех уровнях. А именно судить по 282-й не только ведущих и организаторов премии «Серебряная калоша», но и девушек из группы Pussy Riot за оскорбление верующих через нападки на патриарха Московского и всея Руси Кирилла.

Журавлев считает, что если будут приняты эти поправки, то авторам «Серебряной калоши» грозит штраф в 300 тысяч рублей или лишение свободы на срок до двух лет. Когда патриарху вручили «Серебряную калошу», это тоже была 282-я статья, – считает Журавлев, – на патриарха нападают из-за его патриотической позиции, это оскорбление чувств православных.

Напомним, что патриарх Кирилл удостоился «Серебряной калоши» «за непорочное исчезновение часов» в номинации «Руки по локоть в чудесах». Ведущие передачи упорно зазывали его гражданином Гундяевым, что, по всей видимости, Журавлев со товарищи посчитал оскорблением. Вокруг золотых часов Breguet минувшей весной разразился громкий скандал. На фотографии часы на руке патриарха были заретушированы, но отражение часов на лакированном столе убрать забыли.

Глава РПЦ уверял, что у него никогда не было часов за 30 тысяч долларов, но позже-таки нашел их среди множества подарков.

Кстати, расширение санкций 282-й статьи – не единственная удивительная инициатива депутата Журавлева. То за отличие в труде он предлагал ввести звание «Труженик России». Это как бы Герой Социалистического Труда, но на современный лад. То агитировал за начальную военную подготовку в школах, доказывая, что это поможет вырастить патриотов. Похоже, что для Журавлева умение стрелять из автомата Калашникова и любовь к Родине – тождественные понятия.

Путешествие во времени

Пока депутаты от правящей партии не спешат поддержать инициативу своего коллеги – отмашки не было. Нет, не в смысле ужесточения санкций, с этим-то у нас никаких проблем в последнее время не бывает, а в смысле придания обратной силы статье 282. Уж больно непредсказуемые могут получиться последствия. Понятно, иных уж нет, не достанешь, но после них остались книги. А что делать с книгами, Журавлеву и иже с ним могут подсказать младшие товарищи по партии. Помнится, они уже устраивали с огоньком перформанс с книгами Владимира Сорокина. Так что прецедент есть.

Начать можно с протопопа Аввакума. Самого раскольника сожгли в Пустозёрске, и я что-то не слышал мнения современной РПЦ по этому поводу. Но вот что делать с «Житием», великой книгой, но по отношению к никонианской (православной) церкви весьма нелицеприятной? У вас есть мнение по этому поводу, г-н Журавлев?

С Пушкиным, который наше всё, что делать? «Сказку о попе и работнике его Балде» Свято-Троицкий собор города Армавир на Кубани уже переиздал тиражом в 4000 экземпляров. Но переиздал в варианте, переработанном Василием Жуковским, – из цензурных соображений. Там вместо попа – купец. Стало быть «Сказ о купце и работнике его Балде». Ну и рифмочки у вас! Ладно, а с «Гавриилиадой» что делать? Предать поэта анафеме или списать на юношеские шалости? Есть еще и вопросы по Толстому Льву Николаевичу. Современные богословы, диакон Андрей Кураев, например, пишут статьи, что писатель в сущности не был христианином, посему анафема ему вроде никакого вреда и причинила. Толстому – да, а самой православной церкви? Не самое радужное пятно на её хоругвях.

Пойдем ближе к современности. Полагаю, что г-н Журавлев и другие его сторонники в силу большой занятости государственными проблемами не сильно увлекаются русской поэзией. Но думаю, если им прочесть Андрея Вознесенского, то они сильно возбудятся, в том смысле что начнут бубнить об оскорблении чувств и привлечении к ответственности. Я, например, такие строчки имею в виду из поэмы «Авось»:

И вздрогнули складни, как створки окна.

И вышла усталая и без наряда.

Сказала: «Люблю, больше нет сладу,

Ну что тебе надо еще от меня?»

Это ведь о Богородице идет речь, господа депутаты и прочие ревнители.

Запомни, изменяя мне…

Не мной отмечено, что все защитники православной веры от мнимых по большинству угроз сразу берут высокую ноту, утверждая, что после не очень смешной шутки под угрозой оказались все православные, вся церковь. Да и Родина тоже в опасности. Были такие юмористические строчки, они здесь как раз к месту: «Запомни, изменяя мне, ты изменяешь всей стране».

