С налетом профессионализма

Оценить
С налетом профессионализма
– Привет, и как тебе дебют?

– Привет, и как тебе дебют?

– Ты о чем? Привет.

– Я о дебюте Радаева на телевидении в качестве примы.

– Не видела, знала только, что будет. Потому что от Гайдука пришел восторженный пресс-релиз о том, какой классный Валерий Васильевич.

– Мне тоже приходил, я по диагонали глянула, очень не люблю такой откровенный подхалимаж. Но дело не в этом. Я случайно эфир увидела.

– И как?

– Знаешь, Радаев меня приятно удивил. Я не о содержании эфира говорю, а о форме. Валерий Васильевич, как ни странно, говорил связно, ударения ставил правильно, даже склоняя слово «деньги». И вообще, выглядел очень достойно.

– А по содержанию что?

– Никаких неожиданностей. Всё гладко и спокойно. Прописано и продумано до мелочей. Один момент меня задел, когда Радаев начал вдруг говорить о главных врачах с непомерной зарплатой и кучей заместителей.

– И что, это плохо?

– Конечно. Потому что возникают задолженности. Но совсем недавно они в думе травили по этому вопросу Твердохлеб, и тогда зарплата главврача во внимание не принималась. Получается, в наличии двойные стандарты.

– Ну а как без этого?

– А еще он напрасно вспомнил про культуру. Его спросили про свободное время, он начал с охоты и рыбалки, что было органично, а потом вспомнил про Собиновский и начал было про развитие культуры. И поплыл. Мне показалось, что он пытается вспомнить слова «музей», «театр», но не получилось. Хотя немногим раньше, говоря о посещениях районов, он даже слово «логистика» почти к месту употреблял.

– Злая ты. А коллеги твои как?

– Лучше всех выглядела, я профессионализм имею в виду, девушка Эллина из РЕН ТВ. Вопросы задавала четко и быстро. Петров тоже более или менее, а вот Гайдука надо тренировать. Как минимум на количество слов, произносимых в минуту.

– Медленно говорит?

– И это тоже. Такое впечатление, что не заготовленный текст произносит, а формулирует. Ну и при этом всё время старался сказать комплимент Радаеву. И сидел безобразно. Короче, с парнем надо работать.

– Научится, какие его годы.

– Это да, но давай про слухи, а то мы в рецензирование ударились.

– Ребята сказывают, что Валерия Васильевича ограждают от всяческого общения с массами. Даже если кто-то хочет губернатора в коридоре отловить, то тут же возникают специально обученные люди и оттесняют назойливого клиента.

– Серьезно всё. А зачем?

– А кто его знает? Может, ему лишние контакты ни к чему? Говорят, он велел сократить все аналитические структуры в правительстве. Потому что, мол, и так ежедневно из Москвы звонят и говорят, что там происходит и что в свете происходящего надо делать.

– Странный человек, сам себя отсек от информации.

– Смешная ты. С информацией работать уметь надо. И дело это непростое, даже если тебе и выводы предоставляют. Еще, говорят, в минсоцразвитии народ от Калязиной плачет. Мало того что ничего не умеет, так еще и учиться не хочет.

– Тоже странно. Зато проект партии. А что с Моисеевым?

– Люди врут, что его хотят все-таки уволить после этого скандала с записанными переговорами. Но пытаются найти красивый путь, потому что сам Юрий Михайлович увольняться не собирается.

– Оно и правильно, только в кабинете обосновался, только во вкус вошел, а тут такая ерунда. Но это всё понятно. А кто скандал-то инициировал? Заказчик кто?

– Тут масса вариантов. Есть мнение, что заказчик – Доровской, там давние трения по бизнесу. Еще говорят, что «Профессор» какие-то грехи припомнил. Но в этом скандале важен конечный результат.

– А второй скандал?

– Ты Прокопенко имеешь в виду? Там может быть грустный финал. Слухи ходят, что и прокуратура, и город в этой игре пешки. А кто игроки, кто кого атаковал – непонятно. Но Алексей Львович может пострадать. Причем из-за бюрократических тонкостей и разгильдяйства отдельных городских депутатов, отвечающих за коммунально-строительное направление.

– Мне это не нравится.

– И уже даже называют преемника Прокопенко. Изначально значился Березовский, потом Янклович, а сейчас Буренин.

– И это не нравится.

– Твое право.