Не смейтесь над полицией, она «играет» как умеет

Оценить
Не смейтесь над полицией, она «играет» как умеет
Произвол, граничащий с откровенной глупостью: так силовые структуры борются с оппозиционерами

Разные личности с постными лицами и рыбьими глазами талдычат нам с трибун: «Мы живем в правовом государстве». Иногда сбиваются и говорят: «Мы строим правовое государство». Как на самом деле выглядит это «правовое государство», наши журналисты рассказывают на примере недавних саратовских событий.

Авторы: Елена Иванова, Мария Алексашина

На Курмангали «будет и справка»

Разные политические силы заняты поиском оригинала записи разговора Мухамбетова предположительно с заместителем председателя правительства Саратовской области Моисеевым.

На прошедшей неделе был то ли вызван, то ли не вызван на допрос в отдел полиции Марксовского района Курмангали Мухамбетов. Напомним, член КПРФ Мухамбетов – житель села Александровка Марксовского района. Человек, требующий признать выборы на семи участках района недействительными. Члены участковых избирательных комиссий признаются, что их подписи под протоколами итогов голосования поддельные. Марксовский городской суд счел эти нарушения незначительными, отказал в удовлетворении требований Курмангали, в том числе в проведении почерковедческой экспертизы. Саратовский областной суд оставил его решение без изменения.

Курмангали просил суды первой и второй инстанции приобщить к делу запись его разговора с тогдашним главой Марксовского района, а ныне заместителем председателя правительства Саратовской области Юрием Моисеевым. В разговоре человек с голосом, похожим на голос Моисеева, рассказывает, что и сам ненавидит этот режим, резко отзывается о Путине, выражает готовность поддержать революцию, признается в нарушениях на выборах в районе и предлагает Курмангали деньги, квартиру и работу в обмен на то, чтобы тот забрал заявление из суда. Суды отказали Мухамбетову приобщить запись к делу, после чего тот выложил ее в Интернет.

Аудиозапись наделала много шума в российской прессе, министр печати Саратовской области Роман Чуйченко заявил: «Это откровенный монтаж и фальсификация. Я думаю, если Курмангали Мухамбетов сделает официальное заявление, что он причастен к распространению этой записи, то он будет обвинен в клевете и стопроцентно проиграет в суде».

Вынужден был дать комментарий и сам Моисеев, предположивший, что аудиозапись сфабриковала команда прежнего губернатора Ипатова: «Многие ниточки ведут к прежнему руководству области. У меня есть все основания предполагать, что сфабрикованная против меня провокация – их рук дело. Я убежден, что она стала ответом на мои первые шаги на новом посту».

Депутат Государственной думы от КПРФ Ольга Алимова, как пишет интернет-газета «Четвертая власть», опровергла какую-либо причастность партии к скандальной аудиозаписи с участием Юрия Моисеева. Алимова высказала предположение, что аудиозапись может оказаться подлинной, но не исключила того, что к обнародованию компромата на заместителя председателя правительства могут быть причастны и некие силы во властных структурах региона. «Она же знает, что это правда», – вздыхает Курмангали, сидя у нас в редакции. Позже газета «Коммунист» опубликовала заявление секретариата комитета Саратовского областного отделения КПРФ о принципиальной поддержке позиции Мухамбетова, обнародовавшего материалы, свидетельствующие об административном давлении на выборах в Марксовском районе.

В редакцию «Газеты недели в Саратове» на прошедшей неделе поступали звонки от «доброжелателей», близких к властным структурам, рассказывающих, что Курмангали Мухамбетов «просто городской сумасшедший». А люди из окружения «Единой России» уверяли, что «будет и справка».

Сам Курмангали, обычный маленький человек, решивший бороться за справедливость, удивляется: «Что слушать сплетни? Проверьте выборы, проведите почерковедческую экспертизу и докажите, что они были честными! Благодаря этой «химии», творившейся в УИК и ТИК, я лично не знаю, голосовало ли большинство избирателей за ЕР и Путина». Больше всего Курмангали удивляет факт, что людей, прослушавших скандальную запись, беспокоит не то, что Юрий Михайлович с голосом, похожим на голос заместителя председателя правительства области Моисеева, подтвердил факт фальсификаций и пообещал при необходимости сжечь протоколы итогов голосования, а то, что он обругал Путина.

