Аркадий Генсон: Через футбол много добра можно сказать людям

Оценить
Аркадий Генсон: Через футбол много добра можно сказать людям
Профессионально играть в футбол он начинал в 55-м году в куйбышевских «Крыльях Советов», затем саратовском «Локомотиве». Потом тренировал разные детские и юношеские команды, судил и инспектировал матчи разного ранга. Много работал в областной федерац

Профессионально играть в футбол он начинал в 55-м году в куйбышевских «Крыльях Советов», затем саратовском «Локомотиве». Потом тренировал разные детские и юношеские команды, судил и инспектировал матчи разного ранга. Много работал в областной федерации футбола и межрегиональном футбольном союзе «Приволжье». Сам Аркадий Семенович Генсон всем титулам предпочитает один: ветеран саратовского футбола.

Мы беседовали с ним в пятницу, до «греческой трагедии». В воскресенье в телефонном разговоре он кратко отозвался о фиаско российской сборной: «Как обычно, звёздная болезнь. Одну игру выиграли, все начали кричать, что они – фавориты… Ну и так далее. А тренер – что за замены он делал, о чем думал, когда выпускал вперед этих двух «столбов»? Это отдельная тема – как они играли. Не хочется ничего говорить…»

А в пятницу Аркадий Семенович начал интервью, даже не дожидаясь моих вопросов:

– Нынешний год для саратовского футбола трижды юбилейный. Во-первых, пятьдесят лет футбольной команде «Сокол». Раньше она называлась то «Локомотив», то «Труд»… А 16 сентября 1962 года команду передали на баланс завода СЭПО и спортивного клуба «Сокол». С тех пор команда и носит это имя. Я-то уже не играл в это время, а Чернышков, Сердюков – у них в трудовых книжках записано: принят на работу такого-то числа.

Вторая дата еще похлеще: сто лет саратовскому футболу. В двенадцатом году впервые в Саратове начали официально играть в футбол. Играли, конечно, и раньше, но в 12-м году впервые – и это официально зафиксировано – сыграли по английским правилам.

И третья дата (вы это должны помнить, уже, наверно, болели тогда): в 67-м году «Сокол» играл в полуфинале кубка Советского Союза.

– На полуфинале в Москве я не был, а на двух матчах со «Спартаком» здесь, на «Локомотиве», конечно, был.

– Тогда в Москве у стадиона «Динамо» наши болельщики собирались с транспарантами «Если «Сокол» – не команда, значит Волга – не река». Такого успеха больше не было никогда, хотя полуфинал и проиграли московскому «Динамо» – в воротах стоял Лев Иванович Яшин.

Так вот, я начал напоминать нашим спортивным руководителям об этих датах, дескать, надо достойно отпраздновать. Отвечают: «Да, да, записали». Каждый «за», но подвижек никаких нет.

Третьего мая я был в Самаре. Как там отмечали 70-летие самарского футбола! И аллея футбольной команды «Крылья Советов», и парад ветеранов перед игрой «Крыльев» с «Томью»… Вообще самарцы с таким умилением говорят о своей команде! После этого я загорелся организовать хоть что-то в этом духе. Конечно, Саратов – не Самара, и футбол у нас сейчас падает, но чтобы хоть немножко взбодрить.

– У «Сокола» после неудачного сезона опять сменили тренера.

– Смена тренеров, на мой взгляд, делается, чтобы того, кто выше отвечает за футбол, не трогали. Сменил тренера – меры приняты. А чиновники сидят, получают зарплату.

Лучшего результата, чем при Корешкове, не было – он свой, доморощенный (начинал у меня, когда я тренировал детскую команду «Динамо»). Корешков вывел команду в Премьер-лигу, при нем команда играла в полуфинале кубка России.

Сейчас назначили Чугайнова главным тренером, Терехина – старшим, то есть вторым. Чугайнов последнее время тренировал московское «Торпедо». Это хороший вариант. Говорят, губернатор Валерий Радаев обещает создать нормальные условия, чтобы команда вышла в первую лигу. Для этого нужны деньги. Наверно, Чугайнову пообещали стабильное финансирование, и он, как обычно, будет привозить игроков из Москвы и других городов… А саратовские воспитанники вряд ли будут попадать в команду. Но тренер по-своему прав: от него ждут результата. Нынешним составом он этого не сделает.

– В комментариях на чемпионате Европы говорили, что у сборной Германии на подходе много талантливой молодежи – потому что в стране бум детского и юношеского футбола. А что у нас?

– У нас этот участок работы был запущен. Сейчас Российский футбольный союз начал этим заниматься, проводят соревнования в разных возрастных категориях. Но ведь условий-то у нас нет никаких. В Саратове недавно на стадионе «Темп» появилось хорошее искусственное поле. На «Локомотиве» тоже недавно сдали хорошее поле. А до этого где пацаны играли? На асфальте!

