Потом пришел лесник

Оценить
Потом пришел лесник
У древа российской Конституции обрубают ветвь за ветвью, скоро от него останется голый столб, на котором уже ничего хорошего не вырастет

Томас Джефферсон, один из отцов-основателей Соединенных Штатов, сказал когда-то: «Дерево свободы надо поливать кровью патриотов и тиранов». О крови мы говорить не будем, а вот о дереве свободы поговорим. Было и у нас в России такое дерево. Называлось «Конституция Российской Федерации». Росло вместе со страной, зеленело. Но потом пришел лесник. С топором. И полетели ветви.

Даже выборочное чтение Конституции показывает, что её превратили в нечто напоминающее телеграфный столб.

Смотрим.

Статья 14:

«1. Российская Федерация – светское государство. Никакая религия не может устанавливаться в качестве государственной или обязательной.

2. Религиозные объединения отделены от государства и равны перед законом».

Тогда почему появляются обвинения, вроде предъявленных девушкам изPussy Riot, где некий подполковник юстиции пишет буквально следующее: «Кощунственным способом унизили вековые устои и основополагающие руководства Русской православной церкви». Дальше там вообще шариат какой-то: «…остались в крайне непристойной для подобного места одежде, непозволительно открывающей различные части тела (руки, плечи)».

Так за это теперь держат в тюрьме?

«В целом реализованной акцией в явной неуважительной и непочтительной форме, лишенной всяких основ нравственности и морали, противопоставили себя православному миру; демонстративно и показательно попытались обесценить веками оберегаемые и чтимые церковные традиции и догматы».

Это чей вердикт, суда инквизиции, Священного синода или Следственного комитета государства, где согласно Конституции «религиозные объединения отделены от государства»?

Я повторюсь: пришел лесник и с дерева нашей свободы срубил одну из ветвей. И не только её.

Статья 15:

«Конституция Российской Федерации имеет высшую юридическую силу, прямое действие и применяется на всей территории Российской Федерации. Законы и иные правовые акты, принимаемые в Российской Федерации, не должны противоречить Конституции Российской Федерации».

Теперь сопоставьте несколько строк статьи 31 Конституции «Граждане Российской Федерации имеют право собираться мирно, без оружия, проводить собрания, митинги и демонстрации, шествия и пикетирования» с содержимым многостраничного 54-го федерального закона «О собраниях, митингах, демонстрациях, шествиях и пикетированиях».

В преамбуле закона совершенно лицемерно – по моему оценочному суждению – написано: «Настоящий федеральный закон направлен на обеспечение реализации установленного Конституцией Российской Федерации права граждан Российской Федерации собираться мирно, без оружия, проводить собрания, митинги, демонстрации, шествия и пикетирования». На самом деле законом предусмотрены почти все меры, чтобы противодействовать этому конституционному праву россиян. Короче, опять пришел лесник – и топором! Когда же на месте отрубленной ветви стали появляться новые ростки – садоводы знают, так бывает, – прислали младшего лесника, Сидякин, кажется, его фамилия, и он все зачистил. Как вы понимаете, речь идет о драконовских штрафах и о еще большем урезании конституционных прав российских граждан.

(Александр Сидякин – депутат Госдумы от «Единой России». Вносил поправки в Административный кодекс, ужесточающие наказание для участников массовых мероприятий и организованного нахождения в общественных местах». – Прим. ред.)

Дальнейшее чтение основного закона страны может вызвать либо саркастический смех, либо горькие слезы. Это от темперамента зависит. И не потому что Конституция плоха, а жизнь уж очень интересная. Вот как пример статья 19, ее первая часть: «Все равны перед законом и судом». Или первая же часть статьи 22: «Каждый имеет право на свободу и личную неприкосновенность». Но кто может поверить в то, что эти статьи соблюдаются? Только дети малые. Или сравнимые с ними по интеллекту члены правящей партии. Но только в официальных выступлениях. Наедине сами с собой они, наверное, всё понимают. Сказать только не могут.

Идем дальше. Буквально через статью приходится повторять пушкинское «О, сколько нам открытий чудных…»

Статья 23 – 2:

«Каждый имеет право на тайну переписки, телефонных переговоров, почтовых, телеграфных и иных сообщений. Ограничение этого права допускается только на основании судебного решения». Тогда расскажите, что стало со сливным интернет-ресурсом Life News, куда силовики сплавляют всю информацию – от записи телефонных разговоров Бориса Немцова до фотосессии обыска у Ксении Собчак? Ресурс закрыли, а его шефа Габриэлянова привлекли к ответственности? Как бы не так, Габриэлянов продолжает раздавать интервью о том, как он любит Путина. Владимиру Владимировичу присмотреться бы к своим почитателям, а то не ровён час всплывет поговорка «Скажи мне, кто твой друг…»

Еще о тайне переговоров: если она существует (не смешите меня), то откуда сотрудники саратовского центра «Э» обладают полной информацией о действиях и передвижениях саратовских оппозиционеров?

Точно, и здесь побывал наш лесник с топором. Заодно срубил и следующую статью – 24-ю: «Сбор, хранение, использование и распространение информации о частной жизни лица без его согласия не допускаются».

Теперь тот человек, который представляет себе дерево свободы в виде гладко затесанного телеграфного столба, добрался и до 27 статьи Конституции: «Каждый, кто законно находится на территории Российской Федерации, имеет право свободно передвигаться, выбирать место пребывания и жительства».

Расскажите это тем саратовским гражданским активистам, которые собирались уехать в Москву для участия в «маршах миллионов». Они над вами посмеются. Сначала многих из них – студентов прежде всего – прессовали в их же вузах, альма, так сказать, матерях. И никому из этих помощников ректоров, заместителей деканов из числа отставных милиционеров не пришла в голову простая мысль: «Я НАРУШАЮ КОНСТИТУЦИЮ».

Не пришла она в голову ни аткарским полицейским, которые сняли с поезда Алексея Битюцкого, ни сотрудникам Кировского отдела, которые задержали на автовокзале Александра Макаева. А может, какая-то мыслишка, что они все-таки нарушают закон, и мелькнула. Потому в срочном порядке придумали «отмазку». Затертую, скучную не раз употреблявшуюся. «Неповиновения законным требованиям полиции». Страна у нас такая, что все требования полиции законны. А любой поступок гражданина – незаконен. Еще при полиции имеются послушные им мировые судьи, которые готовы любой противозаконный шаг полиции прикрыть столь же незаконным решением. В общем, прав журналист Иван Колпаков, который написал недавно: «Нахождение гражданина Российской Федерации на территории Российской Федерации является преступлением и карается на усмотрение судьи».

Изучение Конституции подсказывает нам, что есть несколько вариантов, как совместить основной закон с реалиями современной России. Можно просто не замечать существования Конституции, что в принципе сейчас и делается. Как иллюстрация – те же статьи о свободе слова и информации и современное российское телевидение. С его стоп-листами и постоянным передергиванием фактов.

Можно на каждую «неудобную» статью придумать закончик. В Конституции написано: «Каждому гарантируется свобода мысли и слова» (статья 29). Дабы формулировку этой статьи привести в соответствие реалиям нынешней России, можно принять знаменитый закон 282 – «Экстремизм».

Можно же совершенно в духе Козьмы Пруткова дописать или уточнить некоторые статьи. Ту же29-ю. «Каждому гарантируется свобода мысли и слова» дополнить следующим образом: «Если это восторженные слова и мысли о величии начальства». Или из этой же статьи: «Гарантируется свобода массовой информации. Цензура запрещается». Добавление такое: «За исключением федеральных и региональных телеканалов». Статью 58 можно изложить в следующей редакции: «Каждый обязан охранять природу и окружающую среду. За исключением озера Байкал, Химкинского леса». И список по мере надобности пополнять. И всё – привет Чириковой! А можно изложить глобально: «Каждый обязан сохранять природу и окружающую среду, но только в тех случаях, когда это не противоречит интересам крупных монополий».

Региональное начальство может испросить у центра разрешение вводить свои маленькие правочки, печатать местные варианты. Типа Конституция РФ для Саратовской области. И там тоже можно внедрять новации. Например, статью 30: «Каждый имеет право на объединение, включая право создавать профессиональные союзы для защиты своих интересов». И тут же вписываем: «За исключением сети магазинов «Магнит» в Саратовской области».

Правда, было бы неверно говорить, что манипуляции с нашим «деревом свободы» сводятся только к работе топором и секатором. Иногда на живое еще дерево пытаются привить пластмассовые веточки. Вроде изменений от 2009 года. Когда без всяких там референдумов и прочих излишеств власть имущие сами себе продлили сроки пребывания у корму.… Нет, у кормила – так будет изящнее.

***

В бытность свою губернатором Саратовской области Дмитрий Федорович Аяцков, отвечая на вопросы чиновников, что делать, отвечал им: «Учите Конституцию. Там всё сказано». И даже грозил организовать экзамен на знание основного закона.

Не знаю, требует ли сейчас ректор Аяцков от своих студентов досконального знания Конституции. Может, и нет, не требует. Потому как изучение документа неизбежно приведет к мысли, что это свод законов какой-то другой страны, не той, в которой мы сейчас живем.