Кстати, в суд Курмангали, как он признается сам, обратился только потому, что послушал Путина и Володина, призывавших доказывать факты нарушения выборного законодательства в судебном порядке. «Вот я и просил судью Фролову в Марксе, судью Коршунова в Саратове провести почерковедческую экспертизу, приобщить к делу данную аудиозапись. Они отказались. Я решил запись обнародовать. Пусть люди теперь сами судят о том, как прошли выборы. Я вообще не понимаю, что это за война такая происходит на выборах? Нас пытаются объегорить, а мы вынуждены изображать жандармов, наблюдая за выборами. Я вытащил эту запись, потому что хочу почистить заразу, которая съедает нашу избирательную систему».

«Что ты хочешь? – спрашивает у Курмангали случайно зашедший в редакцию гость. – Славы, пиара, политической карьеры, денег?» И минут через десять машет в его сторону рукой: «Понятно, ты последний романтик...»

«Последнему романтику» и по сей день предлагают деньги, квартиру, работу… В сглаживании конфликта заинтересована и казахская диаспора, представители которой просят Курмангали успокоиться. Курмангали отказывается от материальных благ. Говорит, что не боится давления, потому что ему терять нечего – у него нет ни денег, ни работы, ни жилья. В то, что его можно привлечь к ответственности за клевету, не верит: «Я же говорю правду…» Тем не менее, на прошедшей неделе он был вызван на допрос. Впрочем, когда Саратовское объединение избирателей предоставило Мухамбетову адвоката, и полиция, и другие заинтересованные лица приложили максимум усилий, чтобы допрос не состоялся.

Интересные вещи о вызове Мухамбетова на допрос рассказывает его адвокат Андрей Ерёмин:

«Со слов моего доверителя Курмангали Мухамбетова, 11 июня 2012 года к нему приехали сотрудники полиции отдела МВД России по Марксовскому району Саратовской области и, применив психологическое давление, состряпали от его имени письменное объяснение, принудив подписать данный документ, который он даже не читал. При этом моему доверителю не разъяснили, в связи с чем производится данное проверочное действие, а также не разъяснили положений 51-й статьи Конституции Российской Федерации, в соответствии с которой «никто не обязан свидетельствовать против себя самого, своего супруга и близких родственников».

После этого Курмангали была вручена повестка о вызове на допрос 13 июня 2012 года к 9 часам утра к старшему следователю отдела МВД России по Марксовскому району Саратовской области, майору юстиции Стоякину Сергею Николаевичу. В повестке значилось, что Мухамбетову К. М. в соответствии со ст. 188 УПК РФ необходимо явиться на допрос в качестве свидетеля. Данная статья УПК РФ регламентирует порядок вызова на допрос свидетеля и потерпевшего. Появление лиц с указанным процессуальным статусом возможно только после возбуждения уголовного дела, однако, как стало известно, уголовное дело не возбуждалось.

По прибытии в город Маркс 13 июня 2012 года около 8 часов 30 минут я встретился с моим доверителем и с его слов узнал, что за несколько минут до этого ему позвонил Стоякин и отменил планировавшийся допрос, сославшись на то, что ему нужно срочно куда-то уехать. В это же время к Курмангали в моем присутствии подошел мужчина казахской национальности, который заявил, что «порешал все вопросы» и нам нет необходимости следовать на допрос в полицию. На мой вопрос, кто этот человек, Курмангали ответил, что это представитель местной казахской диаспоры и что это не первая попытка воздействия на него, причем не только через правоохранительные органы, но и через уважаемых представителей диаспоры.

Несмотря на такое странное «стечение обстоятельств», мы все-таки приняли решение явиться к следователю в указанный в повестке срок.