– А сколько в Саратове приличных полей? Два?

– Три. На «Салюте» тоже приличное поле – на 5-й Дачной.

– В Канаде я видел в небольшом городке с сорока тысячами жителей, наверно, десяток отличных футбольных полей – и искусственных, и травяных. И ведь не самая футбольная страна.

– У нас юношеский футбол только-только начинает возрождаться. Должно пройти время, чтобы это поколение выросло. А пока из молодых на уровне сборной кого можно назвать? Если только Дзагоева. Но его уже избаловали. Он уже – «звезда». Он уже и судьям огрызается, и тренеру ЦСКА. У нас тренеры сейчас учат только футболу, а воспитанием не занимаются.

– В российских командах всё чаще тон задают легионеры, а наши уезжают за рубеж… Чего в этом больше – пользы или вреда?

– Мое мнение: больше вреда. Мы, конечно, видим, как они прекрасно играют, и наши вроде бы учатся у них, но сами вынуждены уходить во второразрядные команды. Наши пацаны должны играть! Раньше принцип был такой: три-четыре звезды, и вокруг них формируется команда. Но не вся же команда из звезд! Возьмите пример: «Анжи», Махачкала. Тренер – Гус Хиддинк, Роберто Карлос стал генеральным директором. Приглашают именитых футболистов, они получают, конечно, бешеные деньги. Живут в Подмосковье, сборы проводят там же, в Махачкале практически не бывают. Дагестанскому футболу от этого мало пользы.

И разве нет у нас своих тренеров? Тренеров тоже надо воспитывать, не только игроков. А у нас есть узкий круг, 3–4 человека, остальные иностранцы. Вот только Слуцкий в последнее время вырвался вперед… Нужно разумное сочетание своих и приглашенных тренеров и игроков. А, кстати, из наших за границей никто не заиграл.

– Да, от Евро до Евро практически все вернулись. Четыре года назад блеснули, получили приглашения, и что в результате?

– Ведь мы сейчас смотрим мировой футбол, можем сравнивать. Все мы любим нашу команду, но как играют испанцы, немцы – это несравнимо. У них это спектакль, а наши – всё с надрывом, с надломом.

И я не верю иностранным тренерам. Хиддинк, Адвокат – у них у всех много, по-русски говоря, «понта». При разумном воспитании наших тренеров они давали бы результат не хуже. Надо дать им время…

– Футбол сейчас – не столько спорт, сколько бизнес. А наши бизнесмены не любят вкладывать деньги в долгосрочные проекты. Им дай прибыль побольше и поскорее.

– Да и не только в бизнесе дело… Всегда говорили: спорт вне политики! А посмотрите, что сейчас происходит. Такие драки, скандалы, возмущения! Раньше в футболе этого и близко не было.

– Еще в 80-е годы, когда болельщицкое движение в нашей стране только зарождалось, этим заинтересовались журналисты. Если не ошибаюсь, первым был Юрий Щекочихин, он тогда работал в «Комсомолке». Так он рассказывал, что у этих ребят принцип такой: «мы хотим фа-на-теть!» И всё.

– Мне сам термин «фанаты» не нравится – ничего лучше не могли придумать? И есть ведь люди, которые внедряются в эти движения, «подогревают» их, провоцируют. Кому-то это очень выгодно. Вы же видите, что творилось в Варшаве.

– Как вы считаете, действительно наши болельщики настолько «отличились», что Европа ничего подобного не видала и потому пришла в ужас?

– Думаю, что это подогревается самими поляками, их средствами массовой информации. Ведь поляки набросились на марш наших болельщиков, когда те шли мирно, никого не задевая. Догнали и начали избивать.

– Но, может быть, не стоило нашим устраивать такой демонстративный – в День России – марш по Варшаве? Это же был определенный вызов.

– Может быть, и не стоило, я согласен. Это, наверно, еще подогрело поляков. Но видно было, с какой яростью поляки дрались – это не за футбол была драка. Вы же видели, как дружески относятся друг к другу футболисты на поле. За этими драками стоят какие-то политические силы. А списать все можно на футбольных фанатов. В другом государстве, наверно, ничего такого не было бы.

– Нередко приходится слышать мнение, что футбол становится опасным, провоцирует агрессивность именно у зрителей. Игроки свою воинственность «сжигают» на поле, а болельщики, «заведенные» игрой, срываются друг на друга.

– Надо на государственном уровне заниматься воспитанием этих людей. Я раз в Москве оказался на спартаковской трибуне. Они орут, а я сижу молча и вижу, на меня поглядывают подозрительно – чужой! Очень не по себе стало.

