Куклы не умрут, но осадочек останется

Оценить
Куклы не умрут, но осадочек останется
Ольга Пеганова связывает экстренную отмену своей выставки с неугодными властям авторскими карикатурами-иллюстрациями к газетным статьям

Несмотря на свою тягу к миллионной численности населения городок у нас не самый большой. Выставочных мест не так много, и о появлении новых экспозиций в ведущих музеях и галереях жители узнают за месяц, а то и за два. По городу расклеивают афиши, а сами выставки появляются в месячном плане министерства культуры. Так было и с выставкой известной саратовской художницы Ольги Пегановой «Эффект присутствия. Живопись – графика – куклы», которая должна была работать в июне в одном из залов музея Федина. Но неожиданно за день до открытия уже смонтированную выставку велели разобрать.

Этот инцидент сразу вызвал разговоры о том, что Пеганову и её кукол «выгнали» из музея не просто так, а за политические проступки. Якобы художница не только несколько лет неприглядно изображает в своих иллюстрациях к статьям в «Газете «Наша версия» весь политический истеблишмент региона, но и не совсем корректно высказалась о молодом партийце, заместителе председателя областного правительства Денисе Фадееве в своём недавнем интервью в этом же издании (по некоторым версиям, его недовольство карикатурами Пегановой и привело к закрытию выставки). В интервью Ольга Николаевна сказала буквально следующее: «Они все (герои карикатур. – Прим. авт.) на самом деле не безликие. Можно что-то найти. Вот что касается молодых – Фадеева, Нестерова – здесь задача посложнее. Если с Фадеева снять очки, что от него останется?» Интервьюеры уточнили: «То есть ни харизмы, ни индивидуальности?» «Пока нет. Но еще не вечер», – отметила Пеганова.

Мы встретились с художницей как раз 6 июня, когда должна была открыться выставка. В афише июня на сайте музея «Эффект присутствия» в этот момент еще значился, а вот сами куклы и картины Пегановой уже были сняты со стен и вынуты из витрин. Не написали об отмене выставки и многие СМИ, которые накануне дали анонс открытия. Даже пресс-служба министерства культуры, по чьему решению для кукол Пегановой не нашлось места в музее, разослала приглашения на выставку в СМИ.

– Моя выставка стояла в годовом плане музея. Передо мной была московская выставка из музея Толстого, которая работала до 31 мая. И собственно, когда мою выставку начали монтировать, экспонаты москвичей уже упаковали в коробки. О том, что эту выставку будут продлевать, и речи не было, – рассказывает художница. – Четвертого вечером мы встречались с директором: картины уже висели, куклы стояли в витринах, мы наклеили недостающие этикетки, и всё было практически готово. Мы с ней разговаривали о каких-то рабочих моментах, и беды ничто не предвещало. На следующий день с утра мне сказали, что выставка отменяется, так как московскую выставку решили продлить, и попросили забрать кукол и картины. Я зашла к директору, и она мне объявила, что министерство культуры области совместно с руководством музея приняло решение продлить выставку «Война и мир» в иллюстрациях российских художников, потому что Год России и юбилей Бородинского сражения. Выставка московская, месяца для неё мало, и пользуется она небывалым успехом. А мне она сказала, что если появится какое-нибудь окно, то мы вас поставим. Я, получается, своё время пропустила, и теперь «Гуд-бай, Америка!». А ведь я в этом музее выставляюсь больше десяти лет. Куклы не умрут, конечно, но неприятно.

Директор музея Федина, позиционируемого как Дом русской литературы XX века, Валентина Жукова в своём комментарии нашему изданию повторила свои слова, сказанные художнице. Правда, наслышанная о закрытости Валентины Семеновны для СМИ, корреспондент «Газеты недели» сначала набрала номер телефона заместителя директора по развитию музея Елене Мазановой, чаще всего общающейся с прессой. Но на том конце трубки мне ответили, что по этому вопросу сможет помочь только директор.

Жукова встретила мой звонок с удивительным энтузиазмом и рассказала, что заполучить выставку из музея Толстого на два месяца они хотели изначально, но у этой выставки был плотный график переездов, а тут один из городов сорвался, и «Война и мир» в иллюстрациях российских художников», к превеликому счастью сотрудников музея и саратовских школьников, осталась в стенах Дома русской литературы.

– Мы литературный музей, и если остается время и место для непрофильных выставок, с радостью приглашаем художников. Когда у нас что-то не получается, можем позвать и заранее. В выставке, которая приближена к литературе, тем более о романе «Война и мир» Льва Николаевича Толстого, мы, конечно, очень заинтересованы. Москва сначала не соглашалась оставить выставку в Саратове подольше и согласилась в самый последний момент, – пояснила мне директор. – Эта выставка очень популярна, вот уже сегодня (6 июня. – Прим. авт.) у нас было две группы школьников.