По прибытии к следователю Стоякину последний заявил, что очень сильно занят, не может нас принять, и проводил к и. о. начальника следственного отдела майору юстиции Макарову Д. В., от которого нам стало известно, что никакого уголовного дела нет, а проводится доследственная проверка (КУСП № 2799 от 11.06.2012 г.) по заявлению гражданина Моисеева Ю. М., работающего заместителем председателя правительства Саратовской области, о привлечении к уголовной ответственности за клевету неизвестных лиц, которые 05.06.2012 года распространили в средствах массовой информации и сети Интернет заведомо ложные сведения, порочащие его честь и достоинство и подрывающие его репутацию. Мое возражение о том, что состав данного преступления был декриминализирован и ст. 129 УК РФ «Клевета» была признана федеральным законом от 07 декабря 2011 года № 420-ФЗ утратившей силу, а соответственно, и никакой проверки по факту, не являющемуся уголовно наказуемым, производиться не может, на Макарова Д. В. никак не подействовало. На мое требование немедленно прекратить проверку и вынести решение об отказе в возбуждении уголовного дела за отсутствием события преступления Макаров заявил, что производство такой проверки ему поручено «руководством свыше», поэтому принять решение по заявлению Моисеева Ю. М. он сможет только после выполнения всех проверочных действий, после чего отправил нас к следователю Стоякину.

Последний, как оказалось, никуда и не уезжал, а ждал нас в собственном кабинете, намереваясь получить от моего доверителя образцы голоса для сравнительного исследования. Я объяснил следователю, что получение образцов будет незаконным, поскольку производство этого следственного действия возможно только по возбужденному уголовному делу. От дачи каких-либо дополнительных объяснений мой доверитель отказался, воспользовавшись правом, предусмотренным ст. 51 Конституции РФ.

После визита к следователю в коридоре к нам с Курмангали снова подошел теперь уже другой мужчина казахской национальности и заверил, что в ближайшее время проверка по заявлению будет прекращена. Честно говоря, эти эпизоды с внезапным появлением загадочных лиц казахской национальности меня немало удивили и напомнили одну из сцен популярного в 80-е годы криминального телесериала «Спрут» про сицилийскую мафию.

Считаю, что Курмангали подвергается преследованию со стороны правоохранительных органов по надуманным основаниям. Это типично заказное дело – яркое тому подтверждение!»

И. о. начальника следственного отдела Денис Макаров МВД России по Марксовскому району сообщил «Газете недели в Саратове», что уголовное дело не возбуждено, материал находится в доследственной проверке.

В пятницу прошедшей недели в Саратов прибыл московский адвокат Аркадий Колесников, объяснивший, что собирается защищать Курмангали по поручению партии «Правое дело». Колесникова, помимо защиты, интересовало, в надежном ли месте Мухамбетов хранит оригинал записи. Мухамбетов отказался от защиты, сославшись на то, что у него уже есть адвокат. В понедельник, как рассказал Курмангали по телефону, представители казахской диаспоры признались, что им нужна аудиозапись и имя человека, который стоит за Курмангали. «Я никак не могу переварить эту информацию. Никого не интересует честность выборов. Сказал им, что все вопросы пусть решают через суд. Давление на меня хотят оказать – да еще от лица казахской нации! Мой народ не такой!»

«Газета недели в Саратове» будет внимательно следить за развитием событий.

*** ***

Политзэк Битюцкий

Оппозиционер был осужден по справке, так как полиция потеряла его паспорт.

«Битюцкий Алексей Петрович, статья 19.3, до 12 июня, 19:26», – говорит мне лидер саратовского движения «Солидарность» вместо «здравствуй», когда мы встречаемся с ним в кафе на следующий день после его выхода на свободу. И объясняет: «Когда открывается камера очередным офицером или сержантом из тюремной охраны или охранного изолятора, лицо, содержащееся под следствием или осужденное, должно исполнять правила внутреннего распорядка и обязано при открытии камеры сказать то, что я тебе сказал. Последняя фраза «до 12 июня, 19:26» означает срок моего освобождения».