Известный спикер РПЦ протоиерей Всеволод Чаплин считает, что вручение «Калоши» патриарху является оскорблением каждого православного человека. Глава ассоциации православных экспертов Кирилл Фролов заявляет, что «Калоша» распространяет информационную радиацию, убивающую нашу государственность и наш народ. (Заметим в скобках, что сама православная церковь считает г-на Фролова сектантом-обновленцем и сомневается в его душевном равновесии.) И так далее. И вызывает обратную реакцию. Конец света не наступит от шуток о часах патриарха, как бы нас ни пытались уверить в обратном. А многомесячное заточение трех девушек из Pussy Riot, да еще с циничным объяснением «ради их же безопасности», никаких чувств кроме сочувствия к девушкам не вызывает. И потом, думаю, что многих депутатов и прочих начальников у нас не любят, и при встрече с народом может всякое случиться. Но никто не отправляет их в следственный изолятор ради их безопасности.

От всех этих малопонятных действий начинаешь сомневаться, в светском ли государстве мы живем. Когда следователь по делу Pussy Riot пишет в обвинительном заключении, что обвиняемые «попытались обесценить веками оберегаемые и чтимые церковные традиции и догматы», закрадывается беспокойство и за себя. Не соблюдаю пост, не хожу к заутрене, не крещусь на купола. Нет ли в этом обесценивания «церковных традиций и догматов»?

Русская православная церковь и ее защитники – на мой взгляд, кроме ущерба репутации ничего РПЦ не приносящие – все они делают вид, что не понимают, отчего это вдруг начались нападки на церковь и патриарха. Никакого секрета в том нет. Когда в стране после фальсификации выборов начали расти протестные настроения, многие надеялись, что церковь встанет над схваткой и даже будет посредником в диалоге между обществом и властью. Этого не случилось. РПЦ однозначно встала на сторону власти. Помните: «истинно православные на митинги не ходят»?

Российское общество расколото. Русская православная церковь, как, впрочем, и всегда, оказалась в одной упряжке с властью и в противостоянии с частью общества. И отвечает РПЦ на критику методами, больше присущими власти мирской, нежели духовной. Отсюда и появляются странные гибриды псалма и статьи «за экстремизм».

***

«Вопрос о том, в светском ли государстве мы живём, сильно запоздал»

Можно ли считать наше государство светским, если даже после невинных в принципе шуток в адрес иерархов православной церкви молниеносно находятся депутаты, требующие ужесточить карательное законодательство? Или же Россия идет по пути превращения в теократическое государство?

Владимир Милов, председатель партии «Демократический выбор»:

ТОЛЬКО ПОТУГИ

Для того чтобы превратиться в теократическое государство, нам нужен совсем другой уровень религиозности в стране. Я вижу, что вот все попытки насадить религию как политический институт сопровождаются довольно равнодушным восприятием обществом религии. Посмотрите на цифры: пятьдесят процентов родителей выбрали для своих детей в школах основы светской этики, основы православной культуры – только треть. Это показатель того, что тем, кто хочет превратить светское общество в религиозное, нужно будет очень сильно постараться. Пока это только потуги.

Николай Асафьев,заместитель координатора саратовского регионального отделения ЛДПР:

У ПАРТИИ ТЕХНИЧЕСКОГО БОЛЬШИНСТВА НЕТ ЧУВСТВА ЮМОРА

Мы всегда выступали за то, чтобы статью 282 вообще отменить. Потому что она лично мне всегда напоминала закон, работавший во времена Великой французской революции. Назывался тот закон «О подозрительных». Согласно этому документу, страж порядка мог посадить в тюрьму любого, кто не вызывал у него доверия. В нашем государстве для тех, кто иначе думает и говорит, есть статья 282. А для тех, кто еще и выходит на улицу со своими мыслями, есть уже новое жесткое законодательство о проведении митингов.

Я с большим уважением отношусь к христианству и к православной церкви, несмотря на существующие перегибы. Но я понимаю, что эта ситуация с часами должна вызывать улыбку и не больше. Над ней можно и нужно посмеяться и забыть (сделав, однако, выводы). Что, собственно, и сделали ребята с радио «Серебряный дождь» своей антипремией «Серебряная калоша». Однако люди из партии технического большинства не только не обладают чувством юмора, но и не понимают, что живут в светском государстве с претензией на демократичность. Но, как говорила моя бабушка, на каждый роток не накинешь платок.