Конечно, объяснение вполне логичное, если не учитывать скоротечности всего происходящего. На выставки по классике, действительно, «выводят» много школьных групп. Но какие группы могут быть в июне, когда учебный год закончился, а «Войну и мир» вроде бы читают в 10-м классе?! Не представляю себе десятиклассников в каникулы, прогуливающихся по музею и обсуждающих, чья Наташа Ростова больше похожа на образ, появившийся в их воображении после прочтения романа. Если выставку саратовской художницы взяли «на замену», в случае если москвичи откажут, то почему не предупредили, а сняли старую и повесили новую?!

– Мне сотрудники музея сказали, что такого на их памяти еще не было, – говорит Ольга Пеганова. – При этом директор говорила: «Вы не подумайте, что это с чем-то связано». Но я же не маленькая девочка, я понимаю, где я работаю. И почему так произошло. Я не держу ни на кого зла. Я забрала кукол, и на этом мы с музеем расстались. На выставке была представлена моя новая графика и ранее не выставлявшаяся живопись, куклы были и старые, и новые, которые хотелось показать. Выставка получилась, правда, очень красивая. Я считаю, что так случилось именно из-за моей газетной деятельности. Никогда не знаешь, когда это выстрелит. Иначе почему? Когда ты вечером уходишь и всё в порядке, тебе все улыбаются, а утром говорят «Go home» – и всё. Ладно, проявили неуважение ко мне, но сотрудникам-то это за что? Они же все московские экспонаты сняли, упаковали, мои расставили и повесили. А теперь всё по новой.

Получается, что художница, которая, по её словам, «в политическом кругу не общается», стала «диссидентом» в наше время суверенной демократии.

– Когда мы с Леонидом Натановичем Фейтлихером начинали работать, нам было очень важно, чтобы люди на картинках были похожи. Они сами и читатели должны узнавать персонажа. Мне иногда кажется, что те, кого я рисую, даже не знают, как я выгляжу. И до меня их отклики не доходят, но я думаю, что всё равно это смотрят и читают, – замечает художница.

Интерес к работам художницы действительно есть. Председатель общественной палаты региона Александр Ландо рассказал, что видел не все карикатуры на себя, но то, что он видел, сильных отрицательных эмоций у него не вызывает.

– Это очень даже хорошо. Я к этим иллюстрациям отношусь нормально. Нарисовано прикольно. Она умеет ухватить момент. Есть, конечно, некоторые перехлесты, но это у всех творческих людей они бывают, – сказал Александр Соломонович.

Депутат Государственной думы от КПРФ Ольга Алимова признавалась, что собирает наиболее удачные карикатуры.

– Я не просто хорошо отношусь к её карикатурам, я восхищаюсь такими талантливыми людьми. Ведь это нужно уметь мгновенно ухватить черты характера и перенести их на бумагу так, что сразу понятно, кто этот человек и какой. Я, конечно, переживала, что я какая-то пожилая на картинках. Но что делать, морщинки – их никуда не деть. Я с пиететом отношусь к тем, кто рисует хорошие карикатуры. Мне нравится и то, что делает Дьяков. Пеганову я воочию не видела, но рисунки нравятся, потому что они очень точные, – объяснила Ольга Николаевна.

Обратились мы за комментарием и к художнику-карикатуристу Александру Дьякову, который в апреле беспрепятственно провёл выставку карикатур и дружеских шаржей в стенах классического университета.

– Я рисую политиков уже несколько лет. Рисовал и Ельцина, и Путина, и Медведева, и действующего губернатора, кстати, тоже. И никаких проблем не возникало. Но мои рисунки нельзя считать карикатурами, это скорее дружеские шаржи. А Пеганова работает в оппозиционной газете – это не секрет. Но в отмене выставки может быть как политический, так и обычный бытовой момент, – сообщил художник.

Иллюстрации Пегановой в «Газете «Наша версия» к дружеским шаржам никак не отнесёшь. В каждом номере на страницах появляются персонажи, поразительно похожие на губернатора Радаева, его заместителей, спикера областной думы Марину Алешину, партийных функционеров и депутатов разных уровней.

– Если карикатура соответствует действительности, то я отношусь к ней положительно. В этом нет ничего плохого, и обижаться не на что. А если картинки рисуются, чтобы унизить и опорочить человека, то я такое творчество не приемлю. Я слышал, что у Пегановой отменилась выставка, но не знаю причин. Если это сделано в рамках закона, то ничего страшного нет. А если как-то ущемляются конституционные права, но нужно разбираться, – прокомментировал нашему изданию ситуацию с выставкой депутат гордумы Александр Ванцов.

Несмотря на все несостыковки официальная версия очень грамотна. Все по-прежнему всех любят, независимо от противоположности мнений, возможно даже, в скором времени в жестком графике выставок в городском литературном музее найдётся «окно» для пегановских кукол. Только осадок, как водится, уже остался, и очень неприятный.