Вечером 12 июня Алексей Битюцкий, который за несколько дней до запланированного «Марша миллионов» решил пробираться в Москву «огородами» (перекладными электричками), позвонил мне из Аткарска и сказал, что до Москвы так и не доехал. Его сняли в Аткарске с электрички, заподозрив, что он везет в пакете взрывное устройство. Бомбы не нашли. Но там же, в Аткарске, осудили, приговорив к административному аресту на пять суток за сопротивление сотрудникам полиции. Где-то между отделениями полиции затерялся и его паспорт. Судили Алексея по справке формы № 1.

Официантка в кафе предлагает сделать заказ. Битюцкий смеется, что политзэков должны обслуживать бесплатно. И рассказывает, что таксист, который вёз его ночью из Аткарска в Саратов, узнав, за что Алексей отсидел пять суток, не взял с него денег. «А вообще, – бросает смеяться, – когда попадаешь туда, ощущение, будто попал на Луну. Нет не только уверенности, что выйдешь. Есть вообще уверенность, что никто не узнает о том, что ты здесь». Действительно, ни его родственники, ни единомышленники не знали, что Битюцкий находится в аткарском изоляторе временного содержания. Сделать звонок в Саратов ему не дали.

Алексей по опыту знает, что правоохранительные органы предпринимают все меры, чтобы не допустить участия гражданских активистов из регионов в больших протестных мероприятиях, проходящих в Москве. 5 мая, накануне первого «Марша миллионов», Битюцкий с товарищем из партии «Яблоко» Михаилом Наместниковым уже предпринимали попытку добраться до столицы. Были задержаны по подозрению в том, что в машине, в которой они собирались доехать до Москвы, могло находиться оружие или иные подозрительные предметы. В результате, как рассказывал тогда Битюцкий, сотрудники 7-го отдела полиции подозрительных предметов не нашли, но прокололи колесо автомобиля. В Москву товарищи тогда так и не попали.

Предпринимая попытку номер два, Алексей Битюцкий разместил в соцсетях сообщение, что не собирается участвовать в протестных акциях, а уезжает на неделю из города ловить рыбу и собирать грибы. 7 июня сел в электропоезд «Саратов – Ртищево – Балаково». Никакой протестной символики при нем не было. «Даже значки не взял, – рассказал он позже на пресс-конференции, прошедшей в офисе партии «Яблоко». – Я просто был туристом местного значения».

Вечером, в 19:26, на станции Аткарск к «туристу» подошли сотрудники правоохранительных органов. «Некоторые в форме, некоторые в штатском, – вспоминает Алексей. – Человек 7–8. Не представились. Сказали, что у меня могут находиться предметы, запрещенные в гражданском обороте. Потребовали документы». Последний раз свой паспорт Битюцкий видел в руках старшего лейтенанта Жабина. Именно он, когда Алексей попросил вернуть документ, сказал: «Паспорт останется со мной». Правда, не говорил, что навсегда.

В дежурной части линейного отделения полиции, куда Алексей был доставлен, в ходе личного досмотра выяснилось, что никаких запрещенных предметов при нем нет. Потому поводом для дальнейшего задержания, а также рассмотрения дела в суде стало неповиновение законным требованиям сотрудников полиции. «Вы вот оказывали сопротивление, так?» – спрашивал дежурный Битюцкого. «Можете написать что угодно, но этого не было, и я ваш протокол не подпишу», – отвечал тот. Дежурный, по словам Битюцкого, отправлялся в соседнюю комнату советоваться с людьми в штатском, сетовал, что задержанный отказывается подписывать протокол. Те велели не обращать внимания и писать, что Битюцкий во время задержания кричал, ругался, хватался руками за лавку, а не хочет подписывать протокол – так это не имеет значения.