Григорий Ахтырко, правозащитник:

НЕ НАДО ЛОМИТЬСЯ, КАК БАРАНЫ, В ОТКРЫТЫЕ ДВЕРИ

В своё время я был соорганизатором пикета по делу группы Pussy Riot. Мы не могли смириться с тем, что им инкриминируют статью 213 часть вторую Уголовного кодекса «Хулиганство», по которой их могут осудить на срок до семи лет лишения свободы. В то время как они своей песней и танцем нарушили статью 148 УК РФ «Воспрепятствование осуществлению права на свободу совести и вероисповеданий». По этой статье их могут наказать максимум тремя месяцами ареста, которые они уже отсидели. Мы вышли на улицу не столько защитить права этих конкретных девушек, сколько защитить права всех граждан. Ведь очевидно, что никакого злостного хулиганства в действиях Pussy Riot нет. Что касается статьи 282-й, то я и сам «под ней хожу». Потому что кто-то из моего дома разместил на каком-то форуме (мне до сих пор неизвестно, на каком) комментарий, «возбуждающий» ненависть.

Депутат Журавлев, оскорбленный вручением патриарху антипремии с формулировкой «Руки по локоть в чудесах», просто решил пропиариться на этой ситуации. Не более того. В статье 282 итак есть формулировка: «действия, направленные на возбуждение ненависти либо вражды, а также на унижение достоинства человека по отношению к религии». То есть не за веру даже, а за отношение к религии. Получается: не любишь ты православие или ислам, не люби молча. Депутат этот, выходит, как баран, в открытые двери ломится. Лучше бы съездил к своим избирателям и помог им материально.

Роман Арбитман, писатель:

ЛЮДИ У ВЛАСТИ ДЕМОНСТРИРУЮТ СВОЮ КОНФЕССИЮ

Мне кажется, вопрос о том, в светском ли государстве мы живём, сильно запоздал. Примерно лет на десять. Так как люди, находящиеся у власти, сегодня старательно демонстрируют свою конфессиональную принадлежность. И всем уже совершенно очевидно, какое вероисповедание у нас главное.

Илья Майоров, сопредседатель общественной организации «Русский блок – Саратов»:

ЗАЩИЩАЮТ ПАТРИАРХА КАК ЧИНОВНИКА

Данные поправки носят не религиозную составляющую. Они абсолютно светские. И защищают не религиозные чувства, а патриарха как чиновника, главу крупной конфессии. Для примера можно сравнить выставки Марата Гельмана, которые оскорбляют верующих, и не только христиан, их даже не пытаются подвести под 282-ю статью. Поэтому переживать, что государство перестает быть светским, не стоит, оно, наоборот, пытается распространить свою светскость на религиозных деятелей, втягивая их в процессы, не имеющие отношения к религии и вере.

При религиозном государстве законодательство стало бы абсолютно другим – проще и жестче, тут нам примером может служить Иран.

Василий Артин, депутат городской думы:

ЗАВТРА ОСМЕЯНИЮ И ОСКВЕРНЕНИЮ МОГУТ ПОДВЕРГНУТЬСЯ МЕЧЕТИ, СИНАГОГИ, ДАЦАНЫ

То, что происходит в настоящий момент с многочисленными атаками на РПЦ, не может не вызывать должного опасения со стороны прогосударственных общественных сил и возмущения со стороны всех верующих, и не только православных. Ведь у нас «свобода слова», и многие понимают её как «что хочу, то и говорю; неважно, как, когда и про кого». Уже в свое время подвергались осмеянию и дискредитации институты морали, семьи, армии, президента и т. д. Потому как если сейчас нападки идут на православную церковь, завтра осмеянию и осквернению могут подвергнуться мечети, синагоги, дацаны.

К сожалению, технология информационных атак на чувства верующих постоянно усложняется, становится всё более изощреннее, отвязнее. Все, кто раскачивал ситуацию в стране в декабре 11-го года – мае 12-го, спокойно продолжают это делать, но уже другими способами. И государство, общество в настоящий момент не могут предложить адекватного правового ответа для противодействия подобным «творческим самовыражениям» некоторых граждан.