Жалко футбол, очень жалко. Это великая народная игра, но то, что с ним сейчас делают, оскорбляет футбол. И не футбол в этом виноват. Кому-то это очень выгодно, на этом делают большие деньги.

Сами футболисты очень редко бывают агрессивны. Ну, вот, помните, когда Веллитон сбивал Акинфеева, это он делал явно нарочно, сознательно. А был в «Спартаке» великий футболист Игорь Нетто, так он, выходя один на один и видя, что вратарь бросается ему в ноги, не шел на столкновение, хотя мог забить. Для него важнее было не нанести травму вратарю. Вот такие раньше были игроки. И теперь есть.

– А может быть, и не нужны команды мастеров, если вокруг футбола возникают такие уродливые «новообразования»? Тем более что содержать команду – дорогое удовольствие. Не лучше ли тратить деньги на детский футбол?

– Я по образованию филолог, помню такую фразу, принадлежащую классику Николаю Гоголю: театр – это такая трибуна, с которой можно много добра сказать людям. Вот и через футбол, если по-доброму к нему относиться, много добра можно сказать людям.

Должна быть «фишка» там, наверху. Ну, играют детишки, а дальше что? Они должны куда-то стремиться. Нужно иметь добротную хорошую команду, пусть это будет первая, пусть вторая лига. Пусть это будут нормальные ребята, без больших денег. Мне, честно сказать, стыдно, что люди получают такие бешеные зарплаты, те же наши сборники… Я нигде не слышал, чтобы хоть один футболист создал какой-то благотворительный фонд, как Чулпан Хаматова или Евгений Миронов. Почему это так?

Хотя и их можно понять: век футбольный короток, и они стараются за это короткое время выжать всё что можно.

– Вы говорите: добротная команда. А многим ли команда «Сокол», интересна, много ли зрителей ходят на неё?

– Ходят на команду, которая борется, играет, бьётся. При Михаиле Дмитриеве, когда команда боролась за третье место, ходили. Ходят и на игроков. Когда у нас играл, скажем, Терехин, ходили на него.

Многое зависит от первого лица. В свое время Дмитрий Федорович Аяцков много сделал для клуба, в 2001 году «Сокол» занял восьмое место в Премьер-лиге. А потом клуб оказался брошенным. И сейчас туманно будущее нашего футбола.

– Вы ездите по регионам, как обстоят дела в других краях – не там, где команды в высшей лиге, а там, где поскромнее?

– Всё зависит от первого лица. У нас Ипатов, по-моему, вообще не знал, где стадион находится, ни на одной игре не был. Везде команды финансируются в первую очередь из бюджета, но этого не хватает. Дмитрий Федорович, я помню, сумел объединить бизнесменов, чтобы они поддерживали команду.

– А в каком состоянии юношеский футбол в Саратове?

– В хорошем. У нас сложилась плеяда хороших тренеров. Михаил Дмитриев, Анатолий Кузьмич Суровцев, там много лет работает Владимир Павлович Потапов.

Наши ребята 96–98-го годов рождения не раз побеждали в первенстве Приволжской зоны, успешно выступали на уровне России. В детской спортивной школе занимаются более 400 человек, ребята же с удовольствием идут туда – там хорошие мячи, футболки с надписью «Сокол»…

– Но всё же игроков всероссийской, всесоюзной известности из Саратова вышло не так много.

– Давайте вспоминать. На ком ваши познания заканчиваются?

– Лев Кудасов, Виктор Папаев, Михаил Семенов, в последнее время – Терехин, Федьков...

– Кстати, Олег Янковский с Кудасовым тренировались у одного тренера, Владимира Артамонова. И чаще в детской команде на воротах стоял Янковский, чем Кудасов. Но начнем с того, что одним из первых, кто уходил в столичные клубы, был вратарь Анатолий Печерский – в «Локомотив». Потом, после полуфинала Кубка СССР почти три четверти команды получали предложения. Папаев – в «Спартак», Семенов – в «Динамо». За Валентином Ольшанским сюда Валентин Иванов приезжал из «Торпедо».

Очень больно видеть, как известные в прошлом игроки становятся невостребованными, ненужными у себя на родине. Вот свежий пример: взяли в «Сокол» старшим тренером Олега Терехина, но при этом увольняют легенду саратовского футбола Анатолия Асламова, который 42 года в команде – сначала игроком, потом тренером. У нас в Саратове нет какой-то эстафеты, преемственности, что ли. Ну, пригласите вы их консультантами, например, детскими тренерами. Они же много пользы могут принести. Но у нас почему-то этого не хотят понять…