Дальше Битюцкого переместили в городской отдел полиции. Принимали его там уже без паспорта. Провели дактилоскопирование. «Теперь на меня можно вешать любое нераскрытое преступление», – пошутил оппозиционер. «Таких у нас половина Аткарска», – не остался в долгу дежуривший в отделе старший лейтенант Олег. Он тоже, как и многие в этой истории, не представился. Битюцкий просил сделать звонок в Саратов. Олег сказал, что дозвонился по указанному телефону и передал информацию о задержании. «И я всё мечтал, что из Саратова приедут мои знакомые, единомышленники, журналисты и встанут под окнами отдела, – делился на пресс-конференции мечтами Битюцкий. – Мечты не сбылись. Я понял, что пропавший самолет исчез с радара навсегда. И никто никогда не узнает, в каких пересылаемых местах, в каком «Владимирском централе» я сейчас нахожусь…»

Судили оппозиционера в судебном участке № 1 Аткарска. Без паспорта. По справке формы № 1, предоставленной управлением внутренних дел Заводского района Саратова. Постановление по делу об административном правонарушении похоже на шпионский боевик. Свидетели из числа сотрудников полиции, как записано в решении, рассказали, что в дежурную часть линейного отдела полиции на станции Аткарск поступило сообщение о возможном нахождении в электропоезде «Саратов – Балашов» взрывного устройства. Везет его, скорее всего, человек, одетый в светлую рубашку и брюки. В руках у человека пакет с надписью «Справедливая Россия», из пакета «виднеются провода и слышны звуки часового механизма». Наверное, вот так обычно и передвигаются террористы по российским регионам, не скрывая ни намерений своих, ни проводов, «тикают» во всю мочь и умирают со словами на устах: «Справедливая Россия!»

Вину в совершении правонарушения Битюцкий в суде не признал. Рассказал, что ехал в электричке с туристической целью, сразу предоставил сотрудникам полиции паспорт и добровольно проследовал в дежурную часть. А также предположил, что составление протокола на него могло быть инициировано кем-то из руководства полиции в связи с его политической деятельностью и участием в протестных мероприятиях.

Суд, как сказано в постановлении, объяснения Битюцкого расценил критически, решив, что они являются избранным способом защиты. И вообще, решил суд, эти объяснения противоречат исследованным в судебном заседании доказательствам и рапортам сотрудников полиции. Это, вероятно, о том, что они, сотрудники полиции, видели провода в пакете Битюцкого и слышали, как что-то тикает. Возможно, в голове у него же.

В результате мировой судья Тагамлицкий признал Алексея Битюцкого виновным в совершении административного нарушения, предусмотренного частью 1 статьи 19.3 (неповиновение законному требованию сотрудника полиции в связи с исполнением им обязанности по охране общественного порядка и обеспечению общественной безопасности). Принимая во внимание личность виновного и не найдя никаких смягчающих или отягощающих обстоятельств, суд назначил наказание в виде административного ареста на срок пять суток.

Судья отказался рассматривать дело оппозиционера

Информация о бомбе, в результате которой были задержаны активисты, поступила позже, чем прошло задержание.

11 июня, накануне «Марша миллионов» в Москве, на саратовском автовокзале были задержаны Юрий Слудников, Елена Пашкова, Александр Макаев. Как рассказала Елена Пашкова на пресс-конференции в офисе партии «Яблоко», об их поездке не знал никто. Они договаривались ехать в Москву лично, не доверяя телефонам и Интернету. И даже билеты на автобус покупали до Пензы.

Около семи утра сотрудники полиции, не представившись, попросили их предъявить документы и пройти в отдел полиции автовокзала. Когда оппозиционеры попросили объяснить, на каком основании, сотрудники полиции занесли Макаева и Слудникова в отделение за руки и за ноги. Позже появилась версия, что у Макаева в рюкзаке находится взрывное устройство. Всех троих доставили в отдел полиции Кировского района. В девять утра освободили, через десять минут снова задержали Александра Макаева и впоследствии предъявили обвинение в неповиновении законным требованиям сотрудникам полиции. В тот же день Макаев был доставлен в суд. Рассмотрение дела в отношении него было перенесено на 18 июня.

Защитник Александра Макаева Михаил Шаповалов так прокомментировал события того дня:

«В случае с задержанием Макаева имеет место полицейский произвол. Да и говорить о том, что это было административное задержание, не совсем корректно, поскольку соответствующий протокол составлен не был. Не был составлен и протокол досмотра личных вещей. По данным полиции, неизвестный позвонил по телефону «02» и сообщил, что на автовокзале находится человек, в сумке которого имеется взрывное устройство.

То, что полицейские не представились, не предъявили служебных удостоверений, не разъяснили причины и основания применения мер, ограничивающих права и свободы человека, а позже в течение часа не пускали в здание отделения полиции защитника и адвоката, меркнет на фоне материалов дела об административном правонарушении (Макаеву А. А. вменяют в вину неповиновение законным распоряжениям и требованиям сотрудникам полиции – ст. 19.3 КоАП РФ).

Ни один документ дела нельзя рассматривать в качестве допустимого доказательства, так как получены они с грубым нарушением закона. Полицейские так торопились, что допустили целый ряд непростительных ошибок. Так, опросив Макаева в порядке ст. 144 УПК РФ, сотрудники полиции отпустили его, а через 10 минут вновь задержали якобы для установления личности! При этом протокол задержания вновь составлен не был.

Судебное заседание было отложено до 18 июня, поскольку защитой был заявлен ряд ходатайств. В частности, мы вызвали целый ряд свидетелей, затребовали результаты рассмотрения сообщения о преступлении (заложенной бомбе), которое стало основанием для задержания Макаева 11 июня 2012 года, то есть постановление о возбуждении уголовного дела или об отказе в возбуждении уголовного дела по данному основанию в порядке ст. 144 УПК РФ.

В случае если же сведения о заложенной бомбе не подтвердятся и в возбуждении уголовного дела будет отказано, просили суд истребовать в ОП № 3 УМВД РФ по г. Саратову материалы проверки по факту заведомо ложного сообщения об акте терроризма (ст. 207 УК РФ). Данные ходатайства суд удовлетворил. Более того, сообщение о заложенной бомбе в силу ст. 205 УК РФ необходимо квалифицировать как террористический акт.

В соответствии с подпунктом «а» п. 1 ч. 2 ст. 151 УПК РФ предварительное следствие по преступлениям, ответственность за которые предусмотрена ст. 205 УК РФ, производится следователями Следственного комитета РФ. Можно сделать вывод, что никаких законных оснований у следователя ОП № 3 УМВД России по г. Саратову Григорьева Ю. А. для проведения осмотра места происшествия не имелось. Данная категория уголовных дел не отнесена УПК РФ к подследственности полиции.

Нарушения, допущенные сотрудниками ОП № 3 УМВД РФ по г. Саратову, граничащие с откровенной глупостью, можно было бы перечислять до бесконечности, однако рамки данного комментария этого сделать не позволяют. Думаю, это дело, после его рассмотрения в суде, заслуживает полноценной статьи!»

Вчера мировой судья судебного участка № 3 Кировского района Олег Вифлянцев рассмотрел дело в отношении Александра Макаева об административном правонарушении по статье «Неповиновение законному распоряжению сотрудника полиции» (19.3 КоАП). Поддержать своего товарища пришли более десятка гражданских активистов и представителей демократических партий. В зале, явно не рассчитанном на такое внимание, стоять приходилось не только во время оглашения судейских определений.

С самого начала заседания судья отметил, что дела об административных правонарушениях рассматриваются по месту их совершения. Таким образом, дело оппозиционера, задержанного на территории саратовского автовокзала по принципу подведомственности, должно рассматриваться в судебном участке № 1 Кировского района. Однако защитник активиста Михаил Шаповалов попросил судью приобщить к материалам письменные объяснения Макаева, в которых указывались многочисленные нарушения при задержании и оформлении документов, и направить их в отдел полиции № 3 для надлежащего оформления. В частности, Александра, который предъявил свой паспорт еще на вокзале, повторно задержали для выяснения личности. Да и сообщение о «людях с бомбой» поступило на 12 минут позже, чем активистами, отъезжающими в Пензу, заинтересовались органы охраны правопорядка.

Судья Вифлянцев просьбам Макаева и его защитника не внял. И повторно пояснил, что не должен рассматривать это дело. Якобы оно попало к Вифлянцеву исключительно потому, что он был дежурным судьёй в праздничные дни. В заключительном слове судья сообщил, что дело подлежит рассмотрению мировым судьёй участка № 1. Как говорится, продолжение следует…