То, что государство должно защищать системообразующие и государствообразующие смыслы и институты, у здравомыслящих людей не вызывает сомнения. Инициатива депутата Журавлева – одна из попыток сделать это. Не думаю, что, если государство будет более активно выполнять свою прямую функцию, Россия станет менее светской. Но административно-правовые меры не всегда здесь эффективны, ведь атаки идут на смыслы, идеи. Санкции дают очень ограниченный и кратковременный эффект. Здесь нужны меры другого характера, более тонкие инструменты.

***

Блогеры против

Сама премия «Серебряная калоша» ежегодно становится информационным поводом для обсуждения в блогах и различных соцсетях. На этот раз самой обсуждаемой стала та её часть, где патриарх Кирилл получил премию «за непорочное исчезновение часов», обойдя в номинации «Руки по локоть в чудесах, или «Чуровщина года» даже самого председателя ЦИК Владимира Чурова.

Вторую волну обсуждения премии вызвали как раз заявления депутата Госдумы от «Единой России» Алексея Журавлёва об ужесточении наказания по статье 282 УК РФ. Так, пользователь «Живого журнала» социальный аналитик Владимир (vladimir-aprg) задается вопросом: «Принятие этих поправок сделает возможным криминализацию, например, вручения сатирической премии «Серебряная калоша» патриарху Кириллу или акции феминистской панк-группы Pussy Riot в храме Христа Спасителя. Тогда организаторам «Серебряной калоши» может грозить до двух лет лишения свободы или штраф в размере 300 тысяч рублей. Эти поправки однопартийцы Журавлева сейчас дорабатывают и собираются вынести их на обсуждение Думы осенью. Как только эта инициатива членов «ПЖиВ» будет реализована в закон, мы получим Касту высших сановников, действия которых невозможно будет даже и обсуждать! Тем самым, в России будет реализована самая изощренная форма восточной деспотии. Надо ли это нам, гражданам России?»

Журналист Олег Лурье в своём блоге на сайте радиостанции «Эхо Москвы» продолжает задавать вопросы и интересуется, «поменяет ли «Единая Россия» Конституцию, чтобы достойно наказать Pussy Riot и «Серебряную калошу». Автор напоминает о 54 статье Конституции и удивляется: «О том, что закон, отягчающий вину, не имеет обратной силы, знает каждый студент провинциального юрфака. Неужели депутатам настолько срочно надо было «наехать» на организаторов премии и помочь следствию по давлению на Pussy Riot, что случайно проскочили мимо Конституции и даже не споткнулись».

Писатель Михаил Гуров в том же сайте «Эха» поражается не партийной инициативе, а действиям самого патриарха: «Помню, в бытность мою студентом Московской духовной семинарии патриарх, тогда еще митрополит Смоленский, приезжал к нам и выступал перед нами, будущими священниками. Он говорил, что русская деревня давно умерла, и наше пастырское служение будет протекать в городах. Что наша паства – это в первую очередь люди образованные, активные, неравнодушные. Именно их надо воцерковлять. Им надо являть Христа. Им надо идти навстречу и протягивать руку помощи. А за ними потянутся и все остальные.

Но сегодня, когда я читаю о реакции патриархии на выпады в адрес церкви, я удивляюсь: а своим сотрудникам он этого не говорил? Или времена так сильно изменились?»

Журналист Антон Орехъ и вовсе отнёс депутата Журавлёва к людям, «которые в борьбе за толерантность, за уважение к чувствам, за человеческое достоинство готовы кого-нибудь на куски распилить и прах развеять». «Мне не понравилось, что мирское имя патриарха Кирилла с ухмылочкой склоняли и так и этак. Была бы у него фамилия Иванов, никто ее и не вспомнил бы. Но у патриарха фамилия, которая кому-то кажется смешной, поэтому ее и поминают по поводу и без. Однако история с часами, и правда, вышла поганая. Когда в храмах стоят тысячи бабулек с нищенскими пенсиями и жертвуют на храм последнее, а глава церкви носит часы за десятки тысяч долларов, а потом эти часы воровато стирают «фотошопом», то при чем здесь разжигание вражды?» – заключает Орехъ.

Конечно, сколь угодно долго можно говорить, что оскорбленные верующие в блогах не пишут, а смиренно молятся в храмах, поэтому их позиции в Интернете не узнать. Может, стоит нашему патриарху по примеру папы римского завести себе хотя бы твиттер-аккаунт и вести его самостоятельно, без помощи сотрудников пресс-службы? И перестать уже ругать и обвинять информационное пространство, став наконец